Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz
$455.65
489.96
6.36

Экибастузская неслучайность: что ждет теплоэнергетическую отрасль страны?

Экибастузская неслучайность: что ждет теплоэнергетическую отрасль страны?

Есть старый анекдот на футбольную тему, в котором комментатор, констатируя счет «четыре-ноль», призывает болельщиков проигрывающей команды сильно не переживать: «Не все еще потеряно, ведь идет лишь восьмая минута первого тайма!»

Что-то подобное можно перенести и в сегодняшний Казахстан, да вот только гражданам совсем не до юмора. Закончилась лишь первая неделя зимы, а аварийный счет объектов энергетики буквально зашкаливает.

Помимо грандиозного Экибастузского ЧП, в начале ноября 22 тысяч человек оказались без тепла в Риддере, более 40 жилых многоэтажек и ряд социальных объектов остались без тепла из-за прорыва теплотрассы в Рудном, а детальное перечисление аварий более локального масштаба, прокатившихся за последние полтора месяца буквально «от края до края» страны, уже может занять целую страницу.

А ведь еще в октябре акимы областей и городов, все как один, бодро отчитались об успешной подготовке к наступлению холодов с неизменным рефреном: «В целом подготовка к отопительному сезону 2022/2023 идет строго по графику…»

Что там в «целом» и что в «частностях» теперь будет изучать правительственная комиссия по проверке деятельности центральных и местных исполнительных органов по подготовке к зимнему отопительному сезону во главе с первым заместителем руководителя Администрации президента Тимуром Сулейменовым, о начале работы которой объявил президент Касым-Жомарт Токаев в первый день зимы.

Еще через семь дней глава государства поручил правительству «провести тщательный анализ просчетов, допущенных при подготовке городов страны к зимнему отопительному сезону и принять конкретные решения с целью кардинального изменения сложившейся плачевной ситуации как в Экибастузе, так и в других населенных пунктах».

С 2 декабря начала работу еще одна комиссия, созванная премьер-министром Алиханом Смаиловым. Ей предписано проведение полного технического аудита всех энергетических объектов регионов.

«Министерствами энергетики и индустрии совместно с акиматами провести полный технический аудит энергетических объектов регионов и внести информацию в правительство. Проверить качество проведенных ремонтных работ перед началом отопительного сезона. Особое внимание уделить оборудованию и инфраструктуре «рисковых» объектов», – говорилось в заявлении премьера, озвученном на специальном заседании правительства.

Первая же выездная ревизия, проведенная в Семее, выявила неутешительные результаты как о состоянии самой местной ТЭЦ, так и 68% степени износа теплосетей (все это ветхое хозяйство стоит на балансе одной организации ГКП «Теплокоммунэнерго»).

Теперь предстоит понять, что с этим делать. В краткосрочной перспективе все более-менее ясно – надо организовать поставку исключительно качественного угля на все теплоисточники Абайской области, что бы хотя бы по этой причине не ломались котлы. А вот со всем остальным, включая модернизацию теплосетей, пока не ясно.

– Нужны будут новые теплоисточники. Комплексным решением должно быть строительство ТЭЦ. Одной либо двух. Но это вопрос, понятно, не одного года. Пару лет как минимум. Поэтому надо будет с вот этими и котельными, и ТЭЦ разбираться. Теплосети модернизировать. Мы из центра, из Администрации президента также проконтролируем, – размышлял после полученных докладов первый заместитель руководителя АП Тимур Сулейменов и в заключении подбодрил то ли окружающих, то ли самого себя: «Поэтому, на самом деле, я считаю, не так все плохо…»

Сводные предварительные итоги работы всех комиссий будут известны примерно к середине декабря. То есть, буквально на днях. Хотя уже сейчас понятно, что в большинстве случаев результаты проверок будут весьма неутешительны.

Данные о том, что износ основного оборудования на подавляющем большинстве станций (22 из которых находится в частной собственности, 10 принадлежат государству, а еще пять в ведении квазигосударственного сектора) превышает 65%, а степень износа труб теплоцентралей в ряде населенных пунктов колеблется в пределах 70%, были известны тому же Министерству энергетики и ранее.

Правда, анализируя аварийность прошлого отопительного сезона, в Минэнерго были сделаны выводы о том, что раз 36 аварий произошли на ТЭЦ, находящихся в частой собственности, посему вроде как напрашивается логичный вывод о необходимости передачи некоторых из них государству.

В свою очередь, журналисты республиканских СМИ без труда припомнили аварии предыдущих лет, произошедшие на государственных объектах (типа той же Кентауской ТЭЦ), да и нынешняя техническая ревизия вряд ли придет к выводу о том, что на государственных станциях и сетях все идеально – тому пример уже упомянутое выше состояние теплоэнергетики в Семее.

Да и буквально на днях, комментируя предложения о возвращении в государственную собственность Экибастузской ТЭЦ, заместитель премьер-министра Серик Жумангарин призвал с этим вопросом не спешить и подойти к делу обстоятельно:

«Вопрос на стадии анализа. Прежде чем принимать подобного рода решения, необходимо тщательно изучить ее состояние. Если это будет непосильное бремя для государства, фактически мы сделаем подарок собственнику, забрав объект себе, и будем в него вкладывать средства. Необходимо сначала рассмотреть вопрос совместного исправления ситуации…»

Заодно вице-премьер высказался и о недостатках нынешней тарифной политики: «Все это связано с тем, что определенное время преобладала тарифная политика социальной направленности. Нагрузка в основном шла на бюджетные организации и юридические лица. Дифференциация тарифа шла таким образом. Поэтому в прошлом году, за счет тарифа, удалось в том же самом Экибастузе из 420 километров отремонтировать только 619 метров сетей. Эта информация у меня в голове осталась. Сами понимаете, это 0,01%...» – разъяснял эту версию причин разрухи в тепловом хозяйстве Экибастуза Серик Жумангарин, попутно предрекая новые сбои и аварии: «Подобная тарифная политика будет рано или поздно приводить к таким последствиям…» и анонсируя возможное изменение тарификации: «Я вообще предлагаю делать долгосрочные тарифы. Вот именно по этой схеме. И эта идеология в Комитете по регулированию естественных монополий. Речь не о том, что государство не хочет давать тарифы, дело в том, что нужно их не просто давать, а контролировать их исполнение и именно целевое вложение средств в инфраструктуру. Содержание подобного рода объектов дорогостоящее. Его легче поддерживать в работоспособном состоянии, чем потом модернизировать либо заново строить. Еще раз хочу отметить, что на этот вопрос до всех этих аварий руководство страны уже обратило внимание…»

Кстати, «тарифный вопрос» буквально сразу после аварии в Экибастузе подняло и Министерство энергетики:

«Одним из основных системных проблем, влияющих на проведение необходимых и достаточных объемов ремонтных работ на трубах тепловых сетей, является существующий низкий тариф на тепловую энергию. При общей протяженности тепловых труб в 342 км, ежегодно производится замена порядка только 3-4 км тепловых сетей. В качестве информации сообщаем, что установление тарифов на производство и передачу тепла субъектов естественных монополий выходит за рамки компетенции министерства энергетики РК и относится к компетенции государственного органа по регулированию субъектов естественных монополий», – сообщили в пресс-службе Минэнерго.

Чему бывать, того не миновать

К вопросу тарифов целом и специфике тарификации конкретно в Экибастузе мы еще вернемся чуть позже, а пока вкратце рассмотрим предысторию декабрьского ЧП, а точнее – основные вехи деградации некогда передового объекта, коим в свое время была тамошняя теплоэлектроцентраль и ее трубная инфраструктура (тем более, что эта история достаточно показательна и типична для целого ряда и других энергетических объектов страны).

Начнем с того, что как это ни прискорбно, но в принципе, в самой аварии не было ничего сенсационного или даже непредсказуемого. Произошло ровно то, что, собственно, и должно было произойти. То есть, беда пришла именно оттуда, откуда ждали.

В самом начале октября этого года во время рабочей поездки в Павлодарскую область президент Касым-Жомарт Токаев подверг резкой критики состояние местной энергетической отрасли: «Энергетическая инфраструктура региона требует значительных инвестиций. К примеру, тепловая сеть областного центра изношена на 80%. Из-за этого в разгар зимы жители часто остаются без тепла. Состояние ТЭЦ в Экибастузе не выдерживает никакой критики. Тепловые сети города сильно изношены. Несмотря на то, что Экибастуз производит четверть всей электроэнергии в стране, город каждую зиму рискует остаться без тепла. Это абсурдная ситуация. ТЭЦ-1 в Павлодаре и ТЭЦ в Экибастузе должны быть поэтапно модернизированы» – заявил глава государства.

И не просто заявил, а поручил правительству совместно с акционерами внести конкретные предложения по этому вопросу. «Акимат уже предложил план по модернизации инженерной инфраструктуры. Правительству следует рассмотреть возможность его финансирования…» – подчеркнул Касым-Жомарт Токаев.

Как правило, при упоминании «рассмотреть возможность финансирования» лица финансовых чиновников начинают скучнеть (исключением являются разве что авантюрные прожекты некоторых госпрограмм, но «это другое»).

Действительно Комплексный план социально- экономического развития города Экибастуза Павлодарской области на 2021–2025 годы был утвержден еще в ноябре прошлого года.

Присутствуют там и строки, касающиеся критического состояния инженерной инфраструктуры: «Остро стоит вопрос водо-, теплоснабжения региона. На сегодняшний день износ водопроводных сетей составляет 63,9%, канализационных – 68,1%, тепловых – 83,9%. В последнее время участилось число аварийных ситуаций».

Заложены и погодовые планы реконструкции имеющихся и строительства новых магистральных и внутриквартальных тепловых сетей, с финансированием этого благого дела как из республиканского, так и местного бюджетов, а также неких «других источников».

Правда в основном после того, как будет выполнен пункт «Разработка технико-экономического обоснования развития тепловых сетей с привязкой к генеральному плану развития», с реализацией в 2023 году. И так далее… В общем, все как обычно, с непременным обязательством акиматов своевременно исполнять намеченные планы, о чем ежегодно докладывать в Министерство национальной экономики, которое в свою очередь должно будет информировать правительство.

Правда, в заключительной главе «Ожидаемые результаты» в отличие от ряда других показателей, распланированных весьма кропотливо, о грядущем состоянии энергетической инфраструктуры как таковой, конкретики было крайне мало и все ограничилось упоминанием о необходимости реализации в будущем еще 11 проектов, «которые позволят уменьшить износ сетей, улучшить состояние систем теплоснабжения и водоотведения».

Судя по всему, на этом все и закончилось, или точнее – не успело начаться. По крайней мере, об изыскании дополнительных средств для реализации данного «Комплексного плана» как это поручил в октябре президент, нигде публично не сообщалось.

А между тем, на нехватку информации о плачевном положении дел в сфере энергетической безопасности того же Экибастуза ответственные чиновники пожаловаться никак не могли.

Незадолго до визита в область Касым-Жомарта Токаева, в августе нынешнего года, в городе несколько дней работала специальная комиссия, среди которой помимо представителей местной исполнительной власти были и чиновники Министерства энергетики.

Причем, создана эта комиссия была после неоднократных жалоб жителей города на перебои с подачей тепла в предыдущие отопительные сезоны и регулярный недогрев. Посещала комиссия и саму ТЭЦ, после чего обнародовала достаточно предсказуемые выводы: «Проинспектированы ремонтные работы основного оборудования и готовность несения нагрузки в период низких отрицательных температур. Руководству ТЭЦ поручили ускорить ремонтные работы. Комиссия особо отмечала высокий уровень износа тепловых трубопроводов, который составляет более 70%. Существующий износ самих тепловых труб является основной причиной ежегодной высокой аварийности в тепловых сетях, особенно в начале отопительных сезонов…»

И это только один пример того, что никаких иллюзий о том, что происходит в сфере экибастузской энергосистемы никто не питал (кстати, в ответ еще тогда прозвучало предложение со стороны нынешних владельцев забрать объект в коммунальную собственность безвозмездно. При том, что ранее об этом категорически речь не стояла, на что в то время обратили внимание республиканские СМИ)…

О текущем положении дел с энергосистемой Павлодарской области в целом мы довольно подробно писали в декабре прошлого года.

Поэтому здесь можно лишь добавить, что, согласно расчетам 2021 года, в областном центре констатировалось порядка 73% процентов износа энергетической инфраструктуры, а в 2022 году износ достиг уже 77%.

Поэтому Павлодар еще более укрепился в «группе риска» с единственным отличием, что в областном центре действуют три ТЭЦ и в случае (не дай бог, конечно) аварии на какой-нибудь из них без тепла останется лишь часть города…

«Это наша с тобой биография…»

Но вернемся непосредственно к Экибастузской ТЭЦ (которая, кстати, на днях могла бы справить свой очередной день рождения – работа ТЭЦ началась 4 декабря 1956 года).

Изначально станция задумывалась как энергетическая подпитка для угольных разрезов, однако через два года на ней были установлены турбогенераторы, что существенно увеличило ее мощность.

Кстати в период с 1958 по 1968 годы директором здесь был не кто иной, как Георгий Маленков, некогда всесильный председатель Совета Министров СССР, но впоследствии попавший в опалу и фактически сосланный Никитой Хрущевым в Казахстан.

Весьма энергичный и деятельный Маленков, уделял развитию станции достаточно много сил и в первую очередь перевел ее с потребления мазута, что существенно удорожало производство электроэнергии и пара, на сжигание местного угля. Также при Маленкове была построена подстанция «Экибастузская», что позволило соединить Экибастузскую ТЭЦ с Павлодарской энергосистемой.

Затем, вплоть до развала СССР на ТЭЦ прошли еще ряд преобразований, связанных с установкой дополнительных пяти котлов, четырех усовершенствованных водогрейных агрегатов, введение в строй химводоочистки, золоотвала и строительства дымовой трубы высотой 180 метров.

А потом резко наступил период упадка, который, собственно, продолжается до сих пор. Для начала, одна за другой останавливались турбины, производящие электроэнергию. В результате, с 1995 года с остановкой последней турбины ТЭЦ фактически стала лишь большой котельной, обогревающей город и промышленные предприятия.

Именно в таком виде она досталась американской компания «Access Industries, INC», вступившей по результатам открытого тендера, проведенного 18 октября 1996 года, во владение имущественным комплексом экибастузского угольного разреза «Богатырь» и разреза «Степной».

Зарубежные инвесторы видели в станции лишь источник теплообеспечения для своих предприятий и никакого реального интереса к ее модернизации (вопреки бумажным инвестиционным планам) не проявляли.

А в 2001 году Экибастузская ТЭЦ и вовсе была выделена из состава ТОО «Богатырь Аксес Комир» путем создания двух новых самостоятельных ТОО «Экибастузская ТЭЦ» и ТОО «Экибастузские тепловые сети», фактически переведенные в режим самоокупаемости или точнее – самовыживания.

В 2007 году произошла смена собственника: взамен теряющей свои позиции «Access Industries» в регион пришла группа компаний АО «Центрально-Азиатская Электроэнергетическая Корпорация (АО «ЦАЭК»), созданная Александром Клебановым, Еркыном Амирхановым и Сергеем Каном. Любопытно, что до прихода в область созданная еще в конце 90-х годов ЦАЭК, несмотря на свое название, к энергетике имела отношение весьма опосредованное и занималось другими видами предпринимательства – от зерновой и хлебной индустрии до строительства.

Теперь же, после приобретения у «Access Industries» Экибастузской ТЭЦ и тепловых сетей Экибастуза, а у «Аксесс-Энерго» – вертикально интегрированной энергетической компании Северо-Казахстанской области, собственно, началось вхождение в энергетику и впоследствии создания холдинга, вобравшего в себя все электротеплопроизводящие, сетевые и сбытовые организации Северо-Казахстанской, Павлодарской и Акмолинской областей.

Были созданы АО «Севказэнерго», аналогичный конгломерат АО «Павлодарэнерго» (вертикально интегрированная компания, включающая все звенья энергоснабжения Павлодарской области – ТЭЦ-2, ТЭЦ-3, АО «Павлодарская РЭК», ТОО «Павлодарские тепловые сети» и ТОО «Павлодарэнергосбыт»), АО «Акмолинская распределительная электросетевая компания», отвечающее за передачу и распределение электроэнергии для потребителей 14 районов Акмолинской области, а также городов Астаны и Степногорска, и ТОО «Экибастузтеплоэнерго».

В общем, хозяйство большое, хлопотное, но, судя по квартальным и годовым отчетам этих юридических лиц, в те годы вполне доходное.

На первых порах даже проводилась модернизация оборудования – так, на Экибастузской ТЭЦ в 2009 году была смонтирована новая турбина мощностью 12 МВт и станция вновь стала вырабатывать электричество.

Кстати, если обратиться к архивным материалам компании, то можно будет легко убедиться, как менялось настроение у самих производственников.

Например, если взглянуть на серию юбилейных статей, посвященных грядущему 60-летию станции, которые были опубликованы на официальном сайте АО «Павлодарэнерго» в 2015 году, то можно отметить, что ее директор Виктор Гербер (между прочим, весьма опытный энергетик, проработавший на станции 27 лет на разных должностях и ставший директором в 2007 году) был настроен весьма позитивно:

«Сегодня станция является мощным теплоисточником Экибастуза. Наша располагаемая мощность составляет 750 Гкал/час, однако электрическая – пока только 12 МВт, поэтому подали предложение в рамках инвестпрограммы установить турбину №2 мощностью 30 МВт. Для этого специализированная проектная организация выполнила ТЭО, которое уже прошло экспертизу и находится на рассмотрении в АО «ЦАЭК». Если проект одобрят, мы планируем реализовать его в течение 2016-2019 годов. Это позволит не только полностью закрыть собственные электрические нужды, но и отпускать энергию на сторону, что значительно улучшит экономику ЭТЭЦ и «Павлодарэнерго»в целом. Стоимость проекта на сегодняшний день – 4 млрд. 800 млн. тенге. Как и прежде, продолжим повышать эффективность и надежность нашего основного оборудования путем вложения средств в ремонты. И конечно, всем коллективом мы готовимся к 60-летию станции, которое будет праздноваться в следующем году…»

А вот в декабре 2021 года, в преддверии 65-летнего юбилея, оптимизма у директора ТЭЦ уже изрядно поубавилось (что, впрочем, неудивительно: ведь та же турбина, о которой он так увлеченно говорил ранее, по-прежнему оставалась лишь в проекте).

«Сегодня станция переживает не самые лучшие времена. Уже не первый год мы сталкиваемся с проблемой нехватки кадров. К сожалению, мы пока не можем предложить лучших условий для привлечения специалистов. Да, мы можем гарантировать хороший опыт, которым могут поделиться лучшие энергетики области, работающие у нас десятилетия, но заработная плата на нашем предприятии остаётся не самой привлекательной в городе и отрасли в целом», – печально рассказывал Виктор Вебер на страницах местной газеты «Салем, Экибастуз»

«Экибастузская ТЭЦ и сейчас продолжает оставаться единственным источником тепла для населения города. Станция обеспечивает теплом более 4 тысяч частных и около 700 многоэтажных жилых домов. Проблем очень много. Руководство станции возлагает надежды на осуществление проекта по строительству турбогенератора. Благодаря реализации этого проекта ТЭЦ сможет вырабатывать порядка 40 МВт электроэнергии – 18 МВт для покрытия собственных нужд и 22 МВт для реализации населению. Решить вопрос финансирования проекта предложено посредством государственного частного партнёрства (ГЧП). На сегодня окончательное решение по этому проекту не принято...» – говорилось в публикации, в которой, честно говоря, мало ощущался праздничный дух грядущего юбилея.

В общем, можно констатировать, что после некоторого всплеска, произошедшего в 2009–2015 годах, на ТЭЦ опять начался период глубокой стагнации.

Экономист и энергетик Петр Своик (сам в свое время поруководивший теплоэнергетической станцией) в те годы был склонен винить в этом даже не столько руководство ЦАТЭК, сколько все систему, сложившуюся в то время в отечественной энергетике:

«…Тут вот какая неувязочка: вся деятельность ЦАТЭК ну никак не вписывается в проводимую нашим родным правительством энергетическую политику! Еще в 1997 году под руководством другого выдающегося энергетика – Мухтара Аблязова – началось создание так называемого оптового рынка электроэнергии. В основе которого – принципиальное разделение всех советских еще вертикально интегрированных энергосистем типа «Павлодар… Алтай… Караганда… Атырау … Запказ… и так далее …энерго» на обязательно отдельные электростанции, отдельные электрические сети и отдельные энергоснабжающие организации – энергосбыты. Причем фишка как раз в том, чтобы между ними не было никакой связи и даже намека на аффилированность… То, что такой рынок оказался голимой симуляцией – способом льготного снабжения «избранных» потребителей и выкачивания из энергетики частных олигархических прибылей, – это отдельный вопрос. Но, дорогое наше правительство, нельзя же так насмехаться над самим собой! Все, на чем выстроена ЦАТЭК – вертикальная и горизонтальная интеграция, – прямо противоречит содержанию Законов «О естественных монополиях и регулируемых рынках» и «Об электроэнергетике». Если честно, мне больше импонирует ЦАТЭК, но это такой кусочек СССР, вставленный в бездарно и корыстно скопированную с некоторых западных энергорынков схему...» – говорилось в статье «ЦАТЭК: не влезай убьет!», опубликованной на страницах газеты «Время» еще в октябре 2014 года.

С тех пор поменялись некоторые энергетические концепции и сменилось немало чиновников, ответственных за функционирование энергетической отрасли в стране.

Похоже, что с годами изменилось и отношение к своему хозяйству со стороны акционеров ЦАТЭК – попросту говоря, они потеряли к нему интерес.

Это и выражалось в систематическом срыве инвестиционной программы (в частности, проверками было установлено, что только в период с 1 июля 2020 по 31 июля 2021 года ТОО «Экибастузтеплоэнерго» не исполнило инвестиционную программу более чем на 192 миллиона тенге) и в просачивающихся сведениях о якобы обесценении активов ТЭЦ (с 11 миллиардов тенге до 500 миллионов) и в несколько изменившейся риторике со стороны основных акционеров ЦАТЭК по поводу самого приобретения этих активов.

Еще с десяток лет назад говорилось об определенном бизнес успехе, полученном путем конкурентной борьбы: «В 2007 году компания приобрела у «Access Industries» энергетические активы – Экибастузскую ТЭЦ и тепловые сети города Экибастуза и ТОО «Аксесс-Энерго» – вертикально интегрированную энергетическую компанию Северо-Казахстанской области. Напомню, в конце 2002 года между группой СУАЛ, Access Industries и британской Fleming Family & Partners было заключено соглашение об образовании новой промышленной компании – SUAL International. В 2006 году она объединилась с российским «РУСАЛом». Основной актив Access Industries в Казахстане – разрез «Богатырь Аксесс Комир» – вошел в состав UC RUSAL, ну а энергетика была выставлена на продажу. Мы смогли предложить наиболее привлекательные условия и приобрели данные энергетические объекты».

В последние годы уже утверждалось чуть ли не о определенной благотворительности со стороны частной компании, которая взяла на себя нелегкое бремя в виде убыточных предприятий. Особо ярко это звучало в дни экибастузского ЧП: «Данный актив мы выкупили у такой же частной компании в 2008 году в уже убыточном состоянии. Неоднократно мы говорили и привлекали внимание к проблеме износа теплосетей. Но, как частная компания, мы не можем поднять цены на тарифы для потребителей. И поэтому с самого начала предприятие является убыточным. Доходов у предприятия не хватало даже на обеспечение станции, не говоря уже о полной или частичной модернизации ТЭЦ. Это не просто слова. Все это подтверждается финансовой отчетностью…» – рассказывал Александр Клебанов 2 декабря этого года.

Насколько верна эта финансовая отчетность, будет ясно чуть позже, уже в рамках возбужденного уголовного дела:

«ТЭЦ и тепловым сетям, а также как они содержались, сколько денег выделялось на ремонт, какие действия руководство станции принимало – этому будет дана оценка в рамках возбужденного уголовного дела. Работа вэтом напралении продолжается», – заявил заместитель премьер-министра Роман Скляр в ходе своего очередного брифинга, посвященного проблемам устранения аварии.

Маленький-большой тариф

Что же касается тарифов, то здесь тоже все не так просто – ведь тарифы Экибастуза и так одни из самых высоких в регионе (хотя и считаются маленькими).

Заместитель руководителя регионального управления энергетики и жилищно-коммунального хозяйства Талгат Испулов в комментарии СМИ объяснял это логическое противоречие местной спецификой: «…Тариф слишком маленький и не позволяет охватить все ремонтом. Действительно экибастузцы платят за тепло гораздо больше, чем павлодарцы, но это связано особенностями электроцентралей. Павлодарские ТЭЦ комбинированные, вырабатывают как тепло, так и электроэнергию. Экибастузские же котельные дают только тепло, поэтому продавать его по той же цене, что и в Павлодаре, невыгодно...»

Буквально сразу после августовской проверки руководство компании в очередной раз объявило о нерентабельности содержания станции (в том числе и из-за низких, по их мнению, тарифов) и предложило государству «поучаствовать в капитале ТОО «Экибастузтеплоэнерго». То есть, говоря проще, забрать его себе.

И как сообщили республиканские СМИ, председатель Казахстанской электроэнергетической ассоциации Талгат Темирханов подтвердил, что компания неоднократно обращалась к руководству города и области с просьбой об увеличении тарифа. Последний раз на общественных слушаниях в ноябре этого года (буквально накануне аварии).

Ссылаясь на убытки в 3,7 миллиарда тенге в течении последних трех лет, представители ЦАТЭК предложили увеличить тариф сразу на 440%, но акимат был готов торговаться на 25%.

«Сегодняшние 100 тенге, это не вчерашние и их сравнивать не приходится. Если вчера вы могли на эту стоимость купить три булки хлеба, сегодня вы купите только одну. При том, что вы держите тариф на уровне 2015–2016 года и требуете от нас модернизации станции в большем объеме – это нереально!» – сетовали представители энергетиков.

В ответ им приводили данные о том, насколько велики тарифы для тех же экибастузских предпринимателей (да и всех остальных юридических лиц), которые вынуждены платить 14 с лишним тысяч тенге за одну гигакалорию, причем независимо от наличия или отсутствия приборов учета. (Для сравнения: юридические лица в Павлодаре оплачивают тепло из расчета 4195 тенге, если есть приборы учета, и 8536 – если их нет).

И если поднять тарифы на уровень предлагаемых ЦАТЭК, то и без того не сильно богатых местных бизнесменов можно пустить по миру с помощью одних лишь квитанций за коммунальные платежи…

Еще одним показательным нюансом можно считать мнение главы входящего в став «ЦАТЭК» АО «Севказэнерго» Олега Перфилова, в котором он также винит во всех бедах низкие тарифы: «Государственная политика по сдерживанию тарифов – это главная причина аварий, для сравнения: последние девять лет я работал генеральным директором «Павлодарэнерго», так вот, на станциях в Павлодаре (ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3) ремонтный фонд в 2022 году составляет 5,5 млрд. тенге в тарифе, а в Петропавловске – 2,3 млрд. То есть почти в два с половиной раза меньше – на то же самое количество основного оборудования. И так на протяжении последних четырех лет. По этой причине денег хронически не хватает на ремонт…»

Характерно, что журналисты, обратив внимание на утверждение о том, что в Павлодаре возможностей по восстановлению теплосетей гораздо больше, чем в Петропавловске, вспомнили как в апреле этого года, заместитель главного инженера АО «Павлодарские тепловые сети» Павел Плетухов на брифинге заявлял, что износ теплосетей в областном центре продолжает расти – и приближается к 90%.

То есть, получается, что даже при гораздо более выгодных для энергетиков тарифах (как это происходит в Павлодаре) восстановление инфраструктуры все равно практически не производится. В таком случае, будет вполне резонным вопрос – до каких пределов вообще надо поднять тарифы, чтобы владельцы энергообъектов все-таки изыскали средства для модернизации инфраструктуры и основного оборудования?

Мы не знаем, кому и зачем это нужно…

Вторым важным вопросом, стоящим на повестке обсуждения, является насколько исправит положение передача подобных объектов в собственность государства? Здесь, экспертные мнения также разнятся:

«На самом деле нет разницы, кому они принадлежат. Котлы Уральской ТЭЦ, принадлежащей городу, изношены на 80%, так же, как и котлы коммунальных станций в Кентау, Кызылорде, Таразе и частная в Степногорске. Поэтому не важно, кому принадлежит эта собственность. У нас бюджет не резиновый. Акиматам лучше на эти деньги построить социальные объекты, чем строить и ремонтировать ТЭЦ и тепловые сети…» – отметил заслуженный энергетик РК Жакып Хайрушев в комментариях журналистам.

«Тут дело не в том, что государство более эффективный собственник – просто ТЭЦ, находящиеся в собственности государства, при возникновении у них проблем, которые невозможно закрыть за счет тарифа, могут рассчитывать на срочные бюджетные вливания. Так что в ситуации, когда тариф на требуемую высоту сразу поднять не получится (платежеспособность населения не та), уход теплоэнергоцентралей под бюджетный зонтик является наименьшим из зол. Другой вопрос, что уход в госсобственность должен быть временным и сопровождаться постепенным повышением тарифов с тем, чтобы теплоэнергетика в стране стала занятием если не прибыльным, то хотя бы самоокупаемым и привлекательным для частника», – пишет эксперт в области энергетики Анатолий Рудый в большой аналитической статье «Теплоэнергетика Казахстана: везде сплошной Экибастуз», посвященной нынешнему положению дел.

И в этой связи довольно часто вспоминают запущенную в 2009 году программу «Тариф в обмен на инвестиции» с введением предельных тарифов на электроэнергию, которая на некоторое время позволила предприятиям обновлять фонды. Но с другой стороны, ряд компаний, как впоследствии это было установлено, смогли получить незаконные дивиденды, да и сами объекты, находящиеся в их собственности, интересовали владельцев лишь на время действия программных преференций и периода предельных тарифов.

Судя по всему, в 2023 году программа «Тариф в обмен на инвестиции» может быть возобновлена. Но вот получится ли даже с ней провести восстановительные работы там, где все пришло практически в безнадежный упадок – большой вопрос.

В этой связи можно вспомнить информацию, озвученную вице-премьером Романом Скляром, согласно которой средний возраст действующих в стране 37 ТЭЦ составляет 61 год, порядка 76% этих станций отработало более 50 лет и средний износ их основного оборудования равен 66%.

«Нынешние трудности с ТЭЦ – показатель нескоординированности ряда уполномоченных госорганов» – заявил на днях в интервью порталу Zakon.kzэкс-вице-министр энергетики Анатолий Шкарупа.

«Мы четко понимаем, что у нас есть Министерство энергетики, которое отвечает за надежность и бесперебойность всей энергетики в целом. Но при этом не отвечает за тепловые сети и ТЭЦ в части тарифа на тепло. За тарифы на тепло отвечает Комитет по регулированию естественных монополий при Миннацэкономики. Но они действуют от официальных цифр, то есть в рамках инфляции. Иначе говоря, каждый тянет на свою сторону и выполняет свои задачи своими путями. КРЕМ отвечает за то, чтобы не было необоснованного роста тарифов при достижении баланса интересов. Это их основная цель. И здесь у нас нет прямой ответственности за те последствия, которые на протяжении многих лет накапливались и в отдельных регионах выстреливают… Таким образом, мы видим, что в сфере существует ряд проблем: как нескоординированность госорганов, так и несбалансированная тарифная политика, направленная не на развитие отрасли, а на сдерживание инфляции, что в скором времени может привести к большому энергетическому кризису в стране…»

Каков здесь может быть выход, увы, тоже неясно. Сам Анатолий Шкарупа предлагает все сосредоточить в руках одного органа: «На мой взгляд, необходимо все регулирование приводить к одному госоргану, который бы отвечал не только за тарифы, но и за развитие, надежность и качество. Так вот задача этого регулятора как раз-таки вокруг себя выбрать золотую середину, которая бы обеспечивала бесперебойную работу на достаточном уровне тарифов для этой работы…»

В теории смотрится вроде бы неплохо, но как это будет возможно на практике – большой вопрос. Ведь до сих пор согласовать эту золотую середину так и не получалось по самым разным причинам.

Продолжение - по ссылке.</p

18:10
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Здесь будет ваша реклама
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.