Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz

Новые деньги для старых схем?

Новые деньги для старых схем?

Изменения в стране идут, привлекают к ответственности крупные фигуры, на которых раньше боялись смотреть; оставшиеся на свободе крупные олигархи демонстрируют недюжинное мужество в расставании со своими деньгами.

Вообще с момента, как новый Казахстан начал пускать корни – мы увидели немало корпоративно смелых решений, которые, можно сказать, доказывают, что обратно систему откатить будет невозможно, даже с учетом витающих в воздухе слухов о «реставрации», «реванше» и других вещах.

Но есть как минимум три решения, исполнение которых вызывает вопросы сходством с привычными, почти традиционными схемами и наводят на мысль, что такие решения принимать невыгодно для страны или они должны быть проработаны и детализированы, чтобы не повторять старых ошибок.

  • 1.Ликвидация КазАгро и передача его в национальный управляющий холдинг Байтерек.
  • 2.Предложение о преобразовании Казахстан Темир Жолы в логистический холдинг.
  • 3.Чрезмерно быстрая ликвидация холдинга Зерде.

В 2021 году было принято решение ликвидировать холдинг КазАгро и передать его в Байтерек. Разговоры об этом шли долго, предложений было немало – от просто ликвидации холдинга и передачи субсидирования в ведение министерства и акиматов, вплоть до воссоздания Агробанка.

В итоге сельхозхолдинг передали в другой холдинг, управляющий — Байтерек.

При этом такой актив, как Продкорпорация был оставлен в ведении министерства сельского хозяйства. Отмечу, что КазАгро оказался неэффективным холдингом, наделал долгов и перед передачей – ЕНПФ держал облигаций холдинга на 624 млрд. тенге. Кстати, более 100 млрд. тенге КазАгро получил от ГФСС (государственного фонда социального страхования) – что вообще нонсенс, так как соцстрахование очень далеко от сельского хозяйства.

Тогда вице-министр МСХ Рустам Курманов сказал:

«Общая сумма средств сейчас, которая находится в холдинге КазАгро, — это около 744 млрд. тенге. В том числе ГФСС — 120 млрд.тенге. Остальное все — ЕНПФ (624 млрд. тенге). Это долгосрочные займы, среди них 10- и 15-летние. Все пошли на развитие агропромышленного сектора».

За годы своего существования КазАгро получил столько средств, что, если бы они все дошли до сельского хозяйства, до ирригации, улучшения земельных ресурсов – сейчас не пришлось бы запрашивать инвесторов из Саудовской Аравии.

Решение о передаче КазАгро Байтереку может и было неплохим, однако его реализация была скорее похожа на заметание следов. Уже сложно найти кому КазАгро выделял средства, кто принимал решения о выдаче особо крупных займов. Более того, даже финансовый отчет за последний год работы холдинга – большая тайна и в открытом доступе его не найти.

При этом корпоративно грамотным решением было бы провести аудит КазАгро за все годы работы, поднять списки заемщиков, вернуть персональные гарантии перед банками – которые необычно пропали в ходе реструктуризации займов и поработать с проблемными активами. Например, можно со всем основанием предположить, что часть банков так и не вернула средства холдинга.

В свете того, что сельское хозяйство выходит на первый план приоритетов, сможет ли Байтерек обеспечить бесперебойную работу бывшего КазАгро? Если и сам Байтерек немного занят проблемами своей эффективности.

Вторым рассматриваемым решением является предложение реорганизации Казахстан Темир Жолы (КТЖ) в логистический холдинг. Реализация его без дополнительной проработки – однозначно превратится в реабилитацию коррупционных схем, которые активно применялись на железной дороге.

Будучи монополистом, КТЖ абсолютно бесценна для перевозчиков очень больших и регулярных грузов. Кроме того, компания была владельцем сотен складов по всей республике, тысяч вагонов, железнодорожных тупиков, десятков крупных подрядчиков.

В процессе староказахстанизации – многие выгодные и прибыльные части компании покинули компанию и начали ее же обслуживать уже в качестве подрядчиков. Нередко эти услуги обходились по ценам выше рыночных, однако стать альтернативным поставщиком КТЖ было непросто – легче было зарегистрировать партию и пройти в парламент.

Десятки складов ушли по «публичным» тендерам, территории вокруг вокзалов, гигантские строения – все это уходило из компании не один десяток лет.

Сегодня ЕНПФ держит облигаций КТЖ на 244 млрд. тенге. Операционный убыток компании за 1 квартал 2022 года составил 59,5 млрд. тенге, обязательства – 2,3 трлн. тенге. Есть и хорошие новости – компания немного лучше, чем была пару лет назад.

Превращение такой компании в логистический холдинг потребует:

— выкупа складов, которые продали дешевле рыночной стоимости;

— отказа от аренды вагонов, часть из которых раньше принадлежала КТЖ и непонятна как оказалась в частных руках;

— консолидации всех активов так или иначе связанных с перевозкой и хранением грузов в одной компании (чтобы не нести еще более разрушительные потери).

Таким образом, мысль создать холдинг – прекрасна, однако может быть реализована после тщательного аудита последних 10 лет работы компании. Что уж там говорить, можно и 20 лет компании пролистнуть назад и понять кто заработал миллиарды долларов на компании и как это вернуть обратно – прошел ли срок исковой давности.

Без аудита КТЖ – мы опять инвестируем деньги Национального фонда (а других денег нет) – в сложный актив, реструктуризировать который нынешний менеджмент, боюсь, не в состоянии, так как слишком дружелюбен к авторам старых схем. Речь не идет о непрофессионализме нынешних управляющих – это опытные управленцы с большим опытом работы в железнодорожной сфере. Просто нужен очень свежий взгляд на ситуацию.

Третье решение – свежайшее: предложение ликвидировать цифровой холдинг Зерде. Зерде давно мозолил глаза Счетному комитету своими затратами, однако можно взять шире – вообще затраты на «цифровой» Казахстан стали такими высокими, что на эти деньги можно уже было построить реальный Казахстан. В 2019 году СМИ писали, что в 2018-2019 году расходы на цифровизацию составили около 55 млрд. тенге.

В июле 2022 года Счетный комитет отметил, что расходы на Smartcity (умный город) – составили около 30 млрд. тенге и проект не был выполнен срок, перенесен на 2023 год.

Тут надо понять, что ликвидация холдинга может пройти по тому же сценарию, что и КазАгро – больного похоронят без вскрытия, которое могло бы показать причину болезни и какой доктор ошибся.

Несмотря на то, что цифры в Зерде на порядок меньше, чем в КазАгро, все же цифровизация в Казахстане в целом обросла десятком подрядчиков и госкомпаний, чьи функции немного пересекаются. Процесс нарастания энтропии продолжается – так как в феврале Институт прикладной математики преобразовали в Центр поддержки цифрового правительства – вот уже и новый подрядчик и вероятнее всего с новыми бюджетами.

Буквально вчера, в конце 2021 года, правительство требовало написать eGov на платформе Сбера, потому что свои программисты написали лоскутное одеяло, где-то подшитое, где-то подклеенное и теперь надо делать прекрасную и унифицированную платформу.

Теперь будущее туманно и вчерашние проблемы кажутся не такими ужасными. Тем не менее, аудит не просто Зерде, а в целом всех расходов на цифровизацию просто необходим – и начинать надо задолго до Мусина, пусть и включая его инициативы. У нас под носом вырос «дотком» — бюджетный пузырь, у которого много авторов и ни одного ответственного.

Речь не идет о срочном аресте, допросах с лампой в лицо и ночными рейдами силовиков по квартирам вторых жен. Речь идет о простом, скучном, дотошном аудите, где мы все поймем – почему наша цифровизация такая аналоговая, почти ламповая. Наше настойчивое движение по граблям должно остановиться и надо убрать хотя бы те грабли, которые на нас оставили отметку.

Список таких спорных инициатив можно продолжить. Нужен аудит и других компаний, которые стоят в очереди на ликвидацию. Более того, я активно против арестов и заключений умных и перспективных госменеджеров. Никакой пользы государство не получит, если квалифицированные кадры мы будем сейчас сажать в камеры с уголовниками и рождать там удивительных гибридов.

Но мы должны знать – что именно пошло не так в управлении такими холдингами, кто на этом заработал деньги и кто сейчас мнется в тиши кабинета — жаждет вернуть деньги государству.

При этом я бы не стал кивать на Счетный комитет, потому что нередко у сотрудников комитета немного консервативный взгляд на ситуацию, а даже если они сообщают о нарушения – далеко не все они результируют в уголовные дела, а тем более – в возврат госсобственности и госсредств.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

10:00
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Здесь будет ваша реклама
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.