Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz
$ 432.28 down
€ 490.16 down
₽ 5.89 down

Почему казах таксист, а мигрант – строитель?

Почему казах таксист, а мигрант – строитель?

Эксперты объяснили разницу в отношении наших граждан и мигрантов из-за рубежа к труду.

Неофициальная статистика показывает, что зарубежные мигранты работают в основном в сфере строительства, сельском хозяйстве и общепите. Между тем, жители Казахстана выбирают работу курьера, таксиста и охранника.

Экономия на рабсиле

Финансист Расул Рысмамбетов не уверен, что «народная» статистика адекватно отражает реальность.

– Вы удивитесь, но последние пятеро таксистов, которые мне попались, были таджиками. Так что наблюдения могут быть не всегда верными. Можно предположить, что мигранты охотней идут на сельхозработы, потому что зачастую находятся у нас без регистрации, а в полях все свои, никто не требует документ. А в городе – полиция, нет-нет, да проверит, — отметил эксперт.

– Или есть гигантская стройка в Алматы, вокруг которой было много шума. Если вы попадете на эту стройку, то увидите, что половина надписей там на турецком языке. А вдруг они привезли нелегальных турецких рабочих? В целом на стройках Алматы, Туркестана и на дорожных работах в Алматы немало нелегальных мигрантов. Возможно, эти мигранты неплохо зарабатывают, но они выгодней местных, потому что бесправные. Плюс, вероятно, турецкие рабочие набили руку в управлении конкретной строительной техникой. Однако я знаю строительные компании, где принципиально нанимают только местных, иногда даже только алматинцев, поскольку не хотят лишних проблем, — пояснил Расул Рысмамбетов.

– Владельцы же с железным административным ресурсом, желающие безбожно удешевить стройку, нанимают нелегалов. Не удивлюсь, если половину объектов Туркестана возвели иностранные рабочие, — добавил он.

Наши же граждане нанимаются в курьеры, поскольку лучше знают город, а в роли охранника иностранец не обладает таким знанием менталитета, как местный, считает финансист.

Культ «быстрых денег»

Социолог Гульмира Илеуова полагает, что система распределения трудовых ресурсов обусловлена, с одной стороны, объективной экономической реальностью, а с другой – специфическим менталитетом казахстанцев.

– Если сравнивать с соседями по Центральной Азии, то в нашей стране зарплаты выше практически во всех секторах, возможно, за исключением банковской сферы и других подобных секторов, там доход примерно одинаков. Но в сферах, где применяется физический труд, или в секторе услуг в Казахстане зарплаты выгодно отличаются, поэтому мы притягиваем мигрантов. В странах Центральной Азии, особенно в Узбекистане, очень высокий уровень безработицы. Здесь масса факторов: большая рождаемость, много молодежи, то есть огромный пласт людей, готовых работать и работать за низкую зарплату, — пояснила социолог.

– Кроме того, в нашей стране условия труда в целом лучше. В городе, к тому же, есть более культурная среда. Мигрантам здесь комфортней. Но перечисленные причины, благоприятные для приезжих, становятся отрицательными для местных, при выборе работы в строительстве и других указанных секторах, — добавила Гульмира Илеуова.

Уровень жизни в Казахстане гораздо выше, а поскольку мигранты приезжают работать сезонно, они не несут местную финансовую нагрузку в полной мере. Поэтому среди казахстанцев низкооплачиваемый труд не в почете, он не позволяет удовлетворить потребности, считает эксперт.

– Помимо прочего, в Казахстане на ментальном, психологическом уровне распространен культ «быстрых денег». В определенных прослойках есть убеждение, что мы страна, где, не работая, можно быстро обогатиться, и этот доход рассматривается как подарок судьбы. Вроде бы я «крутился» и получил прибыль. Бытует мораль: меньше работать – больше зарабатывать. На эту ценностную матрицу накладывается культ высшего образования. Подавляющее большинство стремится получить высшее образование или дать его детям, хотя все прекрасно понимают, что найти работу по специальности зачастую невозможно. А высшее образование не предполагает занятия тяжелым физическим трудом. У человека есть внутреннее убеждение, что он учился для работы в более значимых местах, нежели стройка или кафе, — отметила социолог.

При этом в Узбекистане, по данным эксперта, высшее образование ограничено. Большинство после восьмого класса направляется в колледжи, и только после среднеспециального образования можно претендовать на вуз. Эта ступенчатая система делает высшее образование недоступным для множества людей. Поэтому у мигрантов ниже уровень притязаний, они готовы некоторое время приезжать в другую страну, чтобы здесь заработать неплохие для них деньги.

Подобное явление представляется Гульмире Илеуовой в каком-то смысле вечным, во всяком случае, в советских крупных городах на заводах, на почте, проводниками, дворниками и грузчиками зачастую работали приезжие. Уже забывшееся словечко «лимита» достаточно точно отражало действительность. Местные студенты могли позволить себе спокойно учиться, а приезжие почти всегда подрабатывали.

– В этом процессе есть объективная экономическая составляющая, это далеко не казахстанский эксклюзив. Процесс обуславливается множеством факторов, действующих, что в нашей стране, что в стране «исхода» мигрантов, — полагает социолог.

Узбекистан еще нас удивит

Публицист Джанибек Сулеев считает, что вполне вероятно, рынок труда в ближайшие годы достаточно сильно изменится.

– Причины разделения труда лежат на поверхности. Гастарбайтеры не чураются тяжелой, низкооплачиваемой работы, куда наши граждане не стремятся. С другой стороны, таксист – это сейчас профессия чуть ли не всеобщая, а квалифицированный строитель, знающий, как построить коттедж, не пойдет в курьеры. Курьер – это для молодых, никто не сможет долгие годы колесить по городу с торбой за плечами. К тому же, в той же России в курьеры также нанимаются местные парни, — отметил эксперт.

– Для приезжего главное – заработать. В том же Узбекистане нехватка рабочих мест, едут не только к нам. Подобная дифференциация не говорит о чем-то глобальном, просто местные пользуются определенными преимуществами. Кстати, среди таксистов очень много приезжих из соседних областей, шымкентские и жамбылские «номера» разъезжают по городу. Целыми таборами таксисты живут на съемных квартирах, — добавил он.

По мнению Джанибека Сулеева, местным попросту негде себя занять: нет крупных производств, собственно, мелкие практически также отсутствуют. Городской таксист, это либо относительно молодой пенсионер, либо человек, который имеет квалификацию, но потерял работу. Приезжие же «извозчики» зачастую неквалифицированны.

В сегменте иностранной рабочей силы вскоре может начаться спад, считает публицист.

– В том же Узбекистане дела налаживаются, останутся у нас в основном таджики. Помните, одно время был наплыв кыргызов, они прекрасно трудились на полях и огородах, приезжали целыми семьями. Ну и где теперь эти спасители наших фермеров? Их нет. Они «поднялись», купили квартиры, машины и вернулись к себе на родину. Узбекистан через какое-то время может нас сильно удивить. У них развивается индустрия, соответственно, поток мигрантов обмелеет. Пока они нас не обогнали, но в скором времени изменения начнут ощущаться. Новые поколения узбеков уже не будут уезжать на заработки, хотя, конечно, общий рынок труда сохранится. Однако они найдут, чем заняться дома, причем это будет не курьерская служба и не такси, — подчеркнул Джанибек Сулеев.

23:05
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Здесь будет ваша реклама
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.