Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz

Спортдыра. Часть вторая. Глубокие провалы «высоких достижений»

Спортдыра. Часть вторая. Глубокие провалы «высоких достижений»

Как и следовало ожидать, редко какой день в стране теперь обходится без свежих новостей на тему аппаратных совещаний, посвященных малоприятным итогам токийской Олимпиады, брифингов и заявлений должностных лиц разного уровня.

Причем, судя по всему, это лишь самое начало, а основной «разбор полетов» и принятие надлежащих оргвыводов еще впереди:

– В ближайшие недели Национальным Олимпийским Комитетом РК совместно с республиканскими федерациями и МКС будет проведена работа по анализу результата выступления и подготовки национальных сборных команд РК на олимпийских играх. До 10 сентября спортивными федерациями будет предоставлен детальный отчет по участию в олимпийских играх с предложениями и анализом причин удачного или не удачного выступления. К концу сентября мы подведем окончательные итоги выступления на Олимпийских играх, после чего начнется уже другая работа над ошибками, – сообщил 13 августа на брифинге в СЦК генеральный секретарь НОК Андрей Крюков.

В этот же день про грядущую неизбежную работу над ошибками казахстанцы узнали и из выступления государственного тренера Казахстана Бахтияра Артаева, который заодно заявил, что состав национальной сборной по боксу будет обновлен на 80%.

За день до этого прошло специальное совещание, посвященное текущим проблемам и перспективам развития массового и детского спорта в Казахстане, которое провел вице-премьер Ералы Тугжанов. Согласно опубликованному коммюнике, с заместителем главы правительства совещались министр культуры и спорта Актоты Раимкулова, а также руководители отраслевых министерств и акиматов регионов.

Разных мер там было намечено много, но в числе основных стоит назвать пересмотр Комплексного плана по развитию физкультуры и массового спорта до 2025 года «с учетом новых задач, стоящих перед отраслью» и «принятие законодательных поправок, расширяющих полномочия Министерства культуры и спорта в части развития массового и детского спорта в стране». (То есть, очевидно, раньше у МКС были «связаны» руки и именно этим объяснится столь незавидное положение с непрофессиональным спортом в целом и теми же ДЮСШ, в частности).

Заодно намечено «пересмотреть подходы по подготовке профессиональных спортсменов, в том числе национальных сборных команд, и разработать специальную программу по решению вопроса дефицита спортивных специалистов для массового и профессионального спорта».

И конечно же, предписано «обеспечить жесткий контроль за эффективностью расходования бюджетных и внебюджетных средств, направляемых на спорт»…

Прозвучало и мнение бывших профильных чиновников. Экс-министр культуры и спорта Арыстанбек Мухамедиулы со всей прямотой заявил, что олимпийский провал напрямую связан с кадровой чехардой в министерстве:

– Наше славное министерство за год до Олимпиады меняет трех вице-министров, которые ответственны за спорт. Елдос Рамазанов, которого за год до Олимпиады отстраняют и меняют на другого – Сакена Мусайбекова. Перед Олимпиадой назначается Ерлан Кожагапанов. Это за год до Олимпиады. Серик Сапиев – буквально за 5–6 месяцев до Олимпиады его отправляют в декретный отпуск. Конечно, он не сам хотел…

А заодно он решительно призвал уйти в отставку нынешнего министра Актоты Раимкулову:

– Если есть поражение, всегда надо признать. Чем прекрасен спорт, культура – есть победа, есть поражение, есть лауреаты, есть те, кто за бортом. Да, конечно, она обязана уйти в отставку. Здесь не просто «да» или «нет», просто обязана. Не надо бояться ответственности…

Мнение действующих профильных чиновников озвучил вице-министр культуры и спорта Ерлан Кожагапанов, который, конечно же, не обошелся без доли самокритики:

– Выступление сборной показало системные проблемы, которые копились несколько лет. Это низкий охват физическими занятиями детей и отсутствие шаговой доступности к спортивным сооружениям для подрастающего поколения. Также проблемой является отсутствие тренерских кадров. У нас до сих пор нет отраслевого высшего учебного заведения, где качественно готовились бы тренеры, физруки в школах. Много других проблем, среди которых пандемия, которая, безусловно, нарушила олимпийский цикл…

Упомянул вице-министр и про «грядущий разбор полетов» (как же без него), но сразу же заступился за начальство:

– Любые нападки на министра – беспочвенны! Здесь важнее вопрос «что делать?». Я просто хочу призвать всех казахстанцев к развитию массового и детского спорта в нашей стране. Это единственный правильный путь к построению эффективной пирамиды казахстанского спорта, с устойчивым и здоровым детско-юношеским спортом в основании и достойными результатами в спорте высших достижений на его вершине...

Но вот что касается непосредственно денежных затрат на Олимпиаду и НОК в целом, то здесь, по словам чиновника, все в полном порядке. В отличие, кстати от трат местных акиматов, в адрес которых была выпущена соответствующая «шпилька»:

– Мы удовлетворены нашим сотрудничеством с НОК на 100%. Штатные национальные сборные команды страны состоят из более чем тысячи спортсменов, тренеров, врачей и специалистов. На их зарплаты, соревнования, переезды, перелеты, сборы, питание и так далее министерством ежегодно выделяется менее 10 миллиардов тенге. В этом году выделено 15 миллиардов, но на две Олимпиады – в феврале Пекин принимает зимнюю. Это значительно ниже средств, которые выделяют наши акиматы на профессиональный спорт в регионах! Не на массовый, замечу! Финансирование спортсменов через Национальный олимпийский комитет позволило искоренить коррупцию в спорте высших достижений практически до нуля…

Что же до других функционеров НОК (мнение его генерального секретаря Крюкова мы уже знаем), то руководитель Дирекции спорта Национального олимпийского комитета Елсияр Канагатов пока в своих оценках крайне лаконичен и почему-то больше упирает на экономию в 300 миллионов тенге из первоначальной суммы, выделенной на отправку сборной в Токио. Не менее лаконичен Елсияр Канагатов был и в описании собственных перспектив. По крайней мере, отвечая на прямой вопрос журналиста, готов ли он к своей возможной отставке, спортивно-олимпийский куратор ответил крайне уклончиво, в духе «если партия скажет…»

Здесь, к слову, Елсияр Баймухамедович проявил несвойственную ему ранее толерантность и выдержку. По крайней мере, пару лет назад после систематических неудач по конькобежному спорту в многоборье его выводы были куда как более категоричны:

– Результаты, на которые мы надеялись на Олимпийских играх, не последовали. Естественно, есть вопросы. Результаты показывают, что работа тренеров, которые были в составе национальной команды, не дала тех результатов, которые планировали. Если не показал результат, то должен уйти. Причем на любом уровне. А на это место должны прийти те люди, которые могут что-то сделать…

Олимпийские «закрома»

Впрочем, на время оставим пересказы развернувшихся бурных диспутов, тем более, что, как нам уже пообещали, основные «разборы полетов еще впереди», и посмотрим с какими «стартовыми» условиями с точки зрения финансового обеспечения действуют как непосредственно казахстанские спортсмены, так и Национальный олимпийский комитет.

Пару лет тому назад, то есть еще в спокойные и безмятежные доковидные времена, НОК подвел промежуточные итоги своей работы, выпустив в свет объемный многостраничный релиз с перечислением достигнутых успехов:

«Казахстанский спорт живет по-новому. С 1 января 2018 года в нашей стране вступил в силу закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам физической культуры и спорта». В первую очередь, изменения затронули систему финансирования спорта высших достижений. Отныне обеспечением и подготовкой национальных сборных команд за счет бюджетных средств занимается Национальный Олимпийский комитет, объединяющий все федерации по олимпийским видам спорта.

Изменения произошли не только в работе организации, но и во всем олимпийском движении Казахстана. Речь идет о целой системе – это и НОК, и национальные федерации по олимпийским видам спорта, и профильное министерство, с которым налажено тесное взаимодействие по всем вопросам. Прежде всего усилена роль федераций, которая раньше была, скорее, номинальной. Теперь они реально участвуют в администрировании своих видов спорта, вовлечены в бизнес-процессы.

Раньше не у каждой федерации была возможность даже организовать офис и нанять профессиональных специалистов. Сейчас такая возможность им предоставлена. Кроме того, федерации сами участвуют в приобретении спортивного оборудования и инвентаря для сборных команд, а также занимаются проведением своих соревнований.

В 2017 году НОК и компания Toyota подписали соглашение о сотрудничестве, направленное на продвижение олимпийских ценностей и поддержки сборной Казахстана до 2024 года. В распоряжение Национального Олимпийского Комитета было передано ряд транспортных средств, активно используемых для ежедневной организационной деятельности НОК в Нур-Султане и в филиале в г. Алматы.

Согласно новому законодательству, оператор национальной лотереи совершает целевые платежи в НОК на развитие спорта страны. В настоящее время находится в разработке проект и по внедрению обязательных платежей на развитие спорта и от доходов игорного бизнеса. В случае поддержки, эти средства также будут направлены на развитие олимпийского движения…»

То есть, начиная с 2018 года, источники финансирования НОК значительно расширились с точки зрения дополнительных внебюджетных поступлений.

Что же до традиционных бюджетных ассигнований, то в принципе и раньше жаловаться на их нехватку было явно грех. Что, безусловно, отражалось и на материальном благополучии спортсменов и тренеров, попавших в число участников сборной.

Одним из базовых документов, регулирующих довольствие членов сборной, является приказ председателя Агентства РК по делам спорта и физической культуры от 28 июля 2014 года №296 под названием «Об утверждении размеров выплат денег по договорам о спортивной деятельности со спортсменами высокого класса с тренерами и специалистами в области физической культуры и спорта, осуществляющими подготовку спортсменов высокого класса». В преамбуле этого документа, регламентирующего оплату спортсменов в межолимпийский период, особо оговаривается, что «ежемесячные выплаты осуществляются до начала Олимпийских игр с ежемесячной оплатой в 50% от указанной суммы, оставшиеся 50% от указанной суммы выплачиваются в течении 30 (тридцать) календарных дней после завершения Олимпийских игр при выполнении условий договора по завоеванию олимпийских медалей».

Что же до конкретных сумм, то они были установлены в долларовом эквиваленте и колебались в размере до 7500 долларов для спортсменов-претендентов на золотую медаль, до 5500 долларов – для тех, кто может претендовать на серебро, и до 3500 – для потенциальных бронзовых призеров. Обычные тренеры могли рассчитывать на ежемесячную прибавку к окладу в размере 4000 долларов США, тренеры-консультанты, осуществляющие подготовку потенциальных медалистов, имели право на получение до 10 тысяч долларов в месяц. Не были забыты и прочие специалисты – массажисты, врачи, психологи и так далее, чей уровень вознаграждения доходил до 2000 американских долларов.

Ведал этими средствами Департамент спорта высших достижений и спортивного резерва, который, собственно, и принимал решение по каждому конкретному спортсмену и тренеру.

В целом же, из республиканского бюджета на содержание национальных команд было выделено около 20 миллиардов тенге за два годы (то есть, примерно 10 миллиардов в год).

Если же обратится к тратам (в частности, расходам нынешнего года), то согласно уточненному в апреле «Годовому плану закупок товаров работ и услуг Общественного объединения Национальный олимпийский комитет», таковые были определены в размере 1 миллиарда 742 миллионов тенге, увеличившись по сравнению с январскими «прикидками» на 412 миллионов тенге. Эти траты включали в себя фактически предолимпийскую подготовку – от приобретения спортивной формы (238 миллионов тенге), различного спортинвентаря, медико-биологических средств (324 миллиона тенге) и так далее, за исключением авиабилетов, оплаты гостиниц и медицинских страховок, суммы которых еще подлежали уточнению.

Премиальные спортсменам учитываются отдельно (как известно, Казахстан является одним из мировых лидеров по сумме потенциальных выплат олимпийским призерам) – как и во время предыдущих олимпиад за золото – 250 тысяч долларов, за серебро – 150 тысяч, а за бронзу – 75 тысяч. Кроме того, в отличие от подавляющего большинства стран, в РК предусмотрена и система выплат за более низкие места в турнирной таблице – 30 тысяч долларов за четвертое место, десять тысяч за пятое и пять тысяч долларов за шестое. (Таким образом, несмотря на всю малоприятную «экономию» в связи с отсутствием золотых и серебряных медалей, общая сумма призовых выплат составила 770 тысяч долларов, или 327 миллионов 250 тысяч тенге).

Кстати, если обратится к аналогичному плану закупок на 2020 год, то приобретение спортивной формы олимпийцам было запланировано и в нем (кто ж знал, что Олимпиаду перенесут). В прошлом году потраченная на нее сумма составила 172 миллиона 900 тысяч тенге. Приобретение спортивного инвентаря, так же шло своим чередом, и в отличие от плана 2021 года еще был предусмотрен закуп поощрительной атрибутики на республиканские соревнования, проведенные в два докарантинных месяца – январь и февраль. Так, по графе «Медали/Дипломы/Цветы» за эти два месяца было потрачено 21 миллион 850 тысяч тенге, и еще без малого 1,5 миллиона тенге пришлось заплатить за призовые кубки.

В нынешнем году на цветы загодя не тратились, но зато отдельным протоколом от 1 июля, был утвержден закуп имиджевой продукции для участия в Олимпиаде в Токио на сумму 463 тысячи тенге и еще одна сумма в размере 19 миллионов 60 тысяч тенге была выделена с формулировкой «Организация проведения Церемонии вручения государственного Флага РК знаменосцам. Алматинская область, г. Талгар 2 июля 2021 года. Олимпийский центр «Ак-Булак».

Победителями в этом тендере выступили три ТОО – «Business Protocol Solutions» («BPS»), «NSP» и «Solо group» (в протоколе написание фирмы было с небольшой ошибкой – «Sola group»). Согласно реестрам налогоплательщиков, первая фирма специализируется в организации мероприятий разной степени сложности, вторая – это область создания и трансляции телевизионных программ (в данном случае телемоста с Нур-Султаном), ну а третья – «Прочая розничная торговля в неспециализированных магазинах». Здесь, к слову, была достигнута определенная экономия и в окончательном варианте «Церемония передачи флага знаменосцам» обошлась НОК в 15 миллионов 491 тысячу тенге…

Есть в ежегодных планах затрат НОК и обязательные отчисления спортивным федерациям. Так, в частности, Федерации бокса полагается за первое полугодие нынешнего года 20 миллионов тенге (для сравнения, за весь прошлый год 18 миллионов), Федерация фехтования получила в прошлом году 82 миллиона (в году нынешнем в списке на финансирование она не значится), Федерации спортивной стрельбы так же в прошлом году досталось 69 миллионов, Федерации тяжелой атлетики – 7 миллионов за два года, а например 11 миллионов 711 тысяч тенге было выделено только лишь в октябре-ноябре прошлого года Федерации водных видов спорта на «Приобретение специализированной спортивной экипировки и спортивного инвентаря для синхронного плавания». Ну и так далее.

Здесь стоит отметить, что поступления от НОК, как правило, являются не единственным средством существования той или иной федерации, где достаточно большие средства привлекаются за счет спонсорских ассигнований. Достаточно упомянуть лишь то, что Федерацию бокса, ранее курируемую Тимуром Кулибаевым, ныне возглавляет Кенес Ракишев, а Федерацию тенниса – Булат Утемуратов, который в декабре прошлого года подчеркнул, что «его» федерация зависит от бюджетных средств лишь на 30 процентов:

– Остальное – частные вклады. Чьи это деньги? Это мои деньги! В развитие тенниса я уже вложил более 60 миллионов долларов. Легионеры, как их называют журналисты, также финансировались за счет меня. Ни за счет бюджета, ни за счет государства, а из моих личных средств!..

«Кому весь пирог маловат, а кому и крошки хватит»

Если взглянуть на тему финансирования спорта высших достижений чуть шире, то, безусловно, стоит обратить внимание на велогонки, где безусловным фаворитом до недавнего времени являлась команда «Astana Pro Team», ранее полностью финансируемая фондом «Самрук-Казына» в сумме 15–20 миллионов долларов США ежегодно. Команда, некогда создаваемая как проект Главы государства и входившая в Президентский профессиональный спортивный клуб «ППСК Астана», объединивший все проекты по созданию казахстанских спортивных брендов международного уровня, попадает в категорию «команд спорта высших достижений» и базируется при РГП «Центр олимпийской подковки города Нур-Султан» (где так же располагаются тренировочные базы олимпийской подготовки по легкой атлетики вольной борьбе, греко-римской борьбе, таеквондо, дзюдо, каратэ, академической гребле, гребле на байдарках и каноэ и всем видам стрельбы).

Весной прошлого года случился довольно громкий скандал с руководителями ППСК: директора клуба Аманбека Кульчикова и руководителя велокоманды Ляззат Шамшиеву задержали по подозрению в крупных хищениях денежных средств «Самрук-Казына». Руководителя «Astana Motorsport» Артура Ардавичуса, возможно скрывшегося в Испании, объявили в международный розыск. По версии следствия, ущерб от их совместной деятельности составил более двух миллиардов тенге. Кстати, по мнению ряда экспертов, именно этот факт вызвал особое раздражение в Ак Орде и стал одним из побудительных моментов для появления установки о необходимости снижения бюджетных затрат на профессиональный спорт.

В ноябре прошлого года было объявлено о 50%-ном секвестре бюджета велогонщиков от «Самрук-Казына» и появлении совладельца команды из Канады в лице промышленной фирмы «Premier Tech», что вызвало вынужденный ребрендинг названия казахстанских велогонщиков и пока еще не самые определенные перспективы ее развития.

Не совсем ясна в настоящее время и судьба суперстадиона-велотрека «Сарыарка», строительство которого обошлось государственному бюджету порядка в 124 миллиона долларов и который в настоящее время находится в процессе передачи в единоличное ведение ОО «Казахстанская федерация велоспорта» с целью создания в рамках государственно частного партнерства «Международного спутникового центра UCI» (Международный союз велосипедистов). По мнению спортивных экспертов, после окончания процедуры передачи объекта может статься так, что основное внимание будет уделяться другой велокоманде – трековой «Nur-Sultan Cycling Team», которая в отличие от легионеров из «Astana Pro Team» вроде как состоит из казахстанских спортсменов (что очень даже неплохо), но вот судьба остальных олимпийских видов спорта, федерации которых так же базируются на этой арене, пока абсолютно непонятна. И вряд ли комплекс «Сарыарка» в его новом виде станет спортивным хабом и уж тем более – «центром массового спорта».

Так что, вполне возможно, что с тренировочными базами целого ряда федераций, кующих спортсменов высших достижений, дело может стать очень и очень непросто (и это неминуемо скажется на этих самых достижениях в будущем)…

Отдельный темы заслуживает финансирование паралимпийского движения (напомню, что XVI летние паралимпийские игры открываются в Токио 24 августа).

В этом году от Казахстана на игры поедут 25 спортсменов, представляющие семь видов спорта (впервые будут представлены каноэ и пулевая стрельба). Возможно, награды у нашей страны будут. Несмотря на то, что по сути, паралийпийское движение получило полноценный статус относительно недавно. Ведь в отличие от многомиллионных затрат на классическое Олимпийское движение, до 2017 года казахстанские паралимпийцы финансировались буквально «по остаточному принципу».

Ситуация изменилась лишь после того, как по итогам Паралимпиады 2016 года в Рио-де-Жанейро казахстанцы завоевали две медали: победу в плавании на 100 метров вольным стилем одержала Зульфия Габидуллина, «серебро» в пауэрлифтинге выиграла Раушан Койшыбаева. Тогда же казахстанское общество с некоторым удивлением узнало о том, что в отличие от олимпийцев никаких призовых выплат паралимпийцам не положено, да и вообще, их официальный статус крайне размыт.

Ситуацию срочно исправили, и в 2017 году в законе «О физической культуре и спорте» появилось понятие «паралимпийский спорт»

– Наиболее значимым нововведением закона является выделение паралимпийского движения в самостоятельную статью и приравнивание его по значимости к уровню олимпийского движения, – с удовлетворением отметил исполнительный директор Национального паралимпийского комитета Казахстана Ерлан Сулейменов.

Но вот в общем обеспечении положение еще довольно долго оставалось малопривлекательным:

– У нас к паралимпийцам долгое время отношение было, мягко сказать, пренебрежительное. Лишь в последнее время мы начинаем видеть положительные изменения. Но даже сейчас, когда идет подготовка к Олимпиаде в Токио, на олимпийцев выделяется больше денег, чем для нас. К примеру, всего годового бюджета, который нам определили, хватит только на разовый выезд по одному виду спорта на международные соревнования. А чтобы одного спортсмена свозить за рубеж, необходимо 1,5–2 миллиона тенге. Сюда входят дорога, проживание, питание, предстартовые взносы. А в паралимпийский спорт входит 26 видов. Наши поездки на соревнования финансировались через областное управление физической культуры и спорта. Но был период, когда нам приходилось выезжать на соревнования за свой счет. Нам тогда так и говорили: «Если вы хотите ехать, то придется за все платить самим, в бюджете денег нет»… В паралимпийском спорте тренеры получают очень скромную зарплату. В каждом районе устанавливают свою ставку, но она не превышает минимального размера заработной платы. Где-то тренеры работают на полставки, в итоге у них выходит чуть больше 20 тысяч тенге. Но они все равно занимаются с инвалидами, – рассказывала журналистам паралиймпийская чемпионка Зульфия Габидуллина в апреле прошлого года.

В свою очередь министр Актоты Раимкулова сообщила, что в столице открывается Паралимпийский тренировочный центр, отметив, что теперь национальные сборные будут заниматься там. И заодно намекнула, что рассчитывать на государственную поддержку могут все-таки не все спортсмены инвалиды, а лишь потенциальные чемпионы:

– Мы ответственны за паралимпийский спорт и для его дальнейшего развития нам нужно финансирование и самостоятельность. Для этого необходимо четко отделить паралимпийский спорт от других видов спорта среди людей с ограниченными возможностями…

В общем, опять все по кругу – профи отдельно, любители отдельно. И как из любителей растить профессионалов, ответственным чиновникам от спорта похоже до сих пор неясно.

«Когда чиновники вместо массового спорта заворачивают бюджетные миллиарды на мнимые фетиши и внешний блеск – вроде профессиональных клубов с гонорарами легионеров в десятки тысяч долларов – это означает, что тысячи мальчишек и девчонок в районах и аулах не получат спортивных секций, не узнают, как можно жить в радости борьбы и честно побеждать. Тренерам в секциях платить нормальную зарплату – сегодня они получают вдвое меньше школьных учителей. Как здоровому мужчине, мастеру спорта, кормить семью на 40–50 тыс. тенге? Он проще пойдёт в охрану или на стройку. Поэтому повсеместно дефицит тренеров, особенно первых, кто, как говорится, «ставит в стойку». Стране нужна прозрачная и честная система отбора перспективных спортсменов и их последующей обкатки. Это вопросы и к финансированию детско-юношеского спорта, и к объективности судейства на внутренних соревнованиях.

В казахстанском спорте процветает коррупция, и 50% откатов требуют не только с иностранных футболистов в наших клубах, но порой и с тренеров по другим видам, с сумм, выделяемых местными властями на сборы и соревнования. Нередко те, кто ближе к пирогу, и безо всякой коррупции интригуют и блокируют потенциальных конкурентов

Спортсмены нередко вынуждены сами искать деньги на поездки, и прежде всего это касается самородков, у которых нет «волосатой руки». А откуда взяться стабильным результатам без соревновательной практики? Свежий пример: буквально месяц назад ко мне обратился обладатель молодёжного Кубка Азии из другого вида единоборств, парнишка из сельского района, которому предложили самому найти деньги на турнир во Францию. Хотя для части команды деньги выделили, ну и для начальства видимо тоже. А перспективного пацана «отстегнули». Только после разговора с министерством, средства нашлись и на него тоже.

Или другой пример, когда на Олимпиаду-2008 (говорю же, сегодняшний результат копился годами!) отказались включать в делегацию личного тренера участника Олимпиады. Зато по приезду в Пекин, в отеле официальной делегации Казахстана мы встретили целый этаж не только функционеров, но и их друзей, родственников, родственников их друзей и друзей их родственников. Это ненормально, но это система»… – подвел общие итоги Олимпиады и сформулировал причины провала национальной сборной депутат Мажилиса и член исполкома Казахстанской федерации бокса Азат Перуашев.

Пока спортивные и около-спортивные функционеры всех мастей готовятся к неминуемым встряскам и реформам и скорей всего обдумывают, как бы при этом обойтись «малой кровью», в специализированном межрайонном суде по уголовным делам Восточно-Казахстанской области завершился судебный процесс по делу экс-руководителя управления Комитета по делам спорта и физической культуры, уличенном в получении крупной взятки. Вместе с ним, на скамье подсудимых оказались и заместитель, обвиненный в злоупотреблении должностными полномочиями, и руководитель одного из местных ТОО. По данным следствия, подсудимые похитили 354 миллиона 112 тысяч тенге бюджетных средств, выделенных на строительство учебного корпуса на 300 мест для республиканской специализированной школы-интерната-колледжа олимпийского резерва в Риддере.

Коррупционерам вынесено наказание от трех до семи лет лишения свободы. А школа олимпийского резерва… А что школа? Небось достроится когда-нибудь потом. Олимпиад впереди еще много… Как, впрочем, и реформ с извечным «усилением контроля за эффективностью расходов бюджетных и внебюджетных средств выделяемых на спорт».

18:50
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Здесь будет ваша реклама
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.