Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz

Мясной раздор

Мясной раздор

Конфликты и отсутствие стратегии в отрасли не позволяют казахстанцам потреблять качественное и доступное мясо.

Дутый имидж «страны животноводов»

В скотоводческой стране говядина и баранина, даже курица постепенно превратились в предмет роскоши, который рядовые граждане едят все меньше и меньше. Рост цен и сокращение потребления подтверждают в Бюро национальной статистики. Кроме того, как и в других продовольственных секторах, растет зависимость от импорта.

Экспорт мяса из Казахстана за январь-август 2022 года составил 27,1 тыс. тонн на сумму более 91 млн. долларов. Импортировали в страну за тот же период 138,1 тыс. тонн на 259,8 млн. долларов. То есть объем импорта превышает экспорт более чем в пять раз. Наибольшую долю в импорте мясе занимает птица, на экспорт же отгружается преимущественно охлажденное мясо КРС.

Как сообщает статистика, с начала года продукт подорожал на 13,7%, а за год – на 15,1%, при этом его потребление сократилось в среднем на 6%. Заметное снижение потребления зафиксировано практически во всех регионах.

Напомним, что экс-президент Назарбаев и президент Токаев неоднократно ставили задачи нарастить производство мяса в республике, однако программы развития, подкрепленные миллиардами вложений, также регулярно проваливались. Каждый провал сопровождался громкими разбирательствами и уголовными делами. Страсти вокруг животноводческой промышленности лишь накаляются, так как многие отраслевые игроки успели достаточно насолить друг другу.

Правительство против буренок

Очередной повод поговорить о мясе, точнее, о его нехватке, дал генеральный директор Мясного союза Казахстана Максут Бактибаев. На своей странице в facebook он задался вопросом: почему в Казахстан не приходят инвесторы? И попытался ответить на него на примере отрасли мясного животноводства.

«Казахстан занимает пятое место в мире по площади пастбищ (184 млн. га, у Бразилии 185 млн, почти одинаково). Географически расположен среди стран, которые импортируют мясо (Китай, Россия, Узбекистан и др.). Общий объем их импорта превышает 2 млн. тонн только говядины. Имеет много сельского населения и вековые традиции скотоводства (мы – нация животноводов-кочевников, а не земледельцев, всем известный факт). Мясная отрасль имеет наибольший потенциал развития (с учётом ресурсов и рынков можно довести объемы экспорта со 100 млн. долларов до 6-8 млрд. в год). Также мясная отрасль может создать полмиллиона рабочих мест и абсорбировать все социальные проблемы, которые явно проявились в январе этого года. То есть по сути – готовый рецепт для правительства, бери и делай. Плюс ещё банки развития (Всемирный и Азиатский) готовы были выделить миллиард долларов заёмных средств для льготного кредитования казахстанских фермеров, развития кормопроизводства и ветеринарии», – написал Максут Бактибаев.

«И что сделало правительство за последние три года:

1. Постоянный дефицит субсидий по животноводству;

2. Запрет на экспорт скота, с учётом профицита продукции, фермеры не получают справедливую оплату за свою продукцию, вынуждены работать в убыток. Особенно в прошлые два засушливых года, когда цена на сено и ячмень выросла в 2-3 раза;

3. Закрыт экспорт мяса в Китай, в Россию, то есть его практически нет, и ничего не делалось в этом направлении;

4. Затягивались вопросы по решению ветеринарных проблем, особенно по ящуру и бруцеллезу. Долгое время отсутствовал даже председатель ветеринарного комитета, никого не назначали, проблемы замалчивались;

5. Полностью прекратилось льготное кредитование на приобретение скота фермерами (раньше было кредитование на срок до 15 лет, под 4% годовых, без залога, не более 100 голов);

6. За последний год предпринимались (и до сих пор идут) неоднократные попытки МСХ убрать субсидии на мясное животноводство (убрать селекционно-племенную работу, приобретение и содержание племенных быков, корма и т.д.);

7. Правительство отказалось от займа Всемирного банка в размере 500 млн. долларов на развитие мясной отрасли, а эти деньги были направлены «для устойчивого восстановления экономики с опорой на развитие частного сектора», результат предугадать не сложно;

8. Запрет на экспорт шкур полностью убил отрасль сбора шкур и привел к закрытию пунктов их приема;

9. Постоянные попытки административного регулирования цен на мясо, разумеется, были безрезультатны, но вызвали негативную реакцию бизнеса (а что можно ожидать в условиях рыночной экономики?);

10. Прошлый год ознаменовался под флагом уголовного преследования фермеров, занятых в сфере мясного животноводства (как будто другие проблемы все решены);

11. Так и не был привлечен ни один международный инвестор в отрасль переработки мяса, ни Тайсон фудс, ни Иналка/Кремонини, ни Данбиа, ни Гранд Фарм.

Все это создало предпосылки к ухудшению привлекательности отрасли, фермеры распродают скот, откормплощадки стоят пустые, а племенные репродукторы пускают под нож племенной скот, как и 12 лет назад. Все циклично, как в китайском лунном календаре. Ждём нового витка развития. Подаёт надежды минторговли, которое выступило за отмену запрета на экспорт скота, в обмен на квотирование экспорта, а также выступило с заявлением об адресной поддержке социально-уязвимым слоев (по аналогии с действующей уже более 100 лет программой в США, которая занимает 80% бюджета МСХ США)», – заключил деятель мясной отрасли.

Пост Максута Бактибаева вызвал живейший отклик, поскольку затронул множество проблем, поистине вечных для отечественного животноводческого сектора. Тем не менее, как принято говорить, не все так однозначно. К слову, в комментариях автору блога закономерно возразили, что, хотя Казахстан теоретически может вместить чуть не половину КРС мира, большинство наших территорий не могут быть использованы под пастбища. Многие из них представляют собой пустыню, где не налажено водоснабжение, заготовка кормов и логистика. Фермеры годами спорят с акиматами и частными организациями за доступ к пастбищам, а ежегодные трагедии с гибелью скота в засуху лучше всего иллюстрируют реальное положение дел.

Запреты и квоты

Призыв Максута Бактибаева расширить экспорт натыкается на множество возражений – в свое время его сокращали не из прихоти, а из-за различных перекосов. Страницы СМИ пестрят аналитическими разборами, обвиняющими, в том числе Умирзака Шукеева, Асылжана Мамытбекова и косвенно самого Бактибаева в срыве производственных программ и растрате огромных сумм.

Но для начала отметим, что, как и всегда, спорна даже статистика пресловутого экспорта. Осенью отраслевые порталы со ссылкой на канал Tradereport.Kz опубликовали данные, несколько отличающиеся от официальных. Казахстанские предприниматели за 7 месяцев 2022 года заработали на экспорте говядины и баранины порядка 57,7 млн. долларов. За этот период за рубеж продано 9,3 тыс. тонн говядины и более 4 тыс. тонн баранины. Этот объем экспорта мяса является рекордным, так как прежде даже годовые выручки экспортеров не превышали 40 млн. долларов, пишет канал.

Наибольший объем продаж приходится на Узбекистан, куда за 7 месяцев было отправлено говядины и баранины на 49,9 млн. долларов, или 86% от всего объема. На втором месте ОАЭ, куда поставлялась только баранина на 6,8 млн. долларов. В меньших объемах идут поставки баранины в другие арабские страны – Кувейт, Оман и Бахрейн.

Как напомнил, в частности, отраслевой портал eldala.kz, в начале текущего года в Казахстане был введен запрет на экспорт живого скота. В прошлом году официально из страны было вывезено порядка 279 тыс. голов овец и КРС, более 90% из них отправились в Узбекистан. В конце августа нынешнего года Межведомственная комиссия по вопросам внешнеторговой политики приняла решение вместо полного запрета установить квоты на вывоз крупного и мелкого рогатого скота. Квота на вывоз бычков составит 60 тыс. голов (9% от общего поголовья в РК), на вывоз молодых баранов – 120 тыс. голов (10% поголовья).

Битвы за экспорт

А теперь мы проследим, как бесконечные внутренние разборки мешают выстроить адекватную стратегию в животноводческой сфере. В прессе появлялось множество статей, приписывающих деятелям отрасли попытки под покровительством Умирзака Шукеева и Асылжана Мамытбекова незаконно нажиться на махинациях с живым скотом, субсидиях государства и займах государства и Всемирного банка.

Кроме того, Максуту Бактибаеву припоминают уголовное дело, когда в декабре 2013 года, будучи директором департамента животноводства Минсельхоза, он был арестован по обвинению в получении взятки в сумме 720 тыс. тенге от генерального директора ТОО «Научно-инновационный центр животноводства и ветеринарии» за оказание содействия в заключении договора о государственных закупках по разработке индексной оценки крупного рогатого скота мясного направления продуктивности. Позже обвинение в получении взятки было переквалифицировано в статью 176 УК РК. Как заявил адвокат подсудимого, полученные Бактибаевым деньги являлись не взяткой, а наградой за разработанный им для МСХ норматив.

Тем не менее, летом 2014 года суд №2 Алматинского района Астаны признал Максута Бактибаева виновным по статье 307 часть 2 УК РК (Злоупотребление должностными полномочиями) и приговорил его к трем годам условно.

В прессе, между тем, развернулись настоящие баталии. Напомним, что Умирзак Шукеев занимал пост вице-премьера и одновременно министра сельского хозяйства с 2017 по 2019 год. Асылжан Мамытбеков в 2008–2011 годах работал председателем правления АО «Национальный управляющий холдинг «КазАгро». В апреле 2011 он сел в кресло министра МСХ, и подал в отставку 6 мая 2016 года в результате земельных митингов. Тогда президент Назарбаев заявил о неполном служебном соответствии Мамытбекова. Позже он стал председателем Мясного союза Казахстана, а затем вернулся в Минсельхоз – на должность ответственного секретаря министра Шукеева. Далее в конфликты втянули и следующего главу МСХ – Сапархана Омарова, занявшего пост в феврале 2019 года.

Так как скандал вокруг экспорта КРС продолжается до сих пор, его детали достаточно важны. В частности, сайт «КазахЗерно», кроме прочих грехов, обвинял Мамытбекова (по мнению аналитиков, долгие годы пользующегося покровительством Умирзака Шукеева) в развале мясной отрасли. «Самый амбициозный проект авторства Асылжана Мамытбекова «Развитие экспортного потенциала мяса крупного рогатого скота Республики Казахстан» стартовал в 2010 году. Выполнить задачу развития животноводства в МСХ РК решили улучшением генетического потенциала отечественного стада. Тогдашняя команда Минсельхоза РК во главе с Асылжаном Мамытбековым обещала, что ввоз в страну племенных быков и тёлок из-за рубежа решит все проблемы отрасли. При этом об обеспеченности фермеров кормами и пастбищами «забыли», – говорится в статье.

«В течение двух первых лет работы проекта, в 2012 и 2013, в страну было импортировано из дальнего зарубежья 40,5 тыс. голов скота (112% к плану). Затраты исчислялись десятками миллионов долларов, ведь импортный скот стоил в разы дороже местного.

Основные задачи проекта – это рост поголовья крупного рогатого скота к 2020 году на 61% в сравнении с 2010 годом, а также доведение экспорта говядины до 60 тыс. тонн в 2016-м и до 180 тыс. тонн в 2020 году. Все эти цели были провалены, а потраченные на реализацию проекта миллионы долларов не принесли никакого эффекта агарной отрасли. Зато именно этот проект втащил самого Мамытбекова в сонм мясных олигархов – в кресло главы Мясного союза Казахстана».

По словам авторов, олигархи продолжают махинации и сегодня, поэтому отрасль не развивается, а мясо лишь дорожает. «Провал мясного проекта стал одной из причин увольнения Мамытбекова с должности министра. Однако, вскоре после того, как должность главы МСХ РК занял Умирзак Шукеев, в аграрное ведомство вернулся и Асылжан Мамытбеков, теперь – на должность ответственного секретаря. И сразу же решил реанимировать мясную программу, придумав новый способ обогащения скотоводов за счет государства. На этот раз деньги из бюджета потекли в карманы членов Мясного союза через субсидии. Схема была придумана идеальная: аренда быков – тех самых ангусов, которых они ранее ввезли в страну в период действия первого мясного проекта», – писал ресурс.

Отмечается также, что с приходом в МСХ Сапархана Омарова олигархи-скотоводы принялись требовать в Мажилисе возврат задолженности по субсидиям на десятки миллиардов тенге. Однако депутаты заявили, что в схеме субсидирования, разработанной прежним руководством министерства, господдержка распределяется только в пользу крупных животноводческих компаний.

Вот как осветил очередной раунд мясного скандала сайт «КазахЗерно». «Минсельхоз Казахстана все-таки ввел полный запрет на экспорт живого скота – и КРС, и МРС. Это решение назрело, и теперь аграрному ведомству предстоит коренным образом перекроить систему господдержки мясного животноводства, поскольку сегодня она препятствует росту поголовья в стране, а стимулирует лишь экспорт сырья, а не производство готовой продукции. Вот только есть вопрос – справится ли нынешний глава МСХ РК Сапархан Омаров с всесильным «серым кардиналом» Асылжаном Мамытбековым?»

Скандал с продолжением

Очень быстро пресса добралась непосредственно до Максута Бактибаева. «Очередную победу над Минсельхозом РК и здравым смыслом празднует бывший глава этого ведомства Асылжан Мамытбеков. Он оформил нокаут в поединке с НПП «Атамекен». Речь идет о моратории на экспорт живого скота, который был введен в начале 2020 года, а позднее продлен до сентября. В начале месяца МСХ РК представил на обсуждение проект приказа о новом продлении моратория, еще на полгода. И вот, 28 сентября Комитет АПК в НПП «Атамекен» собрался обсуждать эту инициативу. Никаких неожиданностей там не случилось – руководители Мясного союза Казахстана, Асылжан Мамытбеков и Максут Бактибаев, гнули свою линию о том, мол, что нам необходим открытый рынок и свободная торговля».

По данным сайта, «в результате, именно необходимость обслуживать ненужные траты на импорт породистого поголовья, на кредиты и прочее привела к росту цен на мясо на внутреннем рынке. То есть, народ Казахстана, из своего кармана проспонсировавший всю эту с треском рухнувшую аферу, ничего не получил взамен. Напротив – говядина теперь стала деликатесом, доступным только наиболее обеспеченным слоям населения.

Ничего не получила и страна – вместо продажи за рубеж премиум-стейков (как обещал Асылжан Мамытбеков) в 2019 году за рубеж ушло более 150 тыс. голов КРС и 250 тыс. голов МРС. Тот скот, закуп которого просубсидировало правительство, при посредничестве Мясного союза отправился обогащать переработчиков Узбекистана, пока наши собственные мясокомбинаты загружены на 25%».

Аналогичную точку зрения выражали и «Ведомости Казахстана», утверждавшие, что истоки богатства Максута Бактибаева «находятся в 2009–2010 годах. Тогда АО НУХ «КазАгро» получил из Национального фонда 120 млрд. тенге на инвестиционные проекты в АПК. Предполагалось, что на эти деньги должны быть профинансированы теплицы, животноводческие (по выращиванию мясного КРС) и молочно-товарные фермы.

Вице-премьером правительства в те годы был Умирзак Шукеев. Он видимо и похлопотал, чтобы из кубышки Нацфонда на счета холдинга «КазАгро» упала солидная сумма в 120 млрд. В это время председателем правления «КазАгро» был как раз человек до мозга костей, плоть от плоти Шукеева – Асылжан Мамытбеков. В свою очередь, Мамытбеков похлопотал, чтобы 2,1 млрд. тенге на льготных условиях – на 10 лет, выделили компании SC Food его соратника Максута Бактибаева».

Любопытна и история займа Всемирного банка, рассказанная «Ведомостями». «Напомним, что изначально Всемирный банк предполагал прокредитовать Казахстан на выгодных условиях возврата – 15 и более лет. А также, прописывал в проекте необходимость развития овцеводческого животноводческого кластера в нашей стране, который необходимо было заточить на экспорт переработанного мяса ягнятины и баранины в страны Ближнего Востока. Это должны были быть Катар, Кувейт, ОАЭ, Саудовская Аравия.

А уже второй равновеликий пласт программы Всемирного банка по развитию животноводства в Казахстане предполагал, во-первых, появление 20 тысяч малых фермерских хозяйств в сфере отгонного животноводства, которые так и не появились, потому что цели и задачи прежнего руководства МСХ и аффилированной с ним структуры – «Мясного союза Казахстана» были совсем другие, нежели помощь в создании малых ферм простым работягам из села», – пишет издание.

МСХ под руководством Сапархана Омарова до некоторой степени стабилизировало животноводческий рынок. Одновременно было заявлено о создании десятков молочных, мясных и других производств.

Нынешний министр сельского хозяйства Ербол Карашукеев объяснял запрет на вывоз скота попыткой сдержать цены. «Мы не можем допустить, чтобы стоимость мяса резко в 2–3 раза выросла. Из-за чего она может вырасти? Из-за того, что все мясо могут вывезти из Казахстана либо же резко уменьшится предложение мяса», – заявлял он.

Одновременно Карашукеев высказывался об увеличении экспорта мясной продукции в Турцию, Кыргызстан, Узбекистан. Кроме того, после снятия Казахстаном ограничений на вывоз сельхозживотных, сообщил министр, его ведомство готово проработать возможность поставки племенных животных, а также племенного материала в ряд стран.

Цены на продукцию животноводства не вызывают у Ербола Карашукеева особого беспокойства. По его словам, значительного увеличения стоимости не ожидается. «Объем производства мяса стабильный, растет, экспортируется. Поголовье скота растет. Увеличивается объем экспорта переработанного мяса за рубеж. Поэтому ситуация стабильная. Если посмотрите на то, что идет рост цен, то сами видите, что есть расходы в животноводстве, начиная с топлива, цены на все необходимые вещи растут. В этой связи возможно некоторое увеличение», – пояснял министр.

Тем не менее, стоны фермеров раздаются по всей стране, к тому же, скотоводы сетуют на невыгодность экспорта мяса по сравнению с продажей за границу живого скота. По словам производителей, они вынуждены резать племенной скот, поскольку в бюджетах областей не хватает средств на субсидирование закупки животных. Поэтому множество скотоводов выступают за открытый экспортный рынок. Кроме того, жалуются фермеры, внутри страны их душат сдерживанием цен на продукцию. В результате правительство добьется лишь падения поголовья, увеличения импорта и закономерного роста цен, считают в отрасли.

Правительство же, учитывая описанные выше мясные коллизии, не задействует весь спектр имеющихся мер. По-прежнему издаются бодрые релизы, описывающие изобилие, которое наступит когда-нибудь потом – через пять-десять лет. Однако же общественность так и не увидела внятной стратегии развития животноводства и не услышала ответа на вопрос: как наполнить рынок говядиной и бараниной и при этом избежать ошибок прошлого.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

10:35
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Здесь будет ваша реклама
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.