Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz

Борьба с ростом цен. Правительство новое – подходы старые.

Борьба с ростом цен. Правительство новое – подходы старые.

Вооружившись неработающими методами, новый кабинет министров втянулся в очередной виток бессмысленной борьбы с ростом цен на продукты.

За последние годы правительство не раз пыталось регулировать стоимость социально значимых товаров, акиматам неоднократно поручалось усилить контроль за торговыми надбавками и предельными ценами. Однако эти меры так и не принесли результата, да и не могут принести, поскольку в условиях рыночной экономики они лишь наращивают теневой сектор и провоцируют дефицит.

После январских событий правительство напоказ взялось за социалку. Так как одним из поводов для протестов, пока те не перешли в погромы, был безудержный рост цен, чуть ли не первые распоряжения нового премьера Алихана Смаилова коснулись стоимости продуктов питания. При этом глава правительства явно совершает ошибки предшественников. Только запретами и ограничениями рынок продовольствием не насытишь, а комплексное решение проблем у нового кабинета сходу зашло в старый тупик.

Акимат рисует ценники

Меры «ручного регулирования» всем хорошо знакомы. Алихан Смаилов вновь дал поручение акиматам регионов «активизировать работу по контролю за торговыми надбавками и предельными ценами».

«Уровень инфляции снизился с 8,9% в сентябре до 8,4% в декабре прошлого года. Но это все равно высокий уровень. Люди меньше могут купить на свою зарплату, так как снижается покупательская способность. Это в целом снижает эффективность экономической и социальной политики государства. Поэтому уделяется особое внимание на инфляцию, на стабильность цен», — сказал Смаилов.

Далее премьер заявил о необходимости принятия более глубоких и системных мер, которые позволят увеличить объем производства продовольственных товаров, насыщенность внутреннего рынка. Говорилось традиционно и о пересмотре механизма ценообразования на ключевые энергоносители и тарифов на платные услуги.

В частности, Агентству по защите и развитию конкуренции поручено усилить работу по мерам антимонопольного реагирования и расследованию посреднических схем. «Мы не должны позволить недобросовестным продавцам и посредникам наживаться за счет неоправданных и высоких наценок», — добавил премьер.

Основная роль отведена акиматам регионов. Поскольку борьба ведомств с недобросовестными перекупщиками народу все равно не видна, нужен грубый и зримый символ в виде «низкого» ценника непосредственно в торговых точках. Поэтому акиматы возьмутся за привычную для них работу: обяжут предпринимателей держать так называемые предельные цены на некоторые категории продуктов.

Также Министерству финансов совместно с Министерством торговли и интеграции поручено проработать вопросы проведения пилотного проекта по обязательной выписке электронных счетов-фактур со стадии импорта или производства до розничной реализации конкретных товаров, что позволит производить мониторинг наценки на каждом уровне перепродажи.

А для обеспечения насыщения внутреннего рынка продовольствием Министерству сельского хозяйства велено просчитать объемы производства и потребления сельхозпродукции и при необходимости вводить экспортные ограничения.

Отдельно Министерство энергетики в месячный срок обязано подготовить законодательные поправки по реформированию структуры производства и реализации нефтепродуктов. Кроме того, Министерство индустрии и инфраструктурного развития будет проводить мониторинг и анализ недозагруженных и простаивающих мощностей пищевой промышленности и реализовывать меры по их дальнейшей дозагрузке. Министерство национальной экономики совместно с госорганами до 1 февраля должно внести в правительство Комплекс мер по контролю и снижению инфляции.

В дальнейшем председатель комитета торговли Министерства торговли и интеграции Ержан Казанбаев уточнил, в каких случаях вводятся предельные цены на социально значимые продовольственные товары (СЗПТ). По его словам, понятия «пороговые цены», как и «предельные цены» отнюдь не новые. Прежде акиматы применяли определенную методику. В ней расчет пороговых значений учитывал среднеарифметический индекс цен за последние три года, что означало включение дополнительной (непродовольственной) инфляции в пороговые значения.

Как пояснили в министерстве, предельные цены включались после превышения рыночных цен над пороговыми значениями более, чем на 15%. На деле получалось, что предельные цены вводились после повышения индекса цен почти на 40%.

Такой подход не позволял принимать оперативные меры по сдерживанию, заявил Казанбаев. Поэтому Минторговли разработало новые подходы утверждения пороговых и предельных цен.

«Если мы увидим, что цены достигают порогового уровня, то у нас есть возможность оперативно применить инструменты по сдерживанию роста цен, это и интервенции из стабфондов, и увеличение оборотной схемы, и, не исключено, установление предельных цен», — уточнил представитель ведомства.

Не везде и не всегда

Как указывается в официальных источниках, ручное регулирование охватывает только 19 социально значимых продуктов. Это хлеб и мука первого сорта, гречка, рис, рожки, сахар, растительное масло, соль, молоко жирностью 2,5%, обезжиренный творог, кефир, сливочное масло, мясо кур (окорочка), говядина (лопаточно-грудинная часть), яйца, капуста, картофель, морковь, лук.

После того как акиматы отрапортовали о заключении меморандумов с крупными торговыми сетями и цены на некоторые виды СЗПТ были заморожены, СМИ отследили реакцию на местах. В северных, как и в южных областях она была примерно одинакова. Да, в супермаркетах появились картошка и морковь по низким ценам, однако зачастую их качество буквально мусорное.

Хотя за «предельными» товарами выстраиваются очереди, многие жалуются, что покупать невыгодно – большая часть идет в ведро. Кое-где стихийно возник дефицит, например, сахара. Удивляться причудам рынка не приходится – предпринимателям невыгодно продавать товар по спущенной сверху цене. «За копейки» идет только морковь, видом напоминающая кормовую, и гнилая мелкая картошка.

Кроме того, есть еще и магазины у дома, где по-прежнему закупается значительная часть жителей, особенно те, на кого и должны быть направлены социальные меры – пенсионеры, которым трудно ходить в супермаркет и на рынок. В отличие от крупных торговых сетей с их большими оборотами, маленькие магазины не могут себе позволить нерыночных цен. Та же история и на базарах: там есть отличные картошка и морковка, но по высоким ценам. А как иначе, говорят предприниматели, если поставщики не снижают стоимость, но акимат требует торговать себе в убыток?

В ответ на жалобы глава Агентства по защите и развитию конкуренции Серик Жумангарин призвал заявлять на нарушителей ценового режима.

«В целях оперативного выявления и пресечения фактов завышения цен на потребительские товары и услуги создана горячая линия для приема сообщений. На сегодняшний день на телефон доверия агентства поступило свыше 2000 обращений, из них около 50% звонков поступает от жителей Алматы, 30% – от жителей Нур-Султана, 20% – от остальных регионов. При этом 70% – по фактам превышения цен на СЗПТ», — сказал Жумангарин.

Но у бизнеса своя логика. Сайт informburo.kz процитировал главу региональной палаты предпринимателей Алматы Максима Барышева. По его мнению, меры по регулированию должны применяться на каждом этапе – от производства до прилавка, сейчас же контроль осуществляется лишь за продавцами. «Естественно, предприниматели, которые ограничены и даже по нескольким позициям работают в минус, выкладывают или продукты плохого качества, или недостаточного качества, или те продукты, которые они не успели продать», – сказал Максим Барышев.

По его словам, регулирование цен будет действенным, если государство компенсирует бизнесу потери. Однако, как замечают другие эксперты, это будет очередная искусственная надстройка, ведущая к потерям бюджетных средств, а в конечном итоге – к взрывному росту цен.

Максим Барышев, между тем, считает, что уложиться в тот коридор инфляции, который обозначил президент (3-4%), нереально, потому что очень многие продукты ввозятся в Казахстан из-за рубежа, и внутренняя инфляция догоняет внешнюю. По мнению Барышева, лишь развитие собственного производства в состоянии эффективно и на долгий срок сдержать цены на продукты.

«Если планомерно создавать все производство внутри страны, то есть производить от самого начала цикла до продаж гражданам, именно в том случае мы сможем сократить уровень инфляции и добиться тех самых 3-4% инфляции», — отметил предприниматель.

Фабрики есть – курятины нет

Административные методы борьбы с ценами не работают, однако в прошлом у правительства отказывали и рыночные механизмы, а также механизмы господдержки. Прежде Минсельхоз с помощью своих коллег из других ведомств торжественно проваливал множество государственно-частных проектов. Достаточно вспомнить лишь крах «великого мясного прорыва», ввергнувшего государство и фермеров в огромные долги.

Кроме того, тотальная коррупция скомпрометировала, например, механизм бюджетных субсидий сельским товаропроизводителям. По данным правоохранителей, в последние годы львиная доля уголовных дел в МСХ связана с хищением субсидий.

Наращивание же и развитие производства продуктов давно превратилось в дорогостоящий миф, плавно перекочевавший от прежних правительств к новому. Можно вспомнить о создании «продовольственных поясов» вокруг крупных городов, на которое были угроханы миллиарды государственных средств, но «пояса» так и не появились. Однако есть и более свежие «прожекты», и об их исполнении кабинет также не спешит отчитаться.

В частности, решение «ускоренными темпами» насытить рынок сахаром, яблоками, молочной продукцией, колбасами, курятиной и рыбой было принято еще в 2020 году. Для этого правительство разрабатывало меры поддержки, в том числе финансовой. Акиматам поручалась вечная функция – обеспечить контроль.

Например, как тогда совместно с Минсельхозом заявлял прежний премьер Аскар Мамин,

по целой группе товаров «необходимо реализовать меры по наращиванию производства и насыщению внутреннего рынка отечественной продукцией – это мясо птицы, колбасные изделия, сыр и творог, яблоки, сахар и рыба». В МСХ отчитывались, что по каждому направлению уже разработан пул инвестиционных проектов.

Приводилась любопытная статистика. Объемы собственного производства мяса птицы в 2020 году покрывали 58% потребности внутреннего рынка. Чтобы сократить импорт был запланирован запуск 19 птицефабрик общей мощностью 285 тысяч тонн мяса птицы, в том числе шести птицефабрик с общей мощностью 70 тыс. тонн в 2020 году, 13 – общей мощностью 215 тыс. тонн в 2021-2023 годах.

Меры поддержки разрабатывались и для производства молока, ежегодно планировалось вводить в строй 35 промышленных молочно-товарных ферм. На этот проект правительство выделяло 147 млрд тенге.

Производством колбасной продукции казахстанский рынок в 2020 году был обеспечен на 62%, импортировалось 33,3 тыс. тонн. Увеличить производство предлагали «за счет финансирования мясоперерабатывающих предприятий на оборотные цели и стимулирования фермеров на сдачу скота для убоя». Также реализовывалось 9 проектов по строительству мясоперерабатывающих предприятий на 103 тыс. тонн. По задумке они должны были обеспечивать внутренний рынок колбасой и прочими деликатесами.

Планировалось также нарастить производство яблок и сахара. Предусматривалась модернизация действующих четырех сахарных заводов, а также строительство новых заводов в Жамбылской и Павлодарской областях. Эти меры якобы позволяли сократить дефицит и выйти на обеспеченность в 80% отечественного сахара.

В целом за пять лет правительство Мамина хотело реализовать 380 инвестиционных проектов в агропромышленном комплексе. Намеревались даже провести инвентаризацию водоемов, точную численность которых, похоже, никто не знает, и за счет частных инвестиций довести обеспеченность рынка осетровыми с 10% до 65%, а лососевыми – с 6% до 86% к 2024 году.

Но вернемся к пресловутой курятине. В январе 2021 года правительство бодро заявило о том, что ожидается старт пяти птицефабрик общей стоимостью 62,6 млрд тенге. А по итогам 2020 года в стране уже запустили восемь куриных производств за 40,6 млрд тенге. В частности, три птицефабрики были модернизованы на 2,82 млрд тенге, две расширены на 11,83 млрд тенге, три построены на 25,94 млрд тенге. По две птицефабрики расположены в Акмолинской и Костанайской областях, три – в Алматинской, одна – в Туркестанской.

Добавим, что в Акмолинской области вторую очередь производства за 15 млрд тенге запускали под фанфары, как и фабрику в Алматинской области за 10,5 млрд тенге. Как говорилось выше, еще до конца прошлого года правительство обещало обеспечить внутренний рынок мясом кур на 80%.

Однако статистика за 2021 год показала, что курятиной страна обеспечена все так же на 58,3%. Кроме того, колбасными изделиями отечественного производства Казахстан обеспечен на 62%, сырами и творогом – на 57%, яблоками – на 62,9%, сахаром – на 46,6%, рыбой – на 60,8%.

Вспомним и скандал с ценами на картошку, морковь и лук, которые летом прошлого года улетели в стратосферу. И это несмотря на заявления правительства о том, что томатами, морковью, капустой, луком, перцем, говядиной, кониной, свининой, кисломолочными продуктами, сливочным и подсолнечным маслом РК обеспечен от 100% до 80%. Говядина, между тем, давно стала «мясом для богатых», и на все прочие наименования товаров цены растут регулярно.

Многострадальную же курицу мы по-прежнему закупаем преимущественно у США и России. К нашему стыду казахстанцы до сих пор едят осмеянные в анекдотах «ножки Буша». Однако же «на развод кур» в 2021 году правительство запросило заложить в бюджет дополнительные 12 млрд тенге, увеличить сумму инвестиционного субсидирования – с 3,8 млрд до 34 млрд тенге и удвоить субсидии на производство мяса птицы – с 30 млрд до 62 млрд тенге.

Такую же историю упущенных средств и времени можно рассказать практически о любом продовольственном товаре. В частности, по данным 2021 года, Казахстан завозит в страну в четыре раза больше мяса, чем продает за рубеж. И в экспорте, и в импорте наибольшую долю в физическом и денежном объемах занимает мясо птицы.

Причем иногда заграничная продукция дешевле отечественной, поскольку за счет больших объемов конкуренты могут выдерживать ценовой порог, тогда как наши производители лишены реальной защиты.

Сможет ли Казахстан завалить рынок дешевым и качественным продовольствием? Большинство экспертов считают, что для этого нужна, прежде всего, борьба не с ценами, а с коррупцией. Начать же следует с тотальной инвентаризации в секторе АПК. Нужно, в частности, понять, сколько в стране крупного и мелкого скота, птицы и рыбы, где в действительности производится мясо, какие реальные объемы и по какой стоимости фермеры способны поставлять. Инвентаризация, в том числе, необходима и для очистки отчетности от свойственных чиновникам приписок.

Кроме того, в стране работают официальные органы статистики, поэтому совершенно непонятно, зачем перекладывать эту функцию на акиматы? Национальное Бюро вполне справляется с мониторингом цен, администрациям же полезней заняться своими непосредственными задачами.

Без структурных реформ ситуация выглядит откровенно удручающей. То, что брежневские меры борьбы с инфляцией не работают, все убедились еще в 80-х годах, созерцая пустые полки магазинов. Управление рыночной экономикой лишь с помощью акиматовской дубинки «предельных цен» — откровенный анахронизм. Он не только не приводит к желаемому результату, но и порождает дефицит и увеличивает теневой оборот. Сегодня новое правительство лишь отряхнуло пыль с неэффективных механизмов предшественников. 

22:35
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Здесь будет ваша реклама
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.