Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz
$ 432.28 down
€ 490.16 down
₽ 5.89 down

Что за «кино» показывают в Казахстане?

Что за «кино» показывают в Казахстане?

Отечественное кино гораздо чаще, чем шедеврами, «радует» нас распрями, в которых мэтры выглядят некрасиво, а то и откровенно криминально.

Нет проката, нет окупаемости

Известные деятели киноискусства сами признают, что в их отрасли накопилось порядочно проблем. На недавней коллегии Министерства культуры и спорта режиссер Акан Сатаев обрушился с критикой на возглавляемый им «Казахфильм». Режиссер заявил, что на киностудии процветают воровство, кумовство, а бюджетные средства используются неэффективно.

«В прокате фильмы проваливаются и потом успешно пылятся на полках. Международные продажи также затруднены, так как элементарно почти у всего контента киностудии – это около 500 наименований – технические проблемы и проблемы с авторскими правами третьих лиц», — сообщил Акан Сатаев.

«Наш юридический отдел сейчас очищает все это, но на это потребуются, наверное, десятилетия. Потому что элементарно люди не отдавали отчета в том, что, допустим, в кино звучит композиция The Beatles, и никто не думал, что, оказывается, надо правообладателям платить», — добавил он.

Акан Сатаев возглавил «Казахфильм» летом прошлого года, но, по его словам, остановить производство явно «некондиционных» фильмов не смог, пришлось их доснимать. Тем не менее, затраты на эти фильмы – выброшенные деньги, режиссер уверен, что большинство до проката не дойдут. По мнению Сатаева, у коллег по бизнесу «очень слабый творческий и коммерческий потенциал».

Другая причина убыточности отечественного кинематографа в том, что студия зарабатывает на производстве картин. «Киностудия должна зарабатывать не на производстве, а на продаже своих картин, снимать фильмы, львиная доля которых будет клиентоориентированной. За счет продаж и расширения географии экспорта запускать новые проекты и тем самым набирать оборотную массу. Безусловно, при этом студия должна предоставлять в аренду всю необходимую на рынке съемочную технику и спецоборудование», — пояснил режиссер.

Также «Казахфильм» одолевают трудности материального и коррупционного свойства.

«Не все знают, что наряду с золотым наследием студия имеет, к сожалению, и проблемное наследие, огромные проблемы. И эти проблемы копились из года в год. На эту обратную сторону я хотел бы обратить ваше внимание. Это снаружи «Казахфильм» вызывает самые теплые и положительные эмоции, некую волшебную ауру. Но как только вы переступаете порог студии, заглянете в помещения, подвалы, так скажем, в реалии, вы начинаете понимать, как запущена вся материально-хозяйственная часть», — сказал Сатаев.

В частности, инженерные сети в здании не менялись со времен постройки – с 1970-х годов прошлого века. «Стены, трубы и провода просто гниют. А копнув чуть глубже, так скажем, в административно-творческую часть, становится еще грустнее. Воровство, кумовство, непрофессионализм, бюрократия в плохом понимании, абсолютная оторванность от реалий рынка. И, как следствие, неэффективная трата госденег», — заявил режиссер.

Студию нужно ремонтировать и модернизировать, а творческую часть подгонять под задачи рынка, считает Сатаев. Однако, пока мэтры спорят и жалуются правительству в надежде выбить средства, казахстанский кинематограф развивается, в основном, за счет альтернативных проектов молодых авторов. Министр культуры и спорта Даурен Абаев, выслушав критику, в целом с ней согласился и привел шокирующие данные.

«Здесь много проблем, но я могу только один факт назвать. За 30 лет «Казахфильм» выпустил 600 кинокартин, а в прокат вышло 52 фильма – это 8%. Проблема в том, что где-то несоблюдение авторских прав, где-то – технических требований. Я сейчас не буду говорить, сколько фильмов окупилось. Если я скажу, то из всей коллегии запомнится только эта цифра. Мы должны всю проблему поднять, проанализировать и исправлять эту ситуацию», — отметил Даурен Абаев. По его словам, нужно снимать, в том числе, массовый продукт.

Кроме того, на коллегии всплыл еще один запущенный скандал. Еще в 2018 году студия вступила в конфликт с акиматом Алматы, так как управление земельных отношений города приступило к принудительному изъятию 5,5482 гектаров земельного участка «Казахфильма» для строительства национально-культурного комплекса «Ethnoland».

На коллегии Акан Сатаев попросил министра Абаева взять на личный контроль вопрос по возврату пяти гектаров земли в собственность киностудии.

Напомним, что в прошлом году в присвоении земли студии экс-акима Бауыржана Байбека обвинил активист Жанболат Мамай. Байбек ответил, что «Казахфильма» является госпредприятием, которое занимает примерно 17 гектаров, земля всегда принадлежала городу. По словам экс-акима, руководство киностудии само предложило построить этноаул, для чего выделили 5,5 гектара.

Творческий подход к деньгам

Итак, отечественное кино не зарабатывает собственных средств, а государственные осваивает отнюдь не плодотворно. Несколько лет назад был запущен еще один механизм финансирования кинематографа, но вокруг него тут же возникли ожесточенные споры и громкие скандалы.

В 2020 году в прессе появилось открытое письмо президенту Токаеву, подписанное

Асанали Ашимовым, Нуржуманом Ыхтымбаевым и Сатыбалды Нарымбетовым. В письме говорилось о скором банкротстве «Казахфильма» и трате бюджетных средств Государственным центром поддержки национального кино (ГЦПНК) на «бессмысленное дешевое кино». Мэтры обвиняли руководство центра в коррупции.

В ответ в ГЦПНК заявили, что обвинения несостоятельны, так как не были доказаны. Точки зрения о презумпции невиновности центра придерживалась и экс-министр культуры Актоты Раимкулова. Кроме того, возражали в Киноцентре, распределение средств осуществляется с целью предоставить всем кинопроизводителям равные возможности.

«Особенно прискорбно то, что уважаемый кинорежиссер считает своих коллег из независимого сектора «временщиками». Неужели профессиональные кинематографисты работают исключительно на государственной киностудии? И напомним, что распределение средств проходят не через тендеры, а максимально открытый и прозрачный питчинг, в отличие от прежней системы, когда за закрытыми дверями АО «Казахфильм» неизвестно как и кем расходовались бюджеты», — цитировала пресса ответ ГЦПНК.

Как полагают аналитики, у проектов Киноцентра успехи пока весьма скромные, однако же частично это списывают на пандемию, ударившую по всему мировому кинопроизводству. Что же касается пресловутых питчингов (презентаций проектов для нахождения инвесторов), то вокруг них регулярно разгораются нешуточные споры. Соискатели, сочувствующие и журналисты обвиняют друг друга в бездуховности, коммерциализации искусства, отсутствии таланта и умения продвигать продукт. В частности, в 2020 году в Киноцентре заявили, что конкурсанты от «Казахфильма» на питчинге показали самый низкий уровень подготовки, как сценариев, так и защиты своих проектов.

Разумеется, наблюдатели поспешили объяснить постоянные свары банальным «перетягиванием бюджетов». Скандалы вокруг Киноцентра, впрочем, не утихают. Один из свежих питчингов осенью прошлого года сопровождался публикациями, клеймящими «геронтократию и непотизм в Киноцентре». В скором времени в СМИ опубликовали интервью кинематографистов Айбека Кудабаева, Адиля Мусатаева и Дамира Танатова под названием «Агашки хотят осваивать бюджет».

Характерно, что сегодня статья доступна лишь в перепостах. «Для молодых авторов теперь отдельного бюджета нет. Им приходится «соревноваться» с отечественными мэтрами за бюджетные деньги. В свою очередь некоторые из этих мэтров сидят в комиссии и сами решают, чей фильм получит финансирование», — говорится в материале.

В интервью сообщались любопытные подробности кинопроизводства, причем претензии предъявлялись не только к Киноцентру, но и к «Казахфильму». Самая частая жалоба: разнообразные «агашки и татешки» распределяют бюджеты своим приближенным, а то и самим себе, оставляя молодых без средств. Картины же мэтров зачатую не доходят до полноценного производства и проката, государственные деньги выбрасываются на ветер, стоимость картин завышается.

Неудобный Ермек Турсунов

Летом 2020 года в конфликт с Государственным центром поддержки национального кино втянулся и известный режиссер, тогдашний председатель Союза кинематографистов Казахстана Ермек Турсунов. Впрочем, скандалы с его участием исчисляются десятками, причем рассориться Турсунов успел не только с коллегами, но и деятелями других видов искусств.

В ответ на Турсунова посыпались обвинения в давлении на членов Экспертного совета при Киноцентре, а также в попытке «отжать» Дом кино и подмять собственно Союз кинематографистов. В некоторых источниках встречается версия, что из-за Турсунова и его соратников, которые якобы организовали травлю, включающую судебные иски, допросы и проверки Союз кинематографистов был вынужден покинуть режиссер Акан Сатаев. С критикой Турсунова выступал экс-глава студии Сергей Азимов в статье «Кому выгоден скандал на «Казахфильме»?». Злые языки поговаривали, что в основе конфликта лежит попытка вернуть основные потоки финансирования из Киноцентра в «Казахфильм».

Между тем, считают эксперты, эти конфликты постепенно становятся именно битвой за госсредства, а востребованное кино делается на других площадках – хотя, конечно, это редкая для страны удача. Однако, как рассказала «Каравану» в разгар конфликта кинокритик Гульнара Абикеева, если в 2010 году доля местного кино в прокате составляла 3%, то к 2020 году она достигла почти 20%. Отельные ленты умудрились заработать до миллиарда тенге, появилось несколько десятков независимых продюсерских компаний.

«Если раньше в начале 2000-х годов прокатчики не обращали внимания на местный продукт, то сейчас они не только считаются с ним, но и всячески поддерживают. То есть пришло новое поколение, которое умудряется снимать и коммерческое кино, и артхаусное, и делать это без господдержки», — пояснила Гульнара Абикеева.

Тем не менее, мэтры – как старые, так и более молодые – все еще продолжают ломать копья вокруг привычных ориентиров. «В нашем случае коллеги, навешивая друг на друга ярлыки и нелицеприятные характеристики, пытаются разыграть такую карту, как конфликт отцов и детей, хотя сермяжная-то правда в другом: не могут поделить «пирог» из государственных денег», — отметил в материале портала Exclusive, посвященном конфликту, режиссер Сергей Азимов.

Речь шла не только о финансировании, но и «наезде» на режиссера Ахата Ибраева, запомнившегося участием в международном проекте «Марко Поло». Отбивался Ибраев, разумеется, от Ермека Турсунова и его соратников. «Молодые кинематографисты, желая защитить себя, прибегают к войне компроматов, что и не достойно, и не корректно. А с другой стороны, кто дал для этого повод? Да их же старший коллега. Я имею в виду Ермека Турсунова, который, высказываясь по поводу деградирующих, по его мнению, народа и культуры, и критикуя режиссёров, которые пришли из шоу-бизнеса и КВН, называет их шелупонью», — писал Сергей Азимов.

В 2020 году Ахат Ибраев обратился за защитой к президенту Токаеву и Елбасы. «Я столкнулся с тем, что старшее поколение в лице кинорежиссера Ермека Турсунова и его команды ведет явную и скрытую работу по дестабилизации обстановки в отечественной культуре, по полному обездвиживанию молодых деятелей культуры.

Причиной гонений на меня является, как я считаю, месть за то, что я помешал умышленному разрушению и обесцениванию исторического здания Дома кино, расположенного в центре города Алматы», — написал Ибраев в своем открытом письме.

«Поэтому в 2018 году ими был инициирован съезд Союза кинематографистов. Темой съезда был вопрос о моем немедленном смещении. Люди пришли на съезд, но, увидев в качестве «группы поддержки» Турсунова таких авторитетов, как Олжас Сулейменов, Асанали Ашимов, Мурат Ауэзов, они поняли, за кем сила в данный момент. И съезд – в обход всех правил, за 15 минут, без избирательных бюллетеней – проголосовал, поддержав мое смещение. Уже через полгода новое руководство Союза в лице Ермека Турсунова и его правой руки, Каната Торебая, безуспешно пыталось инициировать против меня уголовное дело по надуманным обстоятельствам. Также они инициировали три отдельных процесса в гражданском суде», — добавил он.

Даже в этих скупых деталях видны нешуточные страсти, кипящие в казахстанском кино. По словам Ибраева, на этом Турсунов не успокоился, и организовал преследование уже в самых высоких инстанциях. Скандал вышел на международный уровень, поскольку касался казахстанско-американского кинопроекта, на котором Ибраев, по мнению обвинителей, нагрел руки. Турсунов, пишет Ибраев, дискредитирует Казахстан в глазах зарубежных партнеров.

В конфликт, как водится в среде нашей творческой интеллигенции, втянулись другие режиссеры и продюсеры. Выше уже упоминалось, что на фоне свары Акан Сатаев написал заявление о выходе из Союза кинематографистов. «К сожалению, в нашем кино сейчас творится бардак: интриги, группировки, лоббирование своих интересов, непонимание между поколениями киношников. И я призываю объединиться тем коллегам, кто хочет строить здоровую индустрию, в которой будет комфортно работать, сотрудничать и строить свое профессиональное будущее», — отмечал он в своем посте в Instagram.

В ответ Ермек Турсунов заявил у себя в Facebook, что никого не травил и за власть не боролся. «Ахат симпатичный парень. Он умеет обаять. Я знаю его родителей, милые люди. Вот и все, пожалуй, что я могу о нем сказать. Никаких личных негативных чувств он у меня не вызывает», — написал Турсунов. Опроверг он также обвинения в волюнтаризме и растратах госсредств.

Нужно добавить, что помимо других конфликтов, в 2021 году Ермек Турсунов сообщил в соцсетях о намерении деятелей культуры отправить в отставку министра Актоты Раимкулову – посредством, конечно, очередного открытого письма президенту. Многочисленные же представители сферы культуры поспешили заявить, что вовсе не требуют санкций в адрес министра, а с мнением Турсунова не согласны. Некоторые сообщили прессе о своих подозрениях: действия режиссера «проплачены», и он рвется в бой ради интересов высокопоставленного чиновника, предполагаемого соперника Раимкуловой.

Тяжелый флёр коррупции

Картина всеобщего раздрая была бы неполной без упоминания коррупционных скандалов, связанных с производством фильмов. Все их перечислить невозможно, однако наиболее прибыльными с точки зрения наживы становятся исторические и пропагандистские ленты.

Например, в прошлом году сайт orda.kz посчитал, что фильм Акана Сатаева «Боксер» о Серике Сапиеве обошелся бюджету в 800 млн тенге, из которых 67,5 млн ушло на сценарий киноленты. По мнению журналистов, суммы многократно завышены, а средний казахстанский фильм, пусть и широко разрекламированный, даже приблизительно не окупает затраты госбюджета.

В мае того же года в департаменте экономических расследований Алматы зарегистрировали уголовное дело по факту выписки фиктивных счетов-фактур руководством компаний, сотрудничавших с производителем фильма «Боксер». Средства на съемки выделил, утверждают источники, уже упоминавшийся ГЦПНК. Правоохранители заподозрили, что часть средств – десятки миллионов тенге – поступили в некие фирмы, которые не выполнили указанную в документах работу.

К сентябрю киношное дело поступило в районный суд в Алматы. На скамье подсудимых оказался бухгалтер Григорий Белозеров, по данным источников, обвиняемый в выписке фиктивных счетов-фактур. Белозеров, по версии следствия, создал несколько фирм, через которые обналичивались средства. «И именно через «Кегрисер» прошли крупные суммы, перечисленные ТОО «Satai Film» — компании, зарегистрированной на нынешнего руководителя АО «Казахфильм» Акана Сатаева», — отмечали в прессе.

А вот и другая иллюстрация к «прорывам» нашей киноиндустрии – скандал со съемками сериала «Касым хан». Этот грандиозный проект первоначально назывался «В потоках истории: Обретая вечность. Касым хан». На 25 серий, сообщают источники, «Казахфильм» (то есть Минкульт) выделил астрономическую для нашего кино сумму в 11,5 млрд тенге.

«Принятие проекта потребует дополнительных затрат из государственного бюджета. Общая стоимость трех сезонов с 2018 по 2022 годы составляет 11 миллиардов 400 миллионов тысяч. В том числе с 2018 по 2019 годы выделено 3 288 255 тысяч тенге Принятие проекта позволит увеличить потенциальную аудиторию, развить дух патриотизма и гордости у подрастающего поколения и не повлечет отрицательных социально-экономических и/или правовых последствий», — так рассказывала о проекте министр Актоты Раимкулова.

Далее события развивались весьма предсказуемо. В прошлом году в Алматы суд вынес приговор по делу о хищении почти 30 млн тенге при съемках сериала «Касым хан».

«В ходе следствия доказано, что причастные лица, используя служебное положение, похитили бюджетные средства на сумму 29,9 млн тенге, выделенных на закупку пиротехники для использования в съемках исторического сериала», — говорится в сообщении Комитета по финансовому мониторингу.

Приговором суда обвиняемые признаны виновными по ст.189 ч.3 п.1,2 УК РК, и бывшему директору филиала «Кинопроект «Қасым хан» К. Ахметову назначено наказание в виде двух лет лишения свободы, а двум соучастникам – в виде ограничения свободы сроком до трех лет с установлением пробационного контроля и привлечением к принудительному труду.

В «Казахфильме» официально заявили, что «расследование по делу о хищении средств на сериале было инициировано предыдущим руководством киностудии. Исторический сериал «В потоках истории: обретая вечность. Касым хан», где работал продюсером Куаныш Ахметов, был запущен в производство в 2018 году. Однако, в связи с отказом от участия в проекте турецкого режиссера Метина Гюная, в 2020 году проект сменил концептуальный формат и был трансформирован в полнометражный художественный фильм под рабочим названием «Ұлы дала таңы». Вновь сформированную съемочную группу возглавил режиссер Акан Сатаев».

Остается добавить, что хотя деятели отрасли умеют изобретать хлесткие формулировки, особенно в адрес друг друга, интересней их «кино» не становится. В нем по-прежнему показывают скандалы и растраты государственных средств.

Еркенов Самат

Автор:
15:45
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Здесь будет ваша реклама
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.