Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz

Сохраняется угроза религиозного экстремизма

Сохраняется угроза религиозного экстремизма

В январских событиях принимали участие члены экстремистских организаций, сообщают власти.

Об этом нужно говорить

В октябре нынешнего года президент Токаев еще раз обозначил основные принципы, на которых строится наше государство. «Сохраняя плюрализм мнений, мы должны жестко противостоять любым проявлениям радикализма, экстремизма и сепаратизма. Попытки расколоть наше общество будут пресекаться по всей строгости закона», – сказал президент.

На первом месте в Казахстане должны быть закон и порядок, подчеркнул Касым-Жомарт Токаев. «Только на этой основе мы сможем решить задачу обеспечения благополучия нашего народа. Независимость, единство и стабильность – главные ценности, которые мы все должны всячески оберегать», – добавил он. После январских событий в Казахстане и военных столкновений, происходящих во многих странах бывшего Союза, эта доктрина приобретает особенное значение.

Отметим, что сразу после январской трагедии президент Токаев призвал реализовать в стране комплекс мер по противодействию религиозному экстремизму, не допустить его сращивания с криминалом. «Реализовать комплекс системных мер по противодействию религиозному экстремизму, ни в коем случае не допустить его сращивания с криминалом, особенно в учреждениях уголовно-исполнительной системы», – заявил президент, выступая перед депутатами Парламента.

В феврале этого года премьер-министр Алихан Смаилов представил план по противодействию экстремизму. «В сфере религии и межэтнических отношений продолжится работа по профилактике и противодействию религиозному экстремизму в интернет-пространстве, особенно среди молодежи. В частности, будет реализован комплекс мер по недопущению любых форм унижения чести и достоинства по языковому и этническому признакам», – пояснил Смаилов.

Напомним, что для борьбы с насильственными проявлениями религиозного экстремизма и угрозами терроризма правительством РК утверждены Концепция государственной политики в религиозной сфере РК на 2017–2020 годы и государственная программа противодействия религиозному экстремизму и терроризму на 2018–2022 годы. По сообщениям официальных источников, на реализацию последней программы отпущен миллиард долларов.

Одним из этапов программы стали операции «Жусан», направленные на возвращение соотечественников, оказавшихся в местах боевых действий в Сирии. В рамках трех этапов операции «Жусан» из Сирии были вывезены 524 казахстанских гражданина, включая 30 мужчин, 137 женщин и 357 детей. При этом 27 возвращенных в Казахстан детей остались сиротами.

На родине для реабилитации джихадистов были организованы центры коррекции и адаптации. Профилактическая работа проводится в мечетях, а при акиматах созданы центры исследования проблем, связанных с религией.

Меры недостаточны

Кроме того, после январских событий многие видные деятели выступали с критикой программ противодействия религиозному экстремизму, так как реальность доказала наличие серьезнейшей угрозы. В частности, сенатор Султан Дюсембинов заявил, что на борьбу с религиозным экстремизмом и терроризмом в стране выделяли 270 млрд. тенге, однако, как к своему ужасу страна убедилась в январе, программа не дала результата.

«В недавних январских событиях, начавшихся мирным шествием, религиозные радикалы и преступные группировки использовали недовольство населения в своих целях, что привело к крупному конфликту, нарушившему спокойствие страны. Члены религиозных течений занимались распространением чуждой идеологии, отравляя сознание молодежи, подвергая сомнению традиционную религию и обычаи нашего народа, сложившиеся на протяжении веков», – сказал депутат, обращаясь к премьер-министру Смаилову.

Сенатор процитировал заместителя начальника антитеррористического центра, полковника КНБ Сергея Швейкина, о том, что число последователей деструктивных течений в Казахстане превышает 20 тысяч человек.

«Почему их количество увеличивается? Для реализации госпрограммы по противодействию религиозному экстремизму и терроризму в стране на 2018–2022 годы из госбюджета за пять лет было выделено 270 миллиардов тенге, но только 4% из них потрачены на профилактические мероприятия. О том, что данная программа не дала должного результата, свидетельствуют события трагического января, и до сих пор не дана оценка этому вопросу уполномоченными органами, ответственными за эту сферу», – заявил сенатор.

По его словам, необходимо изучить вопрос и подготовить новую госпрограмму по противодействию религиозному экстремизму и терроризму. Также следует разработать карты религиозной ситуации Казахстана в разрезе регионов, создать республиканский исследовательский центр, проводящий мониторинг и экспертизу в сфере религии. Кроме прочего, указал сенатор, необходимо усилить информирование населения о потенциальных угрозах.

Как отмечается, трагедия января вскрыла недоработки, попустительства, нарушения и халатность в системе государственного контроля за террористической и экстремистской деятельностью. Тем не менее, считают эксперты, необходимо не допустить развязывания охоты на ведьм, дискриминации в отношении религиозных граждан.

На сегодня, по сведениям Министерства информации и общественного развития РК (МИОР), совместно с местными исполнительными органами организована разъяснительная работа среди групп, подверженных риску вовлечения в радикальную идеологию. В 2021 году во всех регионах страны работали 209 информационно-разъяснительных групп (ИРГ), в них было задействовано более двух тысяч лекторов. Из интернета удалено более 181 тыс. материалов с пропагандой религиозного экстремизма и терроризма, заблокировано 324 противоправных материала. Опубликовано порядка 132 тыс. работ по религиозному просвещению. Согласно статистике, более 90% женщин, возвращенных из Сирии, вернулись к светскому образу жизни.

Тем не менее, поясняют аналитики, улов правоохранителей в сети – лишь капля в море, а нищета, неустроенность и отсутствие перспектив ежегодно приводит в деструктивные организации множество молодых людей.

По некоторым данным, к 2021 году за религиозный экстремизм в колониях РК отбывали наказание около 700 человек. Также правоохранители предоставили сведения о предотвращенных терактах – с 2014 года зафиксировано более 30 таких случаев.

Например, в апреле 2019 года спецслужбами был задержан мужчина за подготовку теракта в одном из ТРЦ Алматы. В его квартире обнаружили арсенал огнестрельного оружия. Мужчину осудили за пропаганду терроризма и разжигание религиозной вражды на 10 лет.

В сентябре 2019 года сотрудниками КНБ РК были задержаны семеро граждан Таджикистана. Они планировали серию взрывов в Алматы: в Иверско-Серафимовском женском монастыре по улице Хамиди и в здании АТФ Банка по улице Маметовой. Злоумышленники получили сроки от 12 до 18 лет без права въезда в Казахстан. А в марте 2020 года КНБ провел спецоперацию, в ходе которой был задержан житель Алматы, приверженец запрещенной в Казахстане группировки ДАИШ. Он подозревался в подготовке серии терактов в местах скопления людей во время празднования Наурыза, у задержанного были изъяты две боевые гранаты.

Специалисты также отмечают, что в Казахстане по-прежнему большинство терактов направлены на представителей силовых ведомств. Поэтому 85% от общего числа пострадавших от рук террористов составляют полицейские и военнослужащие.

Запрещенные организации

Несмотря на то, что основные деструктивные объединения запрещены в нашей стране, их участники продолжают угрожать мирным жителям. По официальным данным, в Казахстане запрещена деятельность 22 религиозных организаций.

На деятельность большинства из них наложен судебный запрет еще в нулевые годы. В 2004 году признаны террористическими «Аль-Каида», «Исламское движение Восточного Туркестана», «Исламское движение Узбекистана», «Курдский Народный конгресс». В 2005 году к ним добавились «Асбат аль-Ансар», «Братья мусульмане», движение «Талибан», «Боз гурд», «Жамаат моджахедов Центральной Азии», «Лашкар-е Тайба», «Общество социальных реформ», а также «Хизб-ут-Тахрир». В 2006 запретили «АУМ Синрекё» и «Организацию освобождения Восточного Туркестана».

В дальнейшем по решению суда на территории РК признаны незаконными Исламская партия Туркестана, «Джунд-аль-Халифат» и РОО «Сенім. Білім. Өмір». Также запрещены «Таблиги джамаат», «Ат-такфир-уаль-хиджра», Исламское государство (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ,) и «Фрон-ан-Нусра» (Джабхат-ан-Нусра). Последней в 2018 году в перечень деструктивных организаций попала «Йакын Инкар», чьи сторонники отметились во время январских событий.

Эксперты выделяют основные признаки деструктивных религиозных организаций. Это, прежде всего, идея исключительности религии и пропагандируемых религиозных догматов. А также отрицание светского устройства государства: законов, органов власти, структуры управления. Далее следует разделение людей на истинно верующих и вероотступников, а также разжигание религиозной вражды. Упоминается также отличный от принятого в стране внешний вид, ограничение прав женщин на образование, отказ от некоторых медицинских услуг, например, от вакцинации.

Некоторые из перечисленных организаций до сих пор активны в Казахстане и странах СНГ, в том числе, они могли принимать участие в вооруженных конфликтах. В связи с январскими событиями наиболее интересна «Йакын Инкар», признанная экстремистской не только в Казахстане, но и в Кыргызстане. Как указывается в сообщении Генеральной прокуратуры, «Йакын Инкар» – отколовшееся крыло запрещенной в РК экстремистской организации «Таблиги Джамаат».

Сообщается, что целью этих структур является создание «халифата» в том числе на территории Казахстана, что предполагает насильственное изменение конституционного строя, нарушение суверенитета. «Приверженцы этой организации категорически отрицают право на существование иных религий, предрекая неизбежное столкновение с ними, что подпадает под понятие религиозного экстремизма. Отдельные граждане Казахстана, являвшиеся членами «Йакын Инкар», осуждены на лишение свободы за экстремистскую деятельность на территории нашей страны», – заявили в Генпрокуратуре. Кроме того, в качестве активных экстремистов правоохранители упоминают салафитов.

Угроза растет

В прошлом году портал Finprom.kz опубликовал статистику, согласно которой увеличилось количество правонарушений, связанных с экстремизмом и терроризмом. В частности, в первом полугодии 2021 года было зафиксировано 139 таких преступлений, по сравнению с аналогичным периодом 2020 года это на 19,8% больше. Отмечается, что с 2017 по 2020 года их число шло на убыль.

В статистике преступлений на религиозной почве лидирует Туркестанская область (18 случаев), а также Жамбылская область и Шымкент. Меньше всего правонарушений зарегистрировали Восточно-Казахстанской и Костанайской областях – по одному случаю.

Чаще всего фиксировалось нарушение статьи о возбуждении социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни (48 случаев). Также задействованы статьи «Пропаганда терроризма или публичные призывы к совершению акта терроризма», «Организация и участие в деятельности общественного или религиозного объединения, запрещенного решением суда».

Правоохранители рассказали о самых свежих фактах религиозного экстремизма. В частности, в феврале нынешнего года приверженец деструктивного течения оборудовал незаконную майнинговую ферму в Акмолинской области. А в октябре в Мангистауской области сотрудники управления по противодействию экстремизму совместно с департаментом КНБ задержали приверженцев деструктивного религиозного течения, которые занимались вымогательством денежных средств.

«Группа из четырех мужчин требовала у потерпевшего восемь миллионов тенге. Заманив его на съемную квартиру в Актау, вымогатели связали его и избивали до утра, применяя для пыток дубинку, нож, электрошокер и пистолет. Все свои зверства снимали на камеру», – пояснили в ведомстве.

Особенную тревогу вызывают обнародованные факты участия деструктивных групп в январских событиях. По горячим следам госсекретарь Казахстана Ерлан Карин заявил о том, что еще в 20-х числах декабря на территории Казахстана зафиксировано одновременное прибытие группы иностранных граждан, которые 7–8 января пытались покинуть страну различными маршрутами.

«Также нашими спецслужбами установлены факты участия в последних событиях членов ряда радикальных и экстремистских организаций, которые действовали внутри нашей страны. Была попытка казахстанскими радикалами в зарубежных террористических организациях использовать данные события для развязывания новых атак. Эти попытки были своевременно пресечены нашими спецслужбами», – добавил Карин.

«Одна из признанных судом в качестве экстремистской организации провоцировала эти выступления, беспорядки, открыто подстрекала к насильственным действиям, в частности, по захвату административных зданий. Именно через чаты этой организации распространялись конкретные указания, инструкции по захвату зданий, по блокировке дорог», – уточнил он.

«Мы видим попытку привнести в наше общество радикальные идеологии, радикальные линии поведения. Поэтому общая задача – это блокирование подобного рода радикальной идеологии. Мы должны все принципиально бороться с крайними взглядами, которые способствуют привнесению в наше общество линии насильственных действий. Мы должны жестко пресекать и осуждать подобную линию поведения», – заключил Карин.

В феврале в КНБ уточнили, что в отношении приверженцев экстремистской организации «Йакын Инкар» (запрещена на территории Казахстана) возбуждено два уголовных дела.

Уголовные дела возбуждены по статье 405, частям 1, 2 («Организация и участие в деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации после решения суда о запрете их деятельности или ликвидации в связи с осуществлением ими экстремизма или терроризма») и 259, части 1 УК РК («Вербовка или подготовка либо вооружение лиц в целях организации террористической либо экстремистской деятельности»).

По информации КНБ, были задержаны семь граждан Казахстана. «При этом расследование преступлений, совершенных в период январского кризиса, осуществляется при координирующей роли межведомственной следственно-оперативной группы при Генеральной прокуратуре Казахстана», – говорится в сообщении ведомства.

Кроме того, после январских событий были арестованы 35 членов запрещенных экстремистских движений, сообщил начальник Службы специальных прокуроров Ризабек Ожаров. «К примеру, в Алматы задержана группа криминально ориентированных членов деструктивного религиозного течения. При задержании обнаружено огнестрельное оружие, готовое к применению. Они координировали действия своей группы», – заявил Ожаров. По его словам, одна часть группы находилась на баррикадах в нижней части города, а другая на площади.

Также в феврале приверженцев деструктивного течения задержали в Астане. «Они подозреваются в участии в запрещенном судом религиозном объединении и вербовке лиц для организации экстремистской деятельности на территории Казахстана. Двое из задержанных имеют судимости за незаконное хранение взрывчатых веществ и кражу», – сообщили в КНБ.

Остается добавить, что, по данным Генпрокуратуры, в январских беспорядках участвовали 12 ОПГ, и степень сращения между криминалитетом и религиозными экстремистами еще выясняется. В январе погибли 225 человек, в том числе 19 полицейских и военных, пострадали 4353 человека, в том числе 3393 сотрудника силовых ведомств. Имуществу нанесен ущерб на 95 млрд. тенге.

Таким образом, приходится признать, что Казахстан гораздо меньше защищен от проявлений деструктивных религиозных организаций, чем это считалось ранее. В прошлые годы страну неоднократно сотрясали теракты, однако они носили локальный характер, тогда как январский хаос стал питательной средой для разгула всевозможных группировок. Для оздоровления обстановки требуется современная, эффективная доктрина противодействия религиозному экстремизму, а также тщательный контроль за расходованием средств на ее реализацию. 

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

12:55
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Здесь будет ваша реклама
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.