Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz

Ответит ли правительство за потраченные в пустоту миллиарды?

Ответит ли правительство за потраченные в пустоту миллиарды?

Фиктивные рабочие места, трудоустроенные мертвые души, неэффективные методы, скрытая безработица – нарушения при реализации программ занятости выявляются год за годом. Тем не менее, правительство не только не объясняет собственные провалы, но даже не отвечает на критику президента Токаева.

Президент Токаев неоднократно говорил о подтасовке победных отчетов, касающихся трудоустройства. Счетный комитет придавал гласности нарушения и злоупотребления практически все годы существования госпрограммы Дорожная карта занятости. При этом все прекрасно знают, что в Казахстане существует огромная теневая безработица: люди, перебивающиеся случайными доходами, у нас лицемерно называются самозанятыми. Кроме того, в стране настоящий разгул мертвых душ, кочующих из проекта в проект вместе с фальшивыми реляциями.

Указания президента игнорируются

О том, что программы занятости – настоящая фикция, за которой стоят хищения и халатность, президент Токаев заявлял неоднократно.

«При проверке десятков, а то и сотен тысяч рабочих мест выходит, что нет налоговых и пенсионных отчислений. Не должно быть трудоустройства граждан только на бумаге. Зафиксировано 15 тысяч таких фактов. В целом из трудоустроенных более 40% остались в тени. Я давал поручение внедрить автоматический механизм проверки таких фактов. Но КГД и ЕНПФ еще не выполнили это поручение. Еще один минус противокризисных поручений – снижение налоговых поступлений. Из выделенных более 1 трлн. тенге для Дорожной карты занятости выплачено налогов лишь по 5,5 млрд. тенге», — сказал президент в январе прошлого года.

Он отметил, что особенно часто нарушения выявлялись в Туркестанской (79%), Кызылординской (43%) и Жамбылской (36%) областях. Также глава государства указывал на то, что временные рабочие места хронически преобладают над постоянными, а значит, миллиарды тратятся в пустоту.

«Сегодня большинство создаваемых в стране рабочих мест имеет краткосрочный характер. Такой подход не обеспечивает эффективную занятость населения, а лишь на некоторое время стабилизирует рынок труда. Поэтому мы должны прежде всего создавать постоянные рабочие места в испытывающих кадровый дефицит отраслях, таких как обрабатывающая промышленность, сельское хозяйство, туризм, сфера услуг, информационные технологии», – пояснял президент.

Не решается, по его словам, и проблема молодежной занятости. «Показатель трудоустроенных по специальности выпускников вузов лишь немногим выше 50%. Необходимо повысить эффективность наших программ, таких как «Жасыл ел», «С дипломом в село», «Серпін», «Жастар – ел тірегі», «Молодёжная практика». Какие из них работают, какие не реализуются? Необходимо пересмотреть их. Этот вопрос нужно держать на постоянном контроле», – подчеркнул Касым-Жомарт Токаев.

Как не трудно догадаться, правительство не только не отчиталось за провалы якобы реализованных программ, но даже не попыталось внедрить эффективные механизмы контроля. Именно поэтому новые вливания в сферу занятости закономерно оказались под угрозой. Особенно страшно то, что многие казахстанцы, благодаря бюджетной помощи могли бы гораздо проще преодолеть пандемийный кризис и подойти к военному кризису в более устойчивом материальном статусе. Однако, как и всегда, граждан оставили наедине с экономическим спадом и инфляцией.

Между тем, президент еще в 2020 году предупреждал, как важно не спустить по известному адресу суммы, выделенные в рамках Дорожной карты занятости (ДКЗ) на постпандемийный период. Тогда правительство обещало создать 240 тысяч рабочих мест. Достойная реализация этой меры поддержала бы экономику и доходы казахстанцев.

«На реализацию ДКЗ выделяются беспрецедентные суммы, до 1 трлн тенге. Критически важно, чтобы выделяемые средства не ушли в песок, как это бывало много раз. Поэтому правительство и акимы обязаны привлекать казахстанские кадры, отечественные строительные компании и производителей строительных материалов», – подчеркнул президент.

По его словам, основная часть запланированных рабочих мест – временные (до 95%). Постоянным трудоустройством после завершения программы будут обеспечены лишь 13 тыс. человек. В ряде регионов по итогам программы планируется создание мизерного количества постоянных рабочих мест. «Следует обеспечить баланс между двумя видами занятости. Временное трудоустройство в условиях кризиса, конечно, важно, но следует подумать о перспективах более широкой и качественной занятости», – добавил Касым-Жомарт Токаев.

Очень скоро поступила информация о том, что антикризисные планы сорваны: было трудоустроено всего 150 тысяч человек. Президент вновь обратил внимание правительства на то, что большинство рабочих мест временные. По данным главы государства, только в 6% проектов в рамках ДКЗ предусмотрено создание постоянных рабочих мест, а в остальных случаях речь идет лишь о временных рабочих местах на ремонтных работах.

Давая поручения премьер-министру Аскару Мамину, президент отмечал, что «создание рабочих мест идет очень медленно, буквально поштучно».

«Еще раз хочу сказать, что главная задача правительства на текущий и перспективный период – это создание рабочих мест. От решения этой проблемы зависит состояние экономики и внутренняя стабильность в государстве. Вы должны это очень хорошо понимать, поэтому при рассмотрении результатов деятельности правительства, акимов, этот показатель будет учитываться в первую очередь. Вы должны заниматься буквально каждый день и каждую неделю вопросом создания рабочих мест. Вы должны понимать, что без решения этой проблемы мы не выйдем из трудной ситуации», — сказал президент Токаев, отдельно напомнив, что нынешние механизмы не работают и безработица не сокращается.

Однако же ни сменившиеся за это время премьер-министры, ни главы соответствующих министерств, ни акиматы никак не отреагировали на многократную критику в свой адрес. Средства госпрограмм занятости продолжают исчезать в неизвестном направлении.

Ловят «на горячем»

О размерах коррупции до некоторой степени можно догадаться, ознакомившись с отчетами Счетного комитета. В этом году там подвели итоги мониторинга эффективности использования средств, выделенных на реализацию Дорожной карты занятости в 2021 году. За год из обещанных 42 тысяч рабочих мест по ДКЗ создали лишь 10,7 тысячи.

Мониторинг выявил отставание и неосвоение почти по всем пунктам программы. В секторе инфраструктурных проектов из планируемых 250 завершен лишь 41 проект. Тем не менее, освоение средств составило 65% – 99,8 млрд. тенге из планируемых 154,7 млрд.

В области сельского хозяйства было выделено 100 млрд. тенге, но профинансировали лишь 13 проектов на 50 млрд. Пункт по развитию бизнеса в регионах не выполнялся совсем. На него запланировали потратить 50 млрд тенге, но, как пояснили в Счетном комитете, нулевое освоение средств связано с «отсутствием заинтересованности в регионах». В итоге из планируемых 42 428 рабочих мест в правительстве создали лишь 10 736, из которых 9 373 места временные, заявили в Счетном комитете.

Отметим, что в прошлом году в комитете выявили нарушения на 344 млрд. тенге, возникшие при освоении средств, направленных на поддержку экономики в условиях пандемии Covid-19. Неэффективное планирование и использование средств отняло у бюджета 310 млрд. тенге. Сумма по финансовым нарушениям составила 34 млрд. тенге.

По данным контролирующего органа, больше всего нарушений обнаружено при реализации Дорожной карты занятости на 2020-2021 годы. Ее бюджет, напомним, составил 1 трлн тенге, освоение – 99%. По итогам аудита были выявлены нарушения на 96 млрд. тенге. Материалы по 72 фактам переданы в правоохранительные органы, к административной ответственности по 339 фактам привлечено 196 лиц.

Счётный комитет отметил многочисленные недостатки в реализации ДКЗ. Это отсутствие или частичное закрепление требований ДКЗ в обязательствах подрядчика (в 8% договоров) и кратковременный характер трудоустройства (в среднем на 1-2 месяца). Кроме того, наблюдается отсутствие мониторинга за подтверждением достоверности трудоустройства (у 34% отсутствуют пенсионные отчисления), также отсутсвует влияние реализованных проектов на улучшение инфраструктуры населенных пунктов. Проще говоря, все те же мертвые души, фиктивное трудоустройство, временные рабочие места и нулевой эффект для экономики.

В Счетном комитете также зафиксировали нарушения на 49 млрд. тенге по направлению «Развитие агропромышленного комплекса» (бюджет – 874 млрд. тенге, освоение 99%). Материалы по 12 фактам переданы в правоохранительные органы, к административной ответственности привлечено семь лиц. В комитете отдельно отметили крайне слабый мониторинг реализуемых проектов. Помимо прочего, нарушения на 35 млрд. тенге выявили по реализации Дорожной карты бизнеса – 2025 (бюджет – 81 млрд. тенге, освоение 83%).

Обнародование подобных фактов должно было бы стать причиной национальной дискуссии и последующих отставок. Однако в правительстве предпочли отмолчаться.

Никакого толку

О наболевшем многократно говорили и депутаты Мажилиса. В прошлом году депутат Айкын Конуров заявил о том, что фиктивное трудоустройство в отдельных регионах достигает 17-13%. По словам Конурова, в отчетах сообщается о создании 100 тыс. рабочих мест за счет цифровизации. Большая часть рабочих мест возникла в электронной коммерции, в общественном питании и доставке. В этой сфере участие государства минимально, она характеризуется многочисленными трудовыми конфликтами.

«Почти 1 трлн. тенге был выделен по Дорожной карте занятости, но мы не наблюдаем качественных изменений на рынке труда. Это текущий инструмент временного трудоустройства граждан, потому что 86% всех проектов Дорожной карты занятости связано, по сути, с текущим сезоном строительства и ремонтов», — заявил депутат.

Только 3% казахстанцев нашли постоянные рабочие места по госпрограммам, в свою очередь сообщила мажилисмен Айгуль Нуркина. «В дополнение к уже действующей программе занятости «Еңбек» была разработана и реализована Дорожная карта занятости на 2020-2021 годы, на которую был выделен 1 трлн тенге. По данным Министерства труда и соцзащиты в рамках дорожной карты на 6,7 тыс. инфраструктурных проектах обеспечено работой 239 тыс. человек. Вместе с тем вызывает сомнения количество реально трудоустроенных граждан», – сказала Нуркина.

Депутат отметила, что зафиксировано 15 тыс. случаев, когда работа появлялась только на бумаге. «И здесь возникает вопрос: это происходит для отчета либо они уходят в теневую экономику, что в последствии отразится на поступлении налогов, а также размерах социальных выплат и пенсий в будущем. В целом картину по трудоустройству можно увидеть по итогам реализации Дорожной карты занятости. Так, из общего количества лиц, принявших участие в ней, лишь 6,6 тыс. человек, а это 3%, нашли постоянные рабочие места. В отдельных регионах (Актюбинская, Акмолинская области) этот показатель вдвое меньше. Все это говорит о том, что ДКЗ в основном была направлена на создание временных рабочих мест с краткосрочной занятостью и не решила долгосрочных целей обеспечения продуктивной занятости населения», – подчеркнула Нуркина.

Кроме того, депутат напомнила и о крайней дороговизне создания рабочих мест по ДКЗ – в среднем цена одного места составляет 4 млн. тенге, что не всегда согласуется с требованиями проекта, ведет к подтасовкам и в итоге неэффективно с экономической точки зрения.

Айгуль Нуркина заявила о необходимости «наладить общеправительственную систему мониторинга уплаты налоговых платежей и обязательных пенсионных взносов работодателями и участниками ДКЗ и «Енбек». Данная система должна обеспечить автоматизированный контроль проверки обязательных пенсионных взносов, исключить факты фиктивного трудоустройства и неформальную занятость».

Как можно заметить, указанные меры соотносятся с поручениями президента Токаева, однако об усилении контроля, перекрестных проверках нет и речи, правительство либо игнорирует неудобные вопросы, либо продолжает выдавать рекордные цифры, не имеющие подтверждения в реальности.

У правительства своя реальность

Не желая исправлять собственные ошибки и разбирать вранье предшественников, в правительстве по-прежнему обещают повальное трудоустройство. В мае этого года заместитель премьер-министра Ералы Тугжанов обещал создать аж два миллиона новых рабочих мест.

Кабинет утвердил программу повышения доходов населения до 2025 года, по ее условиям за три года Казахстан должен побить рекорды занятости. Но безапелляционные заявления вызвали сомнения у прессы. «В 2021 году у правительства была задача создать 42 тысячи рабочих мест. Однако за год появилось всего 10 736, из которых 9 373 места временные. Если правительство обещало и не смогло создать 42 тысячи мест за год, как мы сможем осилить два миллиона?» — спросили Тугжанова журналисты.

Ответ вице-премьера следует высечь в камне и сохранить для потомков. По его словам,

на сегодня создано уже 240 тысяч новых рабочих мест.

«Откуда вы взяли эти данные по 2021 году, я не знаю. Задача, которая поставлена, вопрос непростой. Я абсолютно понимаю важность. Но мы четко прописали. В промышленном секторе – более 900 тысяч рабочих мест, в инфраструктурном развитии – около 600 тысяч рабочих мест, в сельском хозяйстве – почти 450 тысяч, туризм на уровне 59 тысяч. И это только те сферы, которые конкретно сегодня включены в реализацию самого проекта. Вопрос непростой и непраздный, но этим надо заниматься каждый день», — сказал Тугжанов. Его совершенно не смутил тот факт, что указанные сферы находятся в глубочайшем кризисе, нарушения же взяты не с потолка, а из отчетов Счетного комитета.

Отметим, что в прошлом году экс-премьер Аскар Мамин также «высоко оценил прогресс в реализации Дорожной карты занятости, а именно – меры по обеспечению рабочими местами и улучшению благосостояния народа». В нынешнем году пояснить, куда делся триллион тенге, и где обещанные 240 тысяч рабочих мест, уже как будто некому. Нет объяснений и по многочисленным случаям приписок, то есть составлениям актов на работы, выполненные только на бумаге. Сохраняется заговор молчания и относительно «мертвых душ», когда в иных регионах в трудоустроенные записывались даже местные бизнесмены, а кто-то получал за них зарплату и отчитывался по исполнению ДКЗ.

Министерство труда и социальной защиты тоже обитает в альтернативной вселенной, где Казахстан – страна передовых заводов, развитого туризма и цифровых достижений.

В этом году в публичном поле из уст нового-старого министра Тамары Дуйсеновой прозвучало лишь робкое упоминание о том, что в Казахстане генерируется недостаточно рабочих мест, а главным работодателем в последние годы является государственный и квазигосударственный сектор. Никаких критических разборов рынка труда и неэффективных программ занятости не последовало.

В прошлом году комитет партийного контроля Nur Otan признал неудовлетворительной работу Министерства труда и социальной защиты и Министерства национальной экономики в рамках программы «Еңбек». Как отметили партийцы, на реализацию программы за последние четыре года из республиканского бюджета было выделено порядка 600 млрд. тенге, однако целевые индикаторы программы не только перекликаются, но и зачастую дублируют друг друга, что приводит к распылению бюджетных средств. Только в 2019 году было выявлено 118,8 тысячи фиктивно трудоустроенных граждан, это 31% от общего количества.

«К примеру, работодатели увольняют своих работников и трудоустраивают их же через центры занятости на социальные рабочие места. В результате люди продолжают работать как и раньше, но государство субсидирует 35% от их заработка, тем самым снимая ответственность и затраты с работодателя», — такие примеры привели в партии.

Тем не менее, тогдашний министр труда и социальной защиты населения Серик Шапкенов сообщил, что за последние четыре года в рамках программы «Еңбек» на постоянную работу было трудоустроено более 1,4 миллиона человек. Нарушения не показались министру значимыми. В партии рекомендовали разработать и утвердить методику оценки программы занятости, провести ее обсуждение в экспертных и научных кругах и обеспечить ежегодную публикацию результатов реализации программы в открытом доступе. Разумеется, как и распоряжения президента, эти советы никто и не подумал выполнять.

Таким образом, хотя многомиллиардные нарушения фиксируются годами, а призывы пересмотреть систему контроля за бюджетными программами звучат на различных уровнях, в том числе, и со стороны главы государства, в правительстве продолжают темнить и жонглировать виртуальными цифрами. Вполне вероятно, в недалеком будущем мы вновь услышим, что «два миллиона рабочих мест» существуют лишь на бумаге, а в реальности чиновники не считают нужным объяснить провал программ занятости президенту, депутатам и населению. 

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

10:05
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Здесь будет ваша реклама
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.