Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz
$458.69
501.30
6.52

Попытка номер два.Майнинг и криптовалютная деятельность в Казахстане требуют системного упорядочения

Попытка номер два.Майнинг и криптовалютная деятельность в Казахстане требуют системного упорядочения

На днях в ходе заседания правительства министр энергетики Болат Акчулаков заявил о необходимости увеличения тарифов на электроэнергию.

«Для обеспечения стабильности работы энергопредприятий и в целях обеспечения притока инвестиций, необходимо увеличить действующий тариф на рынке электрической мощности с текущих 590 тысяч тенге за 1 МВт в месяц до 885 тысяч тенге», – сообщил глава ведомства.

Случайно или нет, но это предложение совпало по времени с обсуждением в парламенте законопроекта о майнинговой деятельности (уже принятом в первом чтении Мажилисом), целью которого является «создание законодательной основы для сферы производства и обращения обеспеченных и необеспеченных цифровых активов».

Не удалось запретить – придется возглавить

О наличие подобного документа в плане законотворческой работы Мажилиса на этот год мы писали в материале «Прощай, биткоин?», вышедшем 14.01.2022 года.

Тогда, в свете довольно неоднозначного отношения ряда республиканских органов к самой проблеме майнинга и, как следствие, резкого сокращения компаний, специализирующихся в этой сфере, само прохождение данного законопроекта через парламент могло вызывать определенные сомнения:

«Согласно намеченным ранее законопроектным планам на этот год, в Казахстане могла начаться работа над проектом закона по цифровому майнингу, в котором предполагалось учесть интересы всех сторон. Но дойдут ли до него руки в сложившихся условиях, когда необходимо разработать и принять объемный пакет принципиальных и гораздо более актуальных реформ практически всех сфер жизнедеятельности государства – большой вопрос…»

Как видим – «руки дошли». И хотя отношение к майнингу в стране до сих пор несколько настороженное (в очередной раз толчком к негативным эмоциям послужили участившиеся этой зимой энергетические проблемы), но, похоже, о развитии майнинга и, что немаловажно, направлению его в упорядоченное и подконтрольное государству русло, уполномоченные органы задумались всерьез.

Конечно, не настолько, чтобы создавать целую нацкомпанию (как это в свое время предлагалось наиболее «продвинутыми» сторонниками криптовалют), но по крайней мере так, чтобы ощущать реальную пользу от этого вида деятельности для экономики страны.

А для этого явно необходим свод правил, позволяющих обезопасить энергосистему, а также максимально упорядочить деятельность майнинговых компаний и обеспечить их полную прозрачность.

Согласно пояснительной записке к документу под названием «О цифровых активах в Республике Казахстан»: «целью законопроекта является создание законодательной основы для сферы производства и обращения обеспеченных и необеспеченных цифровых активов. Законопроект является первым этапом создания правовых условий для развития полноценной криптовалютной экосистемы и продуктов на основе технологий распределенных реестров в РК. Он позволит переориентировать интерес инвесторов с сырьевого потенциала на оборот продуктов цифрового майнинга. Кроме того, законопроектом предусмотрены положения по регулированию рынка обеспеченных цифровых активов, представляющих собой цифровой аналог ценных бумаг и являющихся новым инвестиционным инструментом. Законопроект также будет регулировать потребление электроэнергии в отрасли: будут квотировать объёмы в зависимости от баланса системы…»

Более подробно о целях и задачах сообщила на пленарном заседании Мажилиса представляющая законопроект депутат Екатерина Смышляева (член Комитета по экономическим реформам и региональному развитию):

«Будут решены следующие задачи. Первое. В сфере энергетики. Вводятся правовые механизмы регулирования потребления электроэнергии в отрасли. Министерство энергетики наделяется компетенциями по квотированию объемов в зависимости от баланса системы.

Также, законопроект позволит открыть дополнительные возможности по привлечению инвестиций для строительства новых генераций на месторождениях и возобновляемых источников энергии…

Майнеры становятся полноценными участниками экономики Казахстана. До этого майнинговая деятельность в основном осуществлялась в облачных сервисах нерезидентами. Казахстан использовался как сырьевой придаток индустрии блокчейна. Законопроектами мы обязуем майнеров лицензироваться в Казахстане, то есть создавать юридические лица и становиться полноценными субъектами налогообложения…

Законопроект обеспечивает связь добычи и оборота цифровых активов в одну экосистему. Этап реализации криптовалюты предполагается проводить в рамках юрисдикции Международного финансового центра без рисков для финансовой системы Казахстана. В этой связи исключаются риски для финансовой системы Казахстана, ведь криптовалюта в РК не является платежным средством, ее оборот запрещен…»

Что же до конкретных нюансов, то согласно тексту, через некоторое время частью экономики страны могут стать «майнинг-пулы», деятельность которых будет регулировать и лицензировать Министерство цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности.

Разработчиками также предлагается внедрить особый порядок регулирования оборота необеспеченных цифровых активов, включая их выпуск и обмен, а также определить порядок взаимодействия майнинговых компаний с финцентром на этапе конвертации криптовалюты. Кроме того, предусмотрено развитие новых финансовых институтов казахстанских криптобирж. Поддержка их деятельности будет осуществляться за счет введения обязательного требования к майнерам начиная с 2024 года обменивать до 75% своего капитала на отечественных криптобиржах.

Предложена и схема налогообложения – дополнительно к существующим налогам на добавочную стоимость при ввозе оборудования и плате за цифровой майнинг на киловатт планируется взимать в республиканский бюджет корпоративный подоходный налог с вознаграждения майнеров, а также налог на доход майнинг-пула и плату с операций на криптобиржах.

Заодно на пленарном заседании были оглашены и некоторые весьма любопытные цифры, и мысли:

Так, по словам Екатерины Смышляевой, «по неофициальным данным на международных криптобиржах зарегистрированы более одного миллиона наших граждан, которые участвуют в торгах. Также распространены нелегальные, «черные» обменники. Практически все операции с криптовалютой находятся в тени. Переводя все операции с криптовалютой на казахстанские биржи, мы делаем их прозрачными. Криптобиржи являются субъектами финмониторинга и, согласно проекту, будут интегрированы с информационными системами Комитета госдоходов.

Введение реестра майнингового оборудования исключит работу нелегальных дата-центров, а лицензирование позволит окончательно решить проблему серых майнеров, обеспечит безопасность и баланс энергосистемы.

Ведь под угрозу нашу энергетическую безопасность ставит отсутствие регулирования этой отрасли, потому что сейчас она «в черную» работает и обрушает нашу энергосистему.

Мы понятия не имеем, в каком месте подключены точки, ловим их по всему Казахстану. Если на сегодняшний день будет квотирование лицензирования, работа без лицензии – это уже наказуемая деятельность. То есть, мы сейчас вводим, по сути, даем инструмент Минэнергетики этот мониторинг вести и эту деятельность прекращать», – размышляла депутат в ходе своего выступления перед коллегами.

Параллельно с обсуждением документа парламентариями, в республиканских СМИ был озвучен и комментарий представителей Министерства энергетики, в котором, помимо утверждения о полной неосведомленности министерских чиновников о конкретных бенефициарах в майнинговой сфере, также отмечалась необходимость квотирования подобных фирм в части получениями ими электроэнергии:

«Майнинговые компании будут потреблять электроэнергию по квоте. А какая это будет квота, 300 или 400 мВ, определит системный оператор. Майнинг как высокодоходная деятельность может платить более высокую цену за электроэнергию, эти 300 или 400 мВ выйдут на биржу и будут по аукциону платить более высокую цену» – рассказал в середине октября этого года вице-министр энергетики Жандос Нурмаганбетов.

При этом, кто будет (или является сейчас) участником этого рынка вице-министр сказать затруднился:

«Бенефициаров по компаниям Министерство энергетики точно не знает, наш вопрос в этой компетенции был связан с тем, чтобы организовать допуск соответствующих органов, чтобы он мог зайти на объект, посмотреть, сколько он потребляет электроэнергии, сколько на счетчике потреблено… Компании, которые осуществляют майнинговую деятельность, обязаны информировать министерство цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности…»

Попутно Нурмаганбетов проинформировал, что по данным министерства, из 150 компаний, которые ранее работали в сфере майнинга, треть свою деятельность остановила.

«Простыми словами, майнинг ушел или уехал в другую страну и так далее. Порядка 50 – официально зарегистрированные майнинговые компании. И соответственно, остаются те, кто был идентифицирован как нелегальный майнинг...»

Здесь можно опять вернется к уже упомянутому материалу «Прощай, биткоин?» и воскресить в памяти некоторые детали исхода крупнейших майнинговых фирм:

«На выход, в первую очередь потянулись легальные компании и уже в декабре прошлого года, свою работу прекратила хостинговая компания «Xive», руководство которой на прощанье заявило о том, что «почувствовало себя козлами отпущения».

Вслед за ней закрылась криптоферма «Bitfufu», которая работала при поддержке одной из крупнейших компаний-производителей оборудования для добычи цифровых активов «Bitmain» …»

Впрочем, как выяснилось на деле, все оказалось не так страшно, как предполагалось изначально.

Как стало известно уже весной, окончательно отказываться от идеи развития индустрии по добыче криптовалют государство не захотело. И уже к середине мая Министерством цифрового развития были разработаны единые правила информирования о деятельности по добыче криптовалют.

Правила оказались достаточно несложными для выполнения.

Помимо предоставления всех обычных реквизитов юридического лица, потенциальные майнеры должны были указать необходимую, по их мнению, мощность в мегаватах «на осуществление деятельности в сфере цифрового майнинга оказания услуг по обеспечению комплексной вычислительной инфраструктуры для выполнения вычислительных операций и обработки данных лицами, осуществляющим цифровой майнинг», а заодно и четко расписать применяемы ими пул IP-адресов.

Это решение активно поприветствовали в приунывшей было после декабря прошлого года «Национальной ассоциации блокчейна и индустрии дата-центров Казахстана», в которой констатировали, что судя по всему, власти намерены выделить законопослушную категорию «белых» майнеров и обеспечить им условия для легальной работы.

Похоже, именно так и произошло, ведь уже к концу весны Комитет по информационной безопасности Министерства цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности обнародовал данные, согласно которым, за три месяца 2022 года количество действующих и заявивших о начале работы криптодобытчиков в Казахстане резко увеличилось и достигло 248 компаний.

«На 15 апреля в республике насчитывалось 103 действующих криптомайнинговых компании, еще 145 заявили, что начнут работать в ближайшие месяцы. 49% легальных криптодобытчиков размещают свое оборудование в южных областях страны. Лидирует Алматы, где зарегистрировано 87 предприятий. На втором месте по числу цифровых фермеров Нур-Султан (майнеры там работают в юрисдикции МФЦА). Рост числа организаций, официально уведомивших КИБ о планируемой текущей деятельности и предоставлении инфраструктуры для цифрового майнинга, обусловлен проводимой работой госорганов по выявлению «серых» майнинг-ферм и информированием майнингового сообщества по легальному функционированию и налоговым обязательствам», – объяснил представителям республиканских СМИ председатель комитета Руслан Абдикаликов.

В свою очередь, журналисты навели справки и выяснили, что достаточно большая часть майнинговых фирм принадлежит иностранцам.

Так, корреспонденты газеты «Курсив» выборочно проверили 38 компаний, (ориентиром стали имена первых руководителей – явных иностранцев).

«Учредителями практически всех этих компаний оказались либо зарубежные компании, либо граждане других стран. Часть из них организовала сразу несколько компаний в РК. Например, «AMEK LLC» является владельцем и «Smart Lab Ltd», и частной компании «Netlogic Ltd.» – писало издание по итогам своего расследования.

Заодно обнаружилось что пока в перечне казахстанских ОКЭД сейчас нет специального кода по цифровому майнингу.

Сам председатель Комитета по информационной безопасности Руслан Абдикаликов предположил, что наиболее подходящим пока является ОКЭД «Услуга по размещению и переработке данных» (правда, в результате, туда могут попасть и обычные IT-компании, не имеющие отношения к майнингу).

Но даже этот ОКЭД является по сути «теоретическим», так как на деле майнинговые фирмы записывали себя совершенно произвольно – от «управления коммуникационным оборудованием» до «производителей энергии» (!), торговых предприятий и рекламщиков…

Примерно в это же время стало известно и о бюджетных поступлениях от майнинга.

По данным Комитета государственных доходов, по плате за цифровой майнинг за первый квартал 2022 года в бюджет поступило 652 млн. тенге:

«С 1 января 2022 года в Казахстане введена плата за цифровой майнинг. Плательщиками платы являются лица, осуществляющие деятельность в сфере цифрового майнинга, плата взимается за фактический объем электрической энергии, потребленной при осуществлении деятельности. Налоговая отчетность по плате за цифровой майнинг Налоговым кодексом не предусмотрена. Ставка платы исчисляется по ставке 1 тенге за 1 киловатт-час электрической энергии.

Плата за цифровой майнинг поступила от плательщиков 12 регионов страны:

– г. Нур-Султан – 277,3 млн. тенге;

– ЗКО – 143,1 млн. тенге;

– Актюбинская область – 48,9 млн. тенге;

– Карагандинская область – 45,2 млн. тенге;

– Павлодарская область – 36,9 млн. тенге;

– г. Алматы – 36,1 млн. тенге;

– Атырауская область – 26,4 млн. тенге;

– ВКО – 24,3 млн. тенге;

– Алматинская область – 11,1 млн. тенге;

– Туркестанская область – 2,2 млн. тенге;

– Жамбылская область – 685,1 тыс. тенге;

– Костанайская область – 39,9 тыс. тенге.

Поступления идут в республиканский бюджет, следовательно, регион, откуда поступила плата, и регион нахождения майнинговой фермы могут различаться.

Крупными плательщиками платы являются:

– ТОО «AISolutions» с суммой 93,2 млн. тенге;

– филиал ТОО «ЛЛУ АГРО-ЭНЕРДЖИ» с суммой 76,7 млн. тенге,

– ТОО «BCD Company» с суммой 53,8 млн. тенге.

– Bit-Q с суммой 470 млн. тенге» – говорилось в сообщении КГД.

Различные оттенки «серого»

Общую идиллическую картину несколько портила информация другого ведомства, тоже обратившего внимание на майнинговую отрасль – Агентства по финансовому мониторингу.

В середине весны этого года Агентством были опубликованы данные о том, что с начала года его сотрудники пресекли незаконную деятельность 51 майнинговой фермы. В сообщении отмечалось, что «данные компании не уведомляли о начале своей работы либо незаконно подключались к источникам энергоснабжения без технических условий. Также эти объекты необоснованно размещались на территории специальных экономических зон и уклонялись от уплаты налогов и таможенных платежей.

На сегодня все они отключены от источников электроснабжения. К примеру, в Карагандинской области майнинговая ферма незаконно осуществляла деятельность на территории СЭЗ «Сарыарка». Также были выявлены факты расходования, перепродажи электроэнергии, предназначенной для производственных нужд. В частности, в Павлодарской области две компании, которые занимаются тепличным хозяйством, продавали без лицензии излишки своей энергии для майнинга третьим лицам.

Зарегистрировано 25 уголовных дел, изъято более 67 тысяч единиц оборудования стоимостью около 100 млрд. тенге. Кроме того, во время профилактических мер добровольно свою работу прекратили 55 майнинговых ферм. В результате проведенной работы по закрытию незаконных майнинговых ферм суточное потребление электроэнергии в стране снизилось на 600 Мегаватт/час».

Звучали и конкретные (как правило, весьма «громкие») фамилии лиц, якобы осуществляющих покровительство «серым» майнерам. Впрочем, о каком-либо правовом преследовании большинства упомянутых персон в дальнейшем не сообщалось.

Поэтому утверждать, входили ли в число компаний прекративших свою деятельность фирмы, аффилированные с известными предпринимателями Болатом Назарбаевым, Александром Клебановым, экс-председателем правления «QazaqGaz» Кайратом Шарипбаевым, Кайратом Итемгеновымили некогда влиятельными чиновниками типаэкс-руководителя департамента Министерства внутренних дел Тлегеном Маткеновым, а также другими персонами со 100%-ной уверенностью пока будет затруднительно.

Ведь еще раз повторю, что кроме обрывочных данных, более цельной и документально подтвержденной информации широкой общественности предоставлено не было.

Зато в октябре этого года свое видение ситуации представил Счетный комитет по контролю за исполнением республиканского бюджета, в ходе подведения итогов государственного аудита «Промежуточная оценка реализации Государственной программы «Цифровой Казахстан» и эффективности использования активов государства в сфере информатизации».

Как говорилось в опубликованных релизах:

«При отсутствии контроля со стороны МЦРИАП и учредителя в лице Холдинга «Зерде», Корпоративный фонд «Международный технопарк IT-стартапов «Astana Hub» («Астана Хаб»), в число участников «Астана Хаб» включены компании, осуществляющие деятельность в сфере майнинга криптовалют. «Астана Хаб» были предоставлены налоговые льготы и преференций майнинговым компаниям, а также организациям имеющих значительные обороты по реализации, которые не отвечают предмету, цели и задачам международного технопарка и не направлены на повышение социально-экономического эффекта. При этом, только по пяти компаниям занятых в сфере майнинга криптовалют, сумма налоговых преференций за 1–3 квартала 2021 года составила 8,5 млрд. тенге, из которых лишь одна компания официально зарегистрирована в качестве «майнера».

Предоставление налоговых льгот участникам «Астана Хаб» стало «офшорной площадкой» для майнинговых компаний. При этом деятельность указанных компаний не отвечала целям и предмету международного технопарка «Астана Хаб».

В связи с этим, МЦРИАП было поручено принять меры:

– по внесению изменений и дополнений в приказ Министра цифрового развития, оборонной и аэрокосмической промышленности Республики Казахстан от 11 апреля 2019 года № 37/НҚ «Об утверждении перечня приоритетных видов деятельности в области информационно-коммуникационных технологий и критериев собственного производства», в части исключения из видов деятельности услуги по обеспечению комплексной вычислительной инфраструктурой для выполнения вычислительных операций и обработки данных в области майнинга криптовалют (с присвоением отдельного ОКЭД);

– по обеспечению проведения инвентаризации участников технопарка на предмет соответствия их деятельности миссии и целям КФ «Международный Технопарк IT-стартапов «ASTANA HUB».

Во исполнение поручений Счетного комитета, внесены изменения в Перечень приоритетных видов деятельности в области информационно-коммуникационных технологий и критериев собственного производства, в части установления ограничений участникам Технопарка предоставления инфраструктуры лицам, осуществляющим деятельность по цифровому майнингу.

Проведена инвентаризация участников на предмет предоставления инфраструктуры лицам, осуществляющим деятельность по цифровому майнингу.

По результатам инвентаризации с начала года:

– с 73 участниками Технопарка по соглашению сторон расторгнуты Договора об условиях деятельности участия в Технопарке;

– 10 участников исключены из Технопарка, в связи с осуществлением деятельности, несоответствующей миссии и целям Технопарка;

– 25 участников исключены из Технопарка за непредставление ежеквартальных отчетов...»

Пока же различные контролирующие органы пытаются навести порядок в деле учета майнинговых фирм, само развитие крипто-бизнеса начало развиваться буквально стремительными темпами, явно стараясь нагнать все упущенные возможности и выгоды.

В конце весны этого года Казахстан посетил генеральный директор крупной криптобиржи «Binance» Чанпен Чжао, который участвовал в церемонии подписании Меморандума о сотрудничестве между Министерством цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности и компанией «Binance» (прошедшей в присутствии президента Касым-Жомарта Токаева).

Довольный открывающимися перспективами Чанпен Чжао заявил о своих планах создать в Казахстане целый региональный хаб криптоиндустрий и активно участвовать в реализации образовательных программ в сфере блокчейн-технологий…

В июне этого года, председатель Национального банка Галымжан Пирматов заявил, что регулятор заинтересован в технологиях криптовалютной индустрии. Кроме того, глава Нацбанка сообщил, что сотрудники организации «очень активно работают в этом направлении»…

В сентябре этого года была проведена первая официальная сделка по покупке цифровой валюты, участниками которой стали Евразийский банк и казахстанская криптобиржа «Intebix» (биржа основана в Казахстане, но под брендом «Biteeu» имеет лицензии в Европейском союзе и Австралии).

Проходило это событие в ходе международного форума «Digital Bridge 2022», причем с процессами проведения первых криптовалютных операции ознакомился президент Касым-Жомарт Токаев.

– Это первая криптофиатная операция криптобиржа-банк-клиент на всем евразийском континенте, – сообщил Главе государства директор биржи «Intebix» Талгат Досанов. Также, по мнению разработчиков, «прецедент делает возможным для казахстанцев легальную покупку криптовалюты за тенге, при этом собственная разработка Евразийского банка позволила установить одну из самых низких комиссий в мире за подобную операцию».

Помимо демонстрации процесса покупки криптовалюты за тенге, Евразийский банк объявил о планах выпустить до конца года некую потребительскую криптокарту.

Согласно распространенному релизу, «казахстанцы смогут расплачиваться этой картой в магазинах, при этом операции будут проводиться в тенге со счета, связанного со счетом клиента на криптобирже «Intebix». На текущий момент Евразийский банк разработал процедуру выпуска карты и прорабатывает с Нацбанком Казахстана вопросы о возникающих рисках».

(Правда, последовала оговорка, что в настоящее время пока проводятся консультации с Национальным банком на предмет выявления и просчитывания рисков использования карт с криптовалютой).

Самое любопытное – как это будет сочетаться с пока действующей в нашей стране законодательной практикой, согласно которой «криптовалюта в РК не является платежным средством, ее оборот запрещен», о чем, напомню, особо указывала в ходе пленарного заседания Мажилиса депутат Екатерина Смышляева, представлявшая законопроект «О цифровых активах в Республике Казахстан».

Тут одно из двух – либо с продуктовыми крипто-картами придется подождать, либо в законодательство будут оперативно вносится все необходимые коррективы.

В любом случае, за нынешний год процессы развития криптобизнеса в Казахстане внезапно обрели что называется «второе дыхание». Особенно с учетом тех мрачных перспектив, которые присутствовали у майнинговой индустрии еще в начале января.

Хорошо это или плохо – пока сказать трудно. Ведь практика, согласно которой «от ненависти до любви один шаг» (и, соответственно, наоборот) основывается исключительно на эмоциях. А в деле бизнеса (причем, такого малоизведанного для нашей страны как криптобизнес) скорей необходим очень трезвый и взвешенный расчет. А заодно строгий учет всех возможных рисков.

Насколько это будет осуществлено на практике, мы узнаем после завершения всех консультационных работ со стороны Национального банка и других уполномоченных ведомств (которые, как мы видим, пока лишь разрабатывают предложения и пытаются согласовывать между собой свои действия).

А также после окончательного утверждения обеими палатами текста нового законопроекта, который, собственно, и будет регулировать жизнь виртуальных валют и их производителей в ближайшем будущем.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

10:50
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Здесь будет ваша реклама
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.