В кругу непаханых проблем — Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz
Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz
$ 432.28 down
€ 490.16 down
₽ 5.89 down

В кругу непаханых проблем

В кругу непаханых проблем

Помимо традиционных вызовов, посевная нынешнего года столкнулась с новыми угрозами

Весной прошлого года население нашей страны активно озадачилось проблемами сельского хозяйства в целом и вопросами ценообразования в агропромышленном комплексе, в частности.

Тогда на росте цен и вспышках дефицита сказались целая череда факторов – неразбериха на экономическом рынке из-за пандемии, разрывы логистических и торговых цепочек, ухудшение импортных возможностей с поставщиками семян, саженцев, удобрений и препаратов и общие неутешительные прогнозы насчет будущего урожая.

Все это в полном объеме присутствует и нынешней весной, только на смену пандемии пришел российско-украинский кризис, так или иначе захватывающий по своим экономическим последствиям практически все государства мира.

Но основной вопрос заключается в другом – насколько в течение года удалось разобраться с внутренним системным кризисом в казахстанском агропромышленном секторе, выровнять вопросы обеспечения продовольственной безопасности и сформулировать активную программу действий, которая фактически должна начаться в нынешней посевной кампании?

Диверсификация по-министерски

Судя по поручениям Президента Касым-Жомарта Токаева, заложенным в озвученным 16 марта тексте послания «Новый Казахстан: путь обновления и модернизации», проблемы предыдущих лет не только не потеряли актуальность, но и наоборот – приобрели еще большую важность и остроту:

«События в Украине привели к резкому скачку цен на продовольствие. Вполне вероятно, что они в скором времени могут побить все абсолютные рекорды. На этом фоне на первый план выходит качественное проведение посевной кампании. Однако многие фермеры, насколько мне известно, еще не готовы к севу. Правительству и акиматам требуется взять эту работу под особый контроль. Нужно обеспечить аграриев необходимым объемом горюче-смазочных материалов по приемлемым ценам. Следует перепроверить готовность сельскохозяйственной техники, запасы семян и удобрений. Нельзя забывать, что низкий уровень осадков в ряде регионов может негативно повлиять на урожайность, привести к нехватке кормов. В целом нужно совместно с фермерским сообществом пересмотреть подходы к государственной поддержке агропромышленного комплекса. Для предотвращения дефицита и бесконтрольного подорожания продовольствия надо проработать вопрос закупа сельскохозяйственной продукции в государственные стабилизационные фонды по форвардным ценам. В стремительно меняющихся условиях государственный аппарат должен оперативно реагировать на ситуацию, действовать предельно слаженно. Неспешный стиль принятия решений, чиновничий формализм здесь недопустимы…»

В принципе, здесь многие представители исполнительной власти могли бы облегченно выдохнуть, так как буквально накануне Министерство сельского хозяйство представило в правительстве «План обеспечения продовольственной безопасности на 2022–2024 годы». Так что, Президент поручил, а мы уже, можно сказать, подготовлены. Ведь согласно презентационному заявлению: «согласно этому плану, в стране будет увеличено производство, хранение и качество сельскохозяйственной продукции. Кроме того, предусмотрены меры по импортозамещению продовольственных товаров, мониторингу фактического и прогнозного баланса производства и потребления продукции агропромышленного комплекса».

А незадолго до непосредственной презентации Плана (если быть точными, то 10 марта) в правительстве прошло заседание, так же посвященное вопросам проведения нынешней посевной, на котором были озвучены весьма привлекательные цифры. Так, например, было объявлено о том, что в ходе уточнения республиканского бюджета будет дополнительно выделено 70 миллиардов тенге для весенне-полевых и уборочных работ. Таким образом, со стороны государства на проведение посевных и уборочных работ выделяется в общей сложности 220 миллиардов тенге, что в два раза больше прошлогодних средств.

Была озвучена и новая цифра предполагаемых площадей – общая посевная площадь в текущем году составит 22 миллиона 991 тысяч гектаров, что на 13,5 тысяч га больше показателя 2021 года.

– Аграриям необходимо наращивать площади культур с наиболее высоким спросом, обеспечив приоритетное финансирование. При этом необходимо уделить особое внимание посеву высокорентабельных культур, ориентированных на экспорт, – дал свое напутствие премьер-министр Алихан Смаилов.

Что же до непосредственных деталей, то согласно данным министра сельского хозяйства Ербола Карашукеева, более активно продолжится диверсификация производства и отход от монокультуры. Например, площадь посевов пшеницы будет снижена на 375,9 тысяч гектаров.

– Будет проведена диверсификация в растениеводстве путем увеличения площадей масличных культур с трех миллионов до 3,5 миллионов гектар, картофеля – с 200 тысяч до 215 тысяч га, кормовых – с 3,6 миллионов до 4,2 миллионов гектар.

При этом, мощности хранения сельхозпродукции в этом году расширятся на 98,3 тысячи тонн, в следующем году – на 104,5 тысячи тонн, а в 2024 году – еще на 19,6 тысячи тонн. Все это, в конечном итоге, должно покрыть потребности по основным видам продукции.

Собственно, так выглядит картина в теории и официальных документах.

Хотя нет, еще необходимо упомянуть новую программу субсидирования пестицидов, согласно которой должно начаться ее финансирование в объеме 29,7 миллиардов тенге, что, по расчетам авторов, позволит на 100% обработать посевную площадь путем внесения около 659 тысяч тонн удобрений. При этом, государственное субсидирование на приобретение удобрений и пестицидов сохраняется на прежнем уровне – 50% от стоимости. Остальные скидки, необходимо обсудить непосредственно с производителями и поставщиками удобрений.

Присмотревшись к деталям…

Вроде бы что-то уже обсудили. По крайней мере, по данным МСХ, на недавнем совещании с руководством компании «КазАзот», прошедшем под председательством первого заместителя премьер-министра Романа Скляра, стороны пришли к решению о готовности с 16 марта этого года снизить цены на отечественную аммиачную селитру с 200 тысяч до 160 тысяч тенге.

– Невзирая на сложную геополитическую ситуацию, девальвацию и в целом на обстановку в мире, а также несмотря на тот факт, что завод в силу изношенности оборудования требует больших инвестиций, мы решили пойти навстречу нашим землякам, задействованным в сельскохозяйственной промышленности. Нынешняя ситуация на рынке, а также уязвимость сельскохозяйственной отрасли страны может напрямую повлиять на стоимость продуктов питания. Исходя из этого, мы снизили цену на минеральные удобрения на период посевного сезона этого года. Для промышленных же предприятий, закупающих аммиачную селитру, цена останется прежней – в рамках заключенных контрактов, – чуть позже подтвердил данные министерства генеральный директор АО «КазАзот» Арман Маулешев.

В свою очередь, региональные СМИ все-таки уточнили, что возможно на итог переговоров благотворно повлияло расследование, начатое антимонопольным департаментом Мангистауской области в отношении этого предприятия в начале марта этого года. После того, как выяснилось, что в результате резкого повышения цены на производимый товар – аммиачную селитру, сельхозпроизводители вынуждены были вообще отказаться покупать удобрения в ущерб будущему урожаю.

«Расследование проводится по факту злоупотребления монопольным положением (статья 174 Предпринимательского кодекса РК), в том числе по установлению монопольно высокой цены на производимый товар. Объект расследования относится к категории крупного предпринимательства. В случае подтверждения нарушения антимонопольного законодательства будет конфискован монопольный доход с наложением штрафа в размере пяти процентов от дохода», – сообщил в те дни антимонопольный департамент области.

В общем, как бы там ни было, но переговорный процесс с поставщиками удобрений все-таки начался, и на очереди другие сложные переговоры с производителями дизельного топлива, а также поставщиками запасных частей к технике и торговцами семенами.

Что касается дизтоплива, то, согласно предварительным расчетам, для проведения весеннего сева его потребуется более 400 тысяч тонн.

Как сообщил в начале марта министр энергетики Болат Акчулаков, в настоящее время Минэнерго и МСХ совместными усилиями утвердили «График закрепления областей на НПЗ по поставке дизтоплива на весенне-полевые работы», который уже передан на исполнение в управления сельского хозяйства областных акиматов. В свою очередь, там предстоит на своем уровне определить операторов, которые, собственно, и поставят топливо производителям, а в дальнейшем производить контроль этих поставок.

По словам министра, нынешняя цена дизельного топлива не должна превышать 212 тысяч тенге за тонну или 176 тенге за литр (цена включает НДС). То есть, цена должна быть ниже той, что сейчас наблюдается на заправках в розницу (230–260 тг/л в зависимости от региона).

Есть и важный нюанс – пока все держится исключительно на «честном слове» участников рынка, так как компетенция утверждения удешевленных цен на дизтопливо для сельхозпроизводителей у Минэнерго нигде в законодательстве не прописана. Фактически ресурсодержатели нефтепродуктов устанавливают ее добровольно, и насколько предварительные договоренности будут соответствовать настоящему положению дел, станет ясно только во время самой кампании.

В общем, если с ГСМ (по крайней мере, на начальном этапе цепочки поставок топлива) что-то более-менее понятно, то с семенами, проблемы с которыми местные аграрии испытывают уже несколько лет, ситуация достаточно запутанная.

С одной стороны, вроде как присутствуют бодрые рапорты чиновников МСХ о том, что все должно быть в норме, с другой – раздаются скептические замечания от самих аграриев и некоторых представителей экспертного сообщества, включая бывших функционеров самого министерства.

Так, например, один из наиболее последовательных критиков текущей деятельности министерства, сенатор Ахылбек Куришбаев (ранее проработавший на руководящих постах в МСХ добрый десяток лет, в том числе на посту министра в период 2008–2011 годов) неоднократно заявлял о буквально критической ситуации в семеноводстве. Так, по словам экс-министра сельского хозяйства, на протяжении ряда лет в республике падает качество семенного материала, что ведет к ухудшению урожая.

– Почти 70% сортов и гибридов, а по ряду культур и более, завозится к нам из-за рубежа. А значит, мы практически полностью зависим от импортных поставок и теряем свою продовольственную независимость. К тому же большинство из ввозимых семян не адаптированы к нашим почвенно-климатическим условиям, – подчеркивал в своем выступлении в мае прошлого года Ахылбек Куришбаев.

– Необходимо организовать национальный банк генетических ресурсов сельхозрастений, но никто этим не озадачивается, – негодовал экс-руководитель министерства в адрес своих бывших коллег.

Так же довольно часто сенатор поднимает и другой важный вопрос – достоверность имеющейся статистической информации о положении дел в казахстанском агросекторе.

«Одной из системных проблем, оказывающих негативное влияние на развитие нашей аграрной отрасли, является отсутствие достоверных статистических данных о реальном положении дел в этой сфере. В процессе сбора оперативной информации о состоянии сельского хозяйства, помимо органов статистики, участвуют местные исполнительные органы и их структурные подразделения. Однако их достоверность вызывает большие сомнения. За красивыми отчетами несложно увидеть не соответствующую им реальную картину на селе. Мы не знаем достоверно объемы собранного урожая, реальное качество семян, площади распространения вредителей и болезней, фактические сроки посевных и уборочных работ, а по темпам внедрения современных агротехнологий мы иногда опережаем самые развитые страны», – говорилось в очередном депутатском запросе, направленном Ахылбеком Куришбаевым в правительство страны.

(Здесь, можно отметить то, что оппоненты сенатора Куришбаева периодически напоминают ему, что сложившееся положение дел произошло «стараниями» нескольких руководителей ведомства, так что перманентное возмущение бывшего министра выглядит несколько сомнительно с точки зрения моральных норм).

Впрочем, к сельскохозяйственной статистике в Казахстане действительно накопилось немало вопросов. В частности, целый ряд экспертов указывает на то, что, согласно статистическим данным, размеры посевных площадей в предыдущие годы практически не менялись (с незначительными колебаниями), но при этом, показатели урожайности неуклонно росли вверх. Несмотря на то, что семенную базу практически никто не обновлял, да и технологии использовались те же самые, что и в предыдущие годы.

Объяснялось это довольно просто – в зерновой отрасли есть целый ряд показателей, которые при желании можно использовать в статистике урожайности: видовая – сколько положено «по паспорту», бункерный вес – сколько намолочено в комбайн и чистый вес – зерно после очистки. При этом, два последних показателя могут отличаться друг от друга от 15 до 40%. Но, тем не менее, без особого «зазрения совести» в нужном отчете ставился «нужный показатель» и передавался для последующей обработки в статистику. А потом, на основании этих цифр и принимались те или иные решения, часть из которых отнюдь не облегчали жизнь самим аграриям и не улучшали положение в отрасли в целом…

Однако, вернемся непосредственно к нынешней посевной, а точнее к озвученным планам диверсификации. В принципе, решение принято, и теперь его нужно исполнять. Но вопрос насколько предусмотренные меры окажутся действенными, похоже, остается открытым.

По крайней мере, в своем комментарии республиканским СМИ кандидат сельскохозяйственных наук Руслан Асаубаев высказал целый ряд сомнений. В частности отметив, что увеличение посевных площадей масличных культур вряд ли можно считать принципиальной новацией, так как, фермеры и без того периодически расширяли площади таких посевов из-за высокой рентабельности таких культур, ученый усомнился в необходимости резкого сокращения посевов пшеницы. А заодно подверг критике рад других пунктов программы:

«Сокращение посевов пшеницы. А это действительно нужно? Почему у нас тогда мукомолы бьют тревогу уже несколько лет, что нет зерна для переработки? Мы вообще знаем, сколько у нас зерна есть, сколько его нужно? В открытом доступе нет никакой актуальной информации. Здесь необходимо задуматься, так ли хорошо, что мы уходим от зерновой политики. Это тренд, который может стать очень опасным. Нужно работать над увеличением урожайности. В среднем у нас урожайность зерновых уже десять лет 11,5–11,6 центнеров с гектара. Это очень мало. И при этом активно субсидировали удобрения, но результата нет. И при такой урожайности мы ещё и снижаем площадь посевных.

Увеличение посевов кормовых культур. Казалось бы, это правильно, необходимо, кормов не хватает. Но только посевов недостаточно. Нужен другой механизм, и об этом уже много лет говорится – нужен фуражный фонд. Эта идея очень старая, но такой фонд должен быть – для птицеводства, для свиноводства, для всех животноводческих отраслей, которые напрямую зависят от наличия кормов и цен на них.

Планируется увеличение занятости в сельской местности путем создания рабочих мест через новые формы вовлечения в оборот сельхозземель, а также освоение новых орошаемых земель. Я состою в земельной комиссии в одном из районов Северо-Казахстанской области. На сегодняшний день прокуратура начала проверку, поднимают все документы, просматривают, пытаются расторгнуть договоры с людьми, которые взяли землю в аренду. Это тоже очень опасный тренд…»

Далеко не все ясно и с финансами. В самом конце прошлого года, анонсируя подготовку к посевной кампании-2022, в Зерновом союзе РК заявили о том, что посевная может вообще попасть под серьезную угрозу:

– Сегодня фермеры, реализовав продукцию, едва смогли рассчитаться по обязательствам текущего года. Из-за засухи, по оценке специалистов, снижение урожая в этом году оказалось на уровне 27%. То есть, они мало получили, зерно продали, рассчитались по обязательствам этого года. Многие даже полностью и не рассчитались с «Продкорпорацией», там пролонгацию сделали. А теперь им нужно думать, как посеяться весной. У них нет никаких финансовых запасов. Потому что весной нужно приобрести топливо, семена, средства защиты растений, удобрения. А это все очень сильно выросло в цене. У многих такая ситуация, особенно в Костанайской области, – сообщил журналистам официальный представитель Зернового союза Евгений Карабанов.

– Сейчас у фермеров не хватает финансовой устойчивости, чтобы провести будущую посевную кампанию на должном уровне, сохранив площади и агротехнологии. Поэтому госорганы решать проблему должны уже сейчас, потому что банки второго уровня вряд ли пойдут аграриям навстречу. Необходимо увеличить кредитование фермеров по линии государственных финансовых институтов. В первую очередь, это «КазАгро», «Продкорпорация» по закупу зерна, «Даму». Потому что банки второго уровня им не дадут, для них это очень высокие риски. Есть еще одна угроза от недофинансирования. Не исключено, что некоторые фермеры будут пытаться засеять площади в ущерб технологии. А это существенно увеличивает риски влияния неблагоприятных погодных условий…

Кстати, тогда же выяснилось: по итогам прошлого года стало ясно, что последствия прошлогодней засухи оказались масштабнее, чем предполагалось. По сведениям Союза полеводов, пшеницы всех сортов фермеры произвели порядка 9 миллионов тонн, что ниже прогнозных цифр. Неурожайным выдался год и для ячменя. Всего в зачетном весе этой культуры собрали не более двух миллионов тонн.

В феврале нынешнего года проблему недофинансирования АПК поднял и уже знакомый нам сенатор и экс-министр Ахылбек Куришбаев, огласив очередной депутатский запрос на имя премьер-министра страны:

«За прошедшие четыре года реализации госпрограмм на развитие АПК планировалось выделить 2 млрд. тенге, однако фактически было направлено только 1,6 млрд. тенге. Утвержденные госпрограммы реализовываются не в полном объеме. В ведущих аграрных странах Министерства сельского хозяйства являются стратегическими госорганами, наделенными необходимыми полномочиями для самостоятельного определения и реализации аграрной политики, а Минсельхоз нашей страны поставлен в роль просителя у других министерств. «У нас все основные нормативные приказы министра сельского хозяйства согласовываются в обязательном порядке с другими министерствами. В 2020–2021 годах на согласование правил субсидирования, регламентов и т.д. ушло от 20–30 дней до семи месяцев! О каком оперативном управлении отраслью можно здесь говорить?

Что же касается проблем подготовки фермеров к нынешней посевной кампании, то, как мы знаем, прошлогодняя засуха сильно ударила по агробизнесу, а введение запретов и квот на экспорт их продукции ограничили доходы крестьян. Следует отметить, что в этом году из-за финансовых затруднений многие сельхозтоваропроизводители не проводили на полях снегозадержание, что несомненно скажется на водонакоплении весной. В сложившихся условиях нынешнего года, как никогда, важно оказать господдержку аграриям страны в полном объеме и качественно выполнить поручение Главы государства по созданию всех условий для своевременного проведения посевных работ…».

То, что и в марте нынешнего года проблема финансирования была так и не снята с повестки дня, на днях указал директор департамента АПК и пищевой промышленности Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» Ербол Есенеев, заодно отметив необходимость корректировок выделяемых средств из-за резкого роста цен на целый ряд необходимых компонентов:

«Чем ближе май, тем сильнее аграрии бьют тревогу. Ведь вдобавок к уже существовавшим проблемам, связанным с карантинными ограничениями, инфляцией и прочим, добавился внешнеэкономический кризис. Все это резко отрицательно отражается на готовности фермеров Казахстана к предстоящей массовой посевной кампании.

И так не дешевые удобрения, пестициды, семена, запчасти и техника с повышением курса доллара до пятисот тенге ударили по покупательской способности аграриев. А те, кто готов покупать все необходимое, столкнулись с проблемой поставки товаров из РФ из-за введенных санкций.

В Казахстане на протяжении долгих лет сохраняется вопрос своевременного финансирования полевых работ заемными оборотными средствами. Ничего не поменялось и в нынешнем сезоне. Да, в прошлом году МСХ РК анонсировало решение проблемы и начало прием заявок на кредиты с декабря. Но, как выясняется, даже одобренные финансовыми институтами заявки фермеров до сих пор не профинансированы. При этом необходимо отметить, что на юге страны посевные работы по ранним культурам уже завершены. Таким образом, фермеры снова оказались вынуждены рассчитывать лишь на собственные ресурсы.

Причина проблемы в том, что выделенные по программе «Кең дала» 70 миллиардов тенге не поступили в регионы из-за бюрократических барьеров. По состоянию на 1 марта 2022 года профинансирован всего 21 миллиард тенге, или треть от предусмотренного объема. Эти деньги направлены в южные регионы, но пока еще региональными финансовыми органами не перечислены на счета фермеров. И тут возникает вопрос: нужна ли вообще такая несвоевременная поддержка государства?

А тем временем, на фоне экономических проблем (в том числе, неурожая прошлого сезона) в текущем году число обращений за финансированием от фермеров по вопросам проведения ВПР кратно увеличилось. Финансы нужны крестьянам для решения самых насущных вопросов – обеспеченность оборотными средствами на ГСМ, семена, удобрения, пестициды, подготовку машинно-тракторного парка.

Отметим, что ежегодно аграриям Казахстана для проведения весенне-полевых работ требуется не менее 800 млрд. тенге оборотных средств. А выделяемый сегодня государством объем бюджетного кредита обеспечивает проведение ВПР лишь на 15–20% посевной площади.

Да, впервые за последние годы был поставлен вопрос об увеличении кредита с 70 до 140 млрд. тенге. Но, как мы видим, получение даже прежнего объема сейчас идет с трудом. И скорее всего эти деньги окажутся доступны аграриям лишь на стадии завершения весенних полевых работ.

Все знают, что сельское хозяйство – это совокупность целого ряда экономических процессов, от выделения кредитов до выращивания и переработки продукции. Одно без другого невозможно, и разрыв цепочки на первой ее стадии, кредитовании ставит под вопрос успешное проведении весеннего сева и подвергает риску продовольственную безопасность страны. Это недопустимо, особенно учитывая нынешний внешнеэкономический фон…»

В общем, анонсированное Минсельхозом двукратное увеличение суммы кредитования весенних полевых работ очень хорошо звучит в теории, но пока мало сопрягается с реальной практикой. Да и уже не успевает за «ценовой гонкой»:

Ожидаемое увеличение суммы до 140 миллиардов тенге,конечно может позволить охватить кредитованием большее число аграриев. И окажет определенную поддержку, хотя в корне ситуацию не переломит – цены на все составляющие остаются очень высокими – семена, удобрения, гербициды, ГСМ. Тонна минеральных удобрений в Казахстане сейчас стоит порядка 210 тысяч тенге, тогда как год назад это были 150 тысяч. Европейские цены выросли еще выше, до 800 долларов США за тонну и становятся недоступными для казахстанских сельхозпроизводителей, – размышляет представитель Зернового союза Евгений Карабанов.

Продолжение материала - по ссылке.

22:45
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Здесь будет ваша реклама
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.