Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz

Минтруда проигрывает нищете?

Минтруда проигрывает нищете?

Казахстан пожирает бедность. Население стремительно теряет доходы, при этом выделенные средства расходуются крайне неэффективно.

О том, как работает Министерство труда и социальной защиты, красноречиво говорят многочисленные скандалы с выплатой адресной социальной помощи и знаменитых 42 500. Но об этом позже, а пока о глобальных вопросах.

Куда ведет Дорожная карта занятости?

Рассказывая о финансировании Дорожной карты занятости (ДКЗ) на 2021 год, президент Токаев заявил, что закапывание денег в землю или раздача контрактов «своим» компаниям не должны повториться. В его словах еще одно показательное свидетельство того, как осваиваются государственные средства, выделенные на борьбу с бедностью.

В октябре прошлого года Касым-Жомарт Токаев принял участие в VII съезде Национальной палаты предпринимателей «Атамекен», где он поручил правительству и Нацбанку продлить действие программы «Дорожная карта занятости» на 2021 год. При этом в обновленной программе следует учесть недоработки, которые выявлены в ходе реализации первого этапа, подчеркнул президент.

«В особенности речь идёт о качественном, эффективном освоении выделяемых средств в регионах. В буквальном смысле закапывание денег в землю, как это происходило в некоторых случаях, или раздача контрактов «своим» компаниям не должны повториться», — сказал он.

Прежде Касым-Жомарт Токаев неоднократно критиковал подходы чиновников к Дорожной карте занятости и к Дорожной карте бизнеса (ДКБ). В частности, в июне 2019 года он поручил правительству совместно с НПП «Атамекен» провести системный анализ эффективности мер государственной поддержки по всем программам предпринимательства. Отметим, что, по мнению экспертов, реализация ДКБ оставляла желать лучшего.

Кроме того, еще в 2019 году президент подверг критике политику занятости в целом.

«Сегодня большинство создаваемых в стране рабочих мест имеет краткосрочный характер. Такой подход не обеспечивает эффективную занятость населения, а лишь на некоторое время стабилизирует рынок труда», — сказал он. Добавим, что президент требовал обеспечить регулируемость новых форм занятости, таких как фриланс и так далее, а также обеспечить трудоустройство молодежи. Эти задачи на сегодня не выполнены даже на четверть.

«Показатель трудоустроенных по специальности выпускников вузов лишь немногим выше 50%. Необходимо повысить эффективность наших программ, таких как «Жасыл ел», «С дипломом в село», «Серпін», «Жастар – ел тірегі», «Молодёжная практика». Какие из них работают, какие не реализуются? Необходимо пересмотреть их. Этот вопрос нужно держать на постоянном контроле», — добавил президент. Отметим, что большинство этих программ давно забыты даже в самом правительстве, хотя средства на них исправно выделялись. Крайне медленно идет и трудоустройство людей с ограниченными возможностями.

В июле того же года президент Токаев вновь раскритиковал работу правительства по созданию рабочих мест. «Механизмы соответствующих программ, в частности «Енбек», себя в полной степени не оправдывают. Динамика застойная, то есть сокращение безработицы не происходит в нашей стране. Создание рабочих мест идет очень медленно, буквально поштучно. Поэтому мы должны обратить самое пристальное внимание на эту проблему», — сказал глава государства.

В апреле 2020 года президент вновь вернулся к этой теме. «Для поддержки занятости населения была принята программа Дорожная карта занятости, в рамках которой в поствирусный период будет создано около 240 тыс. рабочих мест. На ее реализацию выделяются беспрецедентные суммы до 1 трлн тенге. Критически важно, чтобы выделяемые средства не ушли в песок, как это бывало много раз. Поэтому правительство и акимы обязаны привлекать казахстанские кадры, отечественные строительные компании и производителей строительных материалов», — заявил Касым-Жомарт Токаев.

«Вместе с тем, полученный мной анализ показывает, что преобладающая часть запланированных рабочих мест временные (до 95%). Постоянным трудоустройством после завершения программы будут обеспечены лишь 13 тыс. человек», — добавил он.

Но в июле выяснилось, что средства все же растворяются в бескрайних коррупционных степях. «Мы приняли Дорожную карту занятости, на ее реализацию мы выделили 1 триллион тенге. Однако вместо запланированных 255 тысяч человек, были занято всего около 150 тысяч человек. Большинство проектов ориентировано на ремонтные работы. Только 6% проектов обеспечивают постоянную работу. Даже в государственном секторе, то есть в школах и больницах», — отметил президент.

Создается ощущение, что Минтруда и правительство в целом игнорируют распоряжения президента, тогда как ситуация с бедностью ухудшается с каждым месяцем.

Делаем вид, что бедных не существует

Не так давно депутат Мажилиса от Народной партии Казахстана Ерлан Смайлов в своем блоге поставил под сомнение достижение конечной цели разработчиков Социального кодекса из Министерства труда и соцзащиты. По мнению депутата, модернизация социальных отношений невозможна в условиях, когда значительные массы населения быстро нищают. «Модернизация – превалирование ценностей самовыражения над ценностями выживания», — написал мажилисмен.

Свою мысль он развил в интервью dknews.kz. По данным Ерлана Смайлова, за четвертый квартал 2020 года рост числа домохозяйств, которые имеют доходы ниже прожиточного минимума, составил 12% и вырос до 140,5 тыс. Это около 900 тыс. человек. «Если считать в людях, то рост составил 20%. Чтобы еще больше углубиться в тему, можно рассмотреть структуру беднейших домохозяйств. Там 4,6 тыс. домохозяйств имеют доходы ниже стоимости продовольственной корзины. Это 28 тыс. человек – рост по сравнению с прошлым годом на 84%. Абсолютная нищета. Этим людям не хватает ни на что, даже на еду», — отметил депутат.

Также, считает он, пандемия лишь отчасти виновата в росте бедности. Согласно статистике НПП «Атамекен» по малому и среднему бизнесу, с 1 марта 2020 года по 1 марта 2021 года в стране закрылось 174 853 ИП и 28 373 юридических лица. Однако тренд на ухудшение положения населения фиксировался экспертами последние три-четыре года, уверен Смайлов.

При этом, подчеркнул депутат, разница между доходами 10% наиболее обеспеченных и 10% наименее обеспеченных казахстанцев составляет 4,9 раза, на непродовольственные товары – 6,6 раза, на платные услуги – 5,6 раза. Всемирный банк оценивает рост количества бедных в Казахстане в 2020 году на уровне 1,5 млн, а общее число бедных составило 2,6 млн человек.

«На селе уровень бедности до трех раз выше, чем в городе. При этом социальное неравенство приобретает угрожающие масштабы. В стране растет неравенство – социально-экономическое, в доступе к медицине и образованию, к культуре, финансовым и цифровым услугам. Государство ставит перед людьми большие задачи. А население с такими характеристиками, с ухудшающимся социально-экономическим положением, те, кто живет в бедности и нищете, никогда и ни при каких обстоятельствах не способно стать партнером государства. Люди не смогут быть активным субъектом модернизации общества. В этом главная проблема», — пояснил Ерлан Смайлов.

Кроме того, считает он, в стране крайне распространено такое явление как «работающая бедность». К этому приводит недооценка труда наемных работников, но у государства и элиты сложилось устойчивое мнение, что если человек работает, то он устроен.

«Люди сконцентрированы на физическом выживании и решении своих повседневных проблем. Они попадают в «ловушку поколенческой бедности». Проблема в том, что даже у их детей не будет возможности вырваться из этого унизительного состояния. Вместе с тем беднеющая часть населения будет маргинализироваться, деградировать и станет склонной к большей агрессии. В условиях усугубления неравенства рост протестных настроений людей гарантирован», — резюмировал мажилисмен.

По заявлениям экспертов, объективного учета доходов и расходов населения в Казахстане нет в принципе, во всяком случае, в публичном доступе. То, что мы наблюдаем в отчетах Минтруда – лишь игнорирование реального роста цен, а также игнорирование отсутствия индексации зарплат. Множество граждан получают 130-150 тысяч тенге в месяц, а эта сумма после девальваций недостаточна для выживания.

Между тем, обещанные правительством программы переквалификации фактически не работают, а чтобы стать обладателем мизерного пособия по безработице по-прежнему нужно пройти все круги ада.

42 500 – больше никогда?

Неэффективность в реализации госпрограмм по преодолению бедности дает огромную нагрузку на бюджет. Здесь показательна эпопея с выплатой пресловутых 42 500, а также ежегодные страдания при выплате адресной социальной помощи (АСП). За оба этих действа отвечает Минтруда, и 42 500 обернулись таким скопищем скандалов и проблем, что, судя по всему, правительство не рискнет повторить опыт, даже при значительном ухудшении эпидемиологической ситуации.

По некоторым данным, в период ЧП на социальную выплату в размере минимальной зарплаты претендовали более 8 млн человек. При этом общее число занятых в стране составляет чуть менее 9 млн человек. В итоге соцвыплату получили 4,6 млн казахстанцев.

Самое время констатировать, что, даже учитывая определенное количество мошенничеств, у большинства не оказалось минимальных накоплений, позволяющих пережить режим ЧП. Интересно также, что официальный уровень безработицы в Казахстане годами болтается на уровне менее 5%. Таким образом, как ни отрицай недостаток доходов, а пандемия показала и реальную бедность, близкую к социальной катастрофе, и реальные запросы населения.

Выплачивая 42 500, профильное ведомство наступило на все возможные грабли. Оказалась неготовой цифровая инфраструктура, оказалось неготовым население, которое якобы несколько лет усиленно натаскивали на участие в социальном и медицинском страховании, ставшим условием получения выплат. В итоге на госорганы обрушился вал претензий, многие получили необоснованный отказ в выплатах, многие получили их незаконно, а скандалы гремели до зимы.

Аналогичная история, но уже в перманентном режиме повторяется и с выплатой АСП. По состоянию на 1 апреля 2021 года адресная социальная помощь назначена 683,4 тыс. человек из 135,7 тыс. семей. В текущем году на эти цели из бюджета выделено 122,8 млрд тенге. Это значительный процент населения и значительные суммы – не случайно АСП давно обросло коррупционными и мошенническими схемами.

Процедура выплат забюрократизирована, громоздка, зачастую непонятна. На протяжении нескольких лет недовольные несправедливостью при начислении штурмуют акиматы, департаменты Минтруда и другие госучреждения. В свою очередь, министерство регулярно требует возврата якобы неправильно выделенного пособия, а число таких получателей составляет десятки тысяч. Получатели же протестуют, не желая отвечать за ошибки чиновников. То и дело всплывают свидетельства малообеспеченных граждан, которые при очередном пересчете пособия потеряли доходы. Словом, провалы АСП можно перечислять бесконечно.

Если даже социальные выплаты, которые должны быть доведены до автоматизма, превращаются в фестиваль скандалов, о какой модернизации социальной политики может идти речь? Эффективность бюджетных программ и исполнение закона в первую очередь зависит от основного уполномоченного органа. А к Министерству труда и соцзащиты накопилось столько вопросов, что впору начинать реформирование политики по борьбе с бедностью именно с него.     

11:22
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Здесь будет ваша реклама
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.