Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz

Алгоритмы кровавого января: беспорядки могут повториться

Алгоритмы кровавого января: беспорядки могут повториться

С каждым днем версия о спонтанном характере январских событий кажется все более смехотворной.

Мы видим сложный сценарий с участием большого числа фигур, политических и экономических интересов, а также то, что сценарий продолжается. И власть информационно и политически проигрывает.

Начнём с «газовых» причин. Когда в одном регионе цены низкие, а в других – высокие, то, естественно, имеет место теневой переток «социального» товара по другим направлениям. И с учётом большого числа игроков повышение цен не могло не быть заранее известным. А цены моментально были снижены правительством в несколько раз, что вместо разумных переговоров привело к «быстрой победе» и расширению списка требований. Но у кого-то сдали нервы или решение лоббировалось заранее.

Во-вторых, слишком быстрая мобилизация протестантов в Мангистау и других регионах. В условиях отсутствия легальной системной оппозиции (имеются в виду радикалы) и слабого мобилизационного потенциала всевозможных групп и минипартий такое явление могло было быть проведено только на базе экстремистских ячеек и организованной преступности. Не будем забывать и о том, что на территории страны находится несколько сотен человек, участвовавших в боевых действиях в Афганистане, Ираке и Сирии, а затем тихо вернувшихся в Казахстан через «дружественную» Турцию или привезенных КНБ в рамках инициированной Масимовым операции «Жусан».

В-третьих, среди «протестующих» традиционные «активисты» составляли меньшинство. Основной силой были не многодетные матери, пенсионеры, дольщики-ипотечники, автовладельцы, а именно самозанятая, но хорошо организованная молодёжь. Не лишним будет отметить, что для трудовых мигрантов или приезжих участники беспорядков слишком хорошо ориентировались в городе. Характерно, что студенчество в акциях последнего времени практически не участвует, видимо в силу несколько большего здравомыслия и устроенности.

В-четвертых, сценарий явно подразумевал, что полиция уже на 2-й или 3-й день активной фазы «народного восстания» начнёт применять водометы и огнестрельное оружие, но санкция на его применение была дана только после захвата акимата Алматы и нападения на здания полиции и магазины оружия. Лозунг «власть стреляет в народ», который мог бы легитимизировать «народный характер протеста», оказался не подкреплен поводом, что позволило населению разделить «мирный митинг» и нападение боевиков, и резко снизило уровень поддержки.

В-пятых, если рассмотреть хронологию событий, то выбор в качестве фитиля Мангистау был не случаен и глубоко продуман. Повышенная протестность и конфликтность этого региона известна очень хорошо, а миф о «расстрелянных нефтяниках» уже давно стал «сакральным». Поэтому митинги 2 января сразу вызвали энергичную реакцию в центре – в область была направлена огромная комиссия, которая тут же начала идти на уступки. Но как только цены были снижены, тут же выяснилось, что у протестантов появились новые требования – отставка правительства, приезд президента, массовое трудоустройство, повышение зарплат, освобождение «политзаключенных» и т.д. Получается, что уже на начальной стадии переговорный процесс оказался настолько прикрыт требованиями, которые физически не то что удовлетворить, но даже рассмотреть было оперативно невозможно. В то же время «мирными протестующими» были оперативно перекрыты автомобильные магистрали, железные дороги и аэропорт, что сразу вызвало настороженность в столице и переброску туда дополнительных сил. Это отвлекло внимание от других регионов, где синхронно начались «мирные протесты» – в знак «солидарности» с жанаозенцами и с требованием освободить задержанных. По официальным данным, 3-го числа митинги и беспорядки начались в 7 регионах, а 4-го охватили уже 11. Понятно, что такая география и массовость спровоцировала управленческий хаос при этом, что руководство КНБ начало оттягивать свои силы и запутывать обстановку. А тот же день беспорядки перешли в «умеренно активную фазу» в основных регионах, намеченных для атаки: боевики «мирно» попытались взять штурмом акимат Алматы, который полиция смогла в тот момент удержать, а произошла попытка прорыва «митингующих» в центр столицы, которая была оставлена СОБРом и быстро локализована. В Нур-Султан были переброшены дополнительные силы, которых, естественно, стало не хватать в других местах… Ночью и утром 5 января были захвачены акимат и аэропорт Алматы, акиматы Актюбинской, Алматинской, Атырауской, Кызылординской, Мангистауской и Жамбылской областей, здания полиции, магазины оружия и т.д. Ситуацию смог переломить президент, сместивший Масимова с поста главы КНБ, обратившийся за помощью к ОДКБ и отдавший приказ применять оружие на поражение. После этого, в течение 2–3 ситуация была стабилизирована.

В-шестых, был включён резервный мобилизационный план с демонстративным мародерством, который спровоцировал присоединение к боевикам городского маргиналитета, часть которого бросилась грабить магазины и банкоматы, а также частично приняла участие в столкновениях с полицией.

В-седьмых, как интересно менялась тональность ряда СМИ. Сначала это был «народный протест» и «мирные протестующие», потом требования «вести диалог» и «не применять оружие», хотя боевики никаких лозунгов не выдвигали и переговоров не требовали, потом пошли вопли про «русских оккупантов», которые прилетели «убивать мирный казахский народ», потом пошли требования освободить «мирных демонстрантов» и «активистов», хотя таких никто особо не видел. И в завершение – пошла массовая истерия про то, что все задержанные – это «случайные прохожие» и «демократические активисты», которых «массово пытают и избивают» в «застенках полиции».

Хочется напомнить, что многие арестанты участвовали в столкновениях и были задержаны в практически боевых условиях. Кроме того, представляется, что агрессивная линия поведения после задержания была хорошо отработана и представляет собой часть информационной войны. Напомню, что либеральная и патриотическая общественность с удовольствием тиражировала ложь о солдатах и полицейских, «перешедших на сторону народа» или «убивавших мирных граждан». Вопрос в том, делала ли она это «из принципа» или это было частью информационно-пропагандистской кампании.

Эту часть дезинформационной работы хорошо отработали со времен событий в Жанаозене, когда полицейские были вынуждены применить огнестрельное оружие для вызволения людей из горящего акимата, окружённого агрессивной толпой, а их же под «давлением общественности» наказали и осудили. После чего среди полицейских активно ходили разговоры о том, что «мы не будем защищать власть, предавшую своих». Представляется, что руководство КНБ эту ситуацию очень хорошо мониторило. Понятно, что оно не могло отдать приказ «помогать» боевикам (абсолютное большинство офицеров и военнослужащих не пошло бы на нарушение присяги), но, как могло, дезориентировало руководство страны, срывало противодействие бандитам и, прекрасно зная ситуацию в вооруженных силах, оставило полицию и нацгвардию без прикрытия. Арест главы спецподразделения «Арыстан» КНБ очень хорошо об этом говорит.

Резюмируем. В данный момент мы видим мощную информационную кампанию по дискредитации силовых структур и массовому освобождению задержанных участников беспорядков. Даже «ярких» представителей криминального мира уже зачисляют в категорию «мирных протестующих».

Власть, к сожалению, опять стушевалась перед массированной информационной атакой, предпочла выставить полицию козлом отпущения и отдать «общественное расследование» на откуп откровенно сомнительным фигурам.

В итоге мы можем получить ситуацию, когда в течение нескольких месяцев, а то и недель январская трагедия может повториться.

20:05
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Здесь будет ваша реклама
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.