Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz
$439.43
473.31
4.82

Какие реформы и модернизации предстоит осуществить в оборонном комплексе страны?

Какие реформы и модернизации предстоит осуществить в оборонном комплексе страны?

В начале мая этого года в ходе очередного Всеармейского совещания Президент Касым-Жомарт Токаев обозначил ключевые направления модернизации вооруженных сил страны: «Необходимо продолжить технологическую модернизацию армии. Следует нарастить долю современного вооружения и техники, особенно высокоточных средств поражения, беспилотников и роботизированных комплексов. Для повышения мобильности войск требуется увеличить парк военно-транспортной авиации и боевых машин…»

Причем особо отмечалось, что пополнение техникой должно происходить не только за счет увеличение импортных поставок, но и расширения собственного производства: «В полноценном перевооружении и модернизации нашей армии большую роль призван сыграть отечественный оборонно-промышленный комплекс. Правительству следует принять все меры для расширения номенклатуры продукции военного назначения и услуг. Другой актуальной задачей является наращивание возможностей заводского и войскового ремонта. В этом направлении у нас имеется большой потенциал…»

Говорилось и необходимости повышения эффективности самих войсковых подразделений: «Важной задачей является внедрение передовых информационных систем и технологий. Особое внимание нужно уделить повышению оперативности принятия решений и наращиванию потенциала боевых подразделений. Это позволит кратно улучшить эффективность применения войск…»

Меняется и, судя по всему, активно передислоцируется войсковая инфраструктура: «Сегодня перед нами стоит сложная задача по трансформации нашей армии. Мы строим новые гарнизоны, военные городки и заставы там, где их раньше не было. Проводятся мероприятия по оперативному оборудованию территории страны. Опасные объекты хранения боеприпасов выносятся за пределы населенных пунктов. Неправильно перекладывать всю ответственность за эту большую работу только на силовые структуры. Правительству и акиматам следует активно содействовать развитию военной инфраструктуры…»

И конечно же, в перспективе улучшаются вопросы материально-бытового характера: «В 2024 году месячный оклад за воинское звание вырастет на 30%. На рассмотрении находится вопрос пенсионного обеспечения военнослужащих. Будет продолжена работа по социальной поддержке сержантов и офицеров. Их должны волновать не бытовые вопросы, а безопасность и спокойствие страны…» – подчеркнул глава государства.

В свою очередь, министр обороны Руслан Жаксылыков заверил, что хотя «проблемы, которые есть в гражданском обществе, присущи и армии», но «личный состав вооруженных сил всегда готов выполнить задачу защиты независимости и суверенитета страны», а что касается деталей, то, по словам министра, работа по выполнению поставленных задач уже активно ведется: «На межведомственном уровне отрабатываются вопросы взаимодействия с советами обороны областей, оцениваются возможности предприятий оборонно-промышленного комплекса. Организуются совместные учения, на которых моделируются варианты развития ситуации, вырабатываются алгоритмы действий, проводятся расчеты и определяется потенциал военной организации государства…» – сообщил глава оборонного ведомства и добавил, что помимо ряда совместных учений, в рамках международного сотрудничества в этом году 250 казахстанских военнослужащих готовятся к миссии в Африке в составе контингента Организации Объединенных Наций.

Пообщался министр обороны и с журналистами, которым рассказал о принципах снабжения армии, сделав акцент на вооружение и обмундирование:

«Материально-техническое обеспечение вооруженных сил активно наращивается с каждым годом. Упор делается на современные виды вооружения. Главе государства мы представим новые образцы полевой одежды. Мы пересматриваем нормы снабжения в пользу обеспечения наших военнослужащих теми видами обмундирования, в которых есть необходимость. Никакого индивидуального пошива для высшего состава – все для всех будет одинаково. Мы никаких средств тратить не будем, потому что пересматриваем свои нормы снабжения, и те средства, которые ежегодно направляются, соответственно, эти средства будут направлены. Мы все делаем за счет собственных резервов…» – докладывал Руслан Жаксылыков.

В результате, судя по последовавшим публикациям, многие сотрудники СМИ пришли к выводу, что тем 11 полковникам, получившим в ходе Всеармейского совещания генеральские звания, придется либо довольствоваться массовым казенным шитьем, либо кроить новую форму за свой счет, согласились с мнением министра о том, что служба в армии (включая срочную) должна стать почетной и в том, что какие-то реформы в вооруженных силах страны так-таки идут, но какие именно – пока понять трудно…

Делай раз, делай два…

Действительно, очередной этап реформирования и модернизации ВС РК реализуется фактически уже без малого полтора года, а точнее – с января 2022 года, когда в стремительную отставку было отправлен предыдущий министр обороны Мурат Бектанов.

Впоследствии, в феврале того же года Бектанов был арестован, и через год осужден приговором Специализированного межрайонного военного суда по уголовным делам на 12 лет лишения свободы. В числе прочего, экс-министру вменялось в вину бездействие в ходе январских беспорядков, объявление незаконных приказов и оставление без защиты стратегических военных объектов.

В ходе прошедшего в середине января 2022 года совещания с руководящим составом Министерства обороны (где для начала было объявлено об освобождении от должности Бектанова и назначении на пост руководителя военного ведомства Руслана Жаксылыкова, ранее возглавлявшего Национальную гвардию), президент Касым-ЖомартТокаев подверг резкой критикепредыдущее командование:

«Армия должна быть оплотом нашей Независимости и стоять на страже интересов государства. Во время январских событий Вооруженные силы из-за крайне неуверенного и безынициативного руководства ими не смогли с достоинством выполнить поставленные перед ними задачи. Министр Бектанов не проявил командирских качеств. Имея в своем распоряжении армию, которая показывала хорошие результаты в ходе командно-штабных и военных учений, мы не смогли воспользоваться ее потенциалом в критической ситуации и были вынуждены прибегнуть к помощи извне…»

Затем были поставлены задачи по повышению боеготовности, среди которых особо отмечалось необходимость усиление военной разведки, которая должна обеспечивать руководство страны своевременной и достоверной информацией о внешних и внутренних угрозах.

Помимо этого, важная миссия возлагается на создаваемое командование сил специальных операций, где согласно предписанию главы государства, необходимо в кратчайшие сроки принять все организационные меры и обеспечить готовность к выполнению специальных операций совместно с другими силовыми структурами. Особое внимание отныне требовалось уделять мерам безопасности, дабы не допустить повторения чрезвычайных ситуаций на объектах хранения боеприпасов. И конечно же, говорилось о техническом и боевом оснащении казахстанской армии в целом:

«В войсках до сих пор большая доля оружия и боеприпасов советского периода, которым уже по 30–50 лет. С учетом темпов выхода сроков службы устаревающей техники надо принять экстренные меры по восполнению парка вооружения. Вооруженные силы должны быть оснащены современными, высокотехнологичными образцами вооружения и военной техники. При этом принимаемые меры должны иметь системный характер. Должно развиваться отечественное производство, ремонт и обслуживание вооружения и военной техники…»

Кроме того, в ходе совещания Касым-Жомарт Токаев поручил пересмотреть План приобретения вооружения и военной техники на 2022 год с учетом уроков январских событий и принять меры по повышению кадрового потенциала Вооруженных сил…

Все начинается с финансирования

Первые промежуточные итоги начали подводить в мае 2022 года.

Для начала, стало известно о том, что существенно пересмотрен республиканский бюджет в части выделения средств на оборону. Так, если в изначальной редакции бюджета на 2022–2024 годы принятой в декабре 2021 года, общие расходы на обороноспособность страны составляли 858,8 миллиарда тенге, из которых 61% средств должны были направляться в Министерство обороны, а остальная часть, в разных пропорциях предназначалась Министерству по чрезвычайным ситуациям и Министерству индустрии и инфраструктурного развития, то к весне 2022 года, бюджет оборонной сферы был увеличен на 162,6 миллиарда тенге (из них 56,9 миллиарда тенге – Министерству обороны) и достиг одного триллиона 21 миллиона тенге (увеличение по сравнению с первой редакцией бюджета на 303,7 миллиарда тенге).

При этом, 494,6 миллиарда тенге будет направлена в оборонное ведомство. И согласно оглашенным данным самого МО, его руководство планирует потратить 491 миллиард тенге адресно – на подготовку вооруженных сил, а 3,3 миллиарда тенге – на услуги по определению и реализации государственной политики в области организации обороны и вооруженных сил.

Кроме того, на 7,3% увеличилось выделение средств Министерству индустрии и инфраструктурного развития на исполнение государственного оборонного заказа. Скорректированная сумма достигла 341,1 млрд. тенге.

Особенно контрастно предпринятые шаги понимаются при сравнении с показателями предыдущих лет.

Например, согласно данным аналитиков-финансистов, из общего объема расходов госбюджета в размере почти 14 трлн. тенге, в 2021 года на оборону было выделено лишь 542,4 млрд. тенге, или 3,9%. Если рассматривать многолетнюю динамику, то и без того низкая доля расходов на оборону не росла, а варьировалась на уровне 4–5,5%. Причем в 2020 году она значительно снизилась. Были также зафиксированы периоды, когда доля расходов на оборону составляла и менее 4%.

«Факт недостаточного финансирования обороны подтверждает и объем инвестиций. По сравнению с другими отраслями на оборону, госуправление и соцобеспечение выделяется меньше всего средств. За 11 месяцев 2021 года инвестиции в оборону составили всего 50 млрд. тенге, причем по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года сумма снизилась на 21%. В целом за 10 лет, с 2011-го по 2020 годы, в оборону было вложено всего 550,1 млрд. тенге – также самое низкое значение по сравнению с другими отраслями. К примеру, за тот же период в операции с недвижимым имуществом инвестировали – 10,3 трлн. тенге, в транспорт и складирование – 12 трлн. тенге…» – говорится в исследовании, опубликованном в конце января 2022 года.

(На этом фоне отнюдь не удивлял и рейтинг ВС РК в мировой таблице расходов на оборону, где Казахстан занимал 115 место, а по численности и оценке боеготовности личного состава находилась на 70-м месте из 166 государств мира)…

Таким образом, ситуация в корне изменилась лишь в мае прошлого года, после оглашения данных о серьезной корректировке бюджета страны.

Затем прошла целая череда брифингов, проведенных заместителем министра обороны Султаном Камалетдиновым.

Так, на брифинге в СЦК, прошедшем 3 мая, генерал Камалетдинов сообщил, что пересматриваются некоторые подходы в системе боевой подготовки войск. В частности, в целях придания самостоятельности планируется вывести из состава Сухопутных войск десантно-штурмовые войска.

Затем Султан Камалетдинов выступил в Мажилисе, где проинформировал о новых международных соглашениях в военной области (любопытно, что отвечая на вопросы парламентариев о потенциальных угрозах, было отмечено, что основной угрозой считается возможность дестабилизации изнутри).

И ближе к середине месяца прошел специальный брифинг для военных атташе из числа представителей аккредитованного в Казахстане представителей военно-дипломатического корпуса.

Что же касается какой-то конкретики, то суммировав сказанное на всех брифингах, можно было узнать, что в рамках Национального проекта «Безопасная страна» планируется строительство современных складов вооружения, а также модернизация существующих хранилищ техническими средствами охраны и автоматическими системами пожаротушения, чтобы не допустить повторов ЧП, произошедших в Арыси и под Таразом.

Что же касается непосредственно усиления обороноспособности и создания отечественного конкурентоспособного ВПК, то здесь (очевидно руководствуясь соображениями секретности) в основном преобладали общие фразы:

«Техническое оснащение современными и высокотехнологичными образцами вооружения и военной техники будет осуществляться в плановом порядке с акцентом на реализацию мероприятий по развитию компонентов ВС, а также с учетом опыта их применения в ходе последних военных конфликтов… Определен перечень наименований военной продукции по приоритетным направлениям, который включает самолеты фронтовой и военно-транспортной авиации, ракетно-артиллерийское вооружение, бронетанковую технику, беспилотники и робото-технические средства, боеприпасы и другую номенклатуру…»

При этом, как отметил генерал-лейтенант Султан Камалетдинов, «перечень приоритетных наименований ориентирован на продукцию, производимую на отечественных предприятиях. Главными критериями являются снижение импортной зависимости, оптимальное соотношение цены, качества и эффективности применения вооружения и техники, расширение производственных мощностей и, соответственно, своевременное исполнение гособоронзаказа. В этой области у нас налажена конструктивная работа с Министерством индустрии и инфраструктурного развития… Министерство обороны заинтересовано в увеличении финансирования научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по созданию современных видов вооружения и военной техники…».

Каких-либо расшифровок – что и где будет разрабатываться и производиться и как в нынешних условиях промышленного развития страны возможно снизить импортозависимость в таких высокотехнологичных областях как авиация, танкостроение, ракетостроение и прочих, к сожалению, не последовало.

Кстати, забегая чуть вперед стоит отметить, что в августе прошлого года правительство страны приняло решениеограничить на год (то есть, до августа 2023 года) экспорт вооружения и военной техники, а что касается собственных приобретений, то по данным, оглашенным Султаном Камалетдиновым в конце прошлого года, Казахстаном рассматривается вопрос покупки беспилотных летательных аппаратов турецкого производства (в настоящее время на балансе ВС РК преобладают беспилотники производства Израиля и Китая).

В чуть более отдаленной перспективе возможна сборка турецких моделей беспилотников на территории РК (этот проект существует давно, но несколько раз переносился) и кроме того, после успешных полевых испытаний первого боевого беспилотника «Шагала», собранного в Казахстане Национальным университетом обороны, на повестке дня стоит вопрос запуска этой модели БПЛА в серийное производство.

Теоретические основы безопасности

Весьма важной мерой стало внесение в октябре 2022 года целой серии поправок в текст Военной доктрины РК.

Согласно принятым нововведениям (общее число поправок приближается к 70-ти), в частности, увеличивается боевой потенциал сухопутного, военно-воздушного и военно-морского компонента военной организации государства за счет создания необходимого комплекта войск (сил), вооружения, военной техники и запасов материальных средств на стратегических направлениях.

«В Вооруженных Силах созданы подразделения для организации противодействия информационно-психологическому и программно-техническому (кибер) воздействию в войсках. Ведется работа по наращиванию их потенциалов и возможностей.

Проводится системная работа по развитию технического и кадрового потенциалов, направленная на формирование современной проактивной системы защиты информации на объектах информатизации военного назначения.

В рамках интеграции системы территориальной обороны в общую систему обеспечения военной безопасности и обороны государства создан орган управления территориальной обороны в составе Вооруженных Сил. В интересах обеспечения оперативности реагирования на военные угрозы государству предпринимаются меры по усилению воздушно-транспортных возможностей Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований.

В целях повышения мобильности войск и адекватного реагирования на современные угрозы военной безопасности последовательно и планомерно проводятся меры по совершенствованию структуры, усилению состава и развитию инфраструктуры Национальной гвардии Республики Казахстан», – конкретизируется в этом пункте поправок.

Кроме того, как и планировалось ранее, в составе Вооруженных сил создан орган управления войсками территориальной обороны. Точнее – произошло преобразование созданного еще в 2016 году Главного управления территориальной обороны ВС (структуры, призванной организовывать взаимодействие с войсками ВС и другими силовыми ведомствами) в Департамент территориальной обороны Генерального штаба. Помимо координации в системе силовых ведомств и их взаимодействия с органами исполнительной власти, для теробороны установлена новая базовая задача – «охрана критической инфраструктуры и иных важных государственных объектов в период военного положения и объявления чрезвычайного положения» (то есть, то, чем в дни январских беспорядков занимались подразделения войск ОДКБ).

Также, согласно обновленному документу, в ВС РК «внедряются новые формы применения и способы действий войск в кризисных ситуациях, при пресечении внутреннего вооруженного конфликта, а также при ЧС социального характера и введении военного положения».

Что же касается технического и международного взаимодействия, то в обновленной редакции военной доктрины Казахстана было полностью сохранено положение о развитии единой региональной системы противовоздушной обороны Казахстана и Российской Федерации, но было немного изменено положение о создании базовых элементов системы предупреждения о ракетном нападении дополнением к нему «контроля космического пространства».

Как известно, Соглашение о единой системе противовоздушной обороны было подписано в январе 2013 года сроком на пять лет с возможностью автоматического продления на последующие пятилетние периоды. После принятия военной доктрины в 2017 году двустороннее сотрудничество между Казахстаном и Россией в сфере противовоздушной обороны стало ее неотъемлемой частью.

Еще одной небольшой новеллой стал пункт о «предоставления продукции оборонно-промышленного комплекса РК для применения в миротворческих операциях (миссиях)».

Любопытно, но в течение всего прошлого года ничего не было слышно о разработке Национального проекта «Модернизация армии», который был предложен Касым-Жомарту Токаеву еще одним предыдущим министром обороны Нурланом Ермекбаевым в 2021 году.

Как сообщала тогда Ак Орда, «в ходе встречи генерал-лейтенант Ермекбаев отметил, что с учетом анализа строительства армий развитых государств министерство обороны предлагает Национальный проект «Модернизация армии». Реализация нацпроекта позволит существенно повысить боевой потенциал армии и обеспечить определенный социально-экономический эффект. Кроме того, в него входит выполнение поручения Верховного главнокомандующего по созданию Единого оператора информационно-коммуникационной инфраструктуры (ИКТ) военного назначения. Единый оператор обеспечит бесперебойное устойчивое функционирование, сопровождение автоматизированных систем управления войсками и ресурсами, информационных систем и единой транспортной среды военного назначения, отвечающих требованиям информационной безопасности».

С тех пор, о данном проекте ничего слышно не было, и возможно, что после отставки Нурлана Ермекбаева (в августе 2021 года, после взрывов боеприпасов в Жамбылской области) работа над конкретно этим проектом была свернута и ВС РК модернизируются уже по иным планам и руководящим документам (в которых, как уже отмечалось выше, вопросам безопасности хранения боеприпасов уделено особое внимание).

Кстати, помимо проекта Национального плана «Модернизации армии» Нурланом Ермекбаевым было заявлено и о масштабной антикоррупционной кампании в рядах вооруженных сил, с объявлением «нулевой терпимости» к коррупционным правонарушениям среди военнослужащих любого ранга и созданием специальной комиссии по противодействии коррупции в МО РК во главе с тогдашним заместителем министра обороны Абулхаиром Скаковым (впоследствии акимом Павлодарской области, освобожденным от должности после ряда аварий на Экибастузской ТЭЦ) и генерал-майором Мухаметжаном Таласовым (в настоящее время, уже в звании генерал-лейтенанта работающим заместителем министра обороны).

Более-менее подробно, о работе этой комиссии было доложено лишь в 2022 году.

Февральское заседание проходило под председательством заместителя министра Султана Камалетдинова, в отчетном докладе которого было констатировано, что ежегодное снижение коррупционных преступлений в рядах Вооруженных сил составляет полтора раза (при этом никаких абсолютных цифр, на тему сколько было и сколько стало, или конкретных примеров, к сожалению, представлено не было).

Также в тот день было рассказано о разработке пилотного проекта «Цифровой местный орган военного управления», интегрированного с информационными системами других госорганов, о запуске мобильное приложение «Әскери сенім» и в ту пору успешной работе по созданию военной инфраструктуры со стороны АО «Әскери қурылыс» (которое чутьпозже попалов поле зрения антикоррупционной службы и где весной этого года проводилисьмероприятия по «оздоровлению финансово-хозяйственной деятельности»), так как «это напрямую связано с боеготовностью Вооруженных сил страны»…

Еще более с боеготовностью связано техническое оснащение армии, состояние ее вооружения и оборудования, наличие собственной производственной базы для изготовления и ремонта техники и компонентов.

Тщательный подсчет того, что есть в наличии у ВС РК, ведут не только местные, но и многочисленные зарубежные военно-аналитические и исследовательские структуры. Поэтому всегда есть возможность сверки публикуемых данных и произведенных оценок…

(Продолжение следует)

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

09:40
0
Василий 1 год назад #

Как показала практика, наших соседей. Хочешь мира- готовься к войне. Особенно в такое нестабильное время. Нам нужна сильная и передовая армия. А это  в первую очередь дроны и технологии. Надеюсь правительство будет работать над улучшение армии в целом. Всем мир!

Здесь будет ваша реклама
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.