Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz
$451.31
487.32
4.90

Об инвесторе с любовью

Об инвесторе с любовью

Ближе к концу года Касым-Жомарт Токаев, не найдя признаков интеллекта в своей администрации и правительстве, решил сделать ставку на интеллект искусственный. А убедившись в том, что главная цель отечественного бизнеса – получение государственной поддержки, решил передать все, что можно, в руки иностранцев, которые привыкли ориентироваться на получение прибыли. Поскольку инвестиционная привлекательность Казахстана достигает все новых высот исключительно в голове вице-премьера Ерулана Жамаубаева, в декабре президент Токаев создал Инвестиционный штаб – специальный госорган с особыми полномочиями.

На таком благоприятном для иностранных инвесторов фоне начинается приход в Казахстан вьетнамского бизнеса. Среди первоочередных проектов – продажа авиационной компании QazaqAir и передача в управление актюбинского аэропорта. Кроме того, достигнуты предварительные договоренности о сотрудничестве в сфере железнодорожных перевозок и нефтедобычи. Во всех случаях нашим партнером будет выступать SOVICOGroup – многопрофильный бизнес-конгломерат, чем-то напоминающий южнокорейские чеболи в конце прошлого века. Предлагаю взглянуть поближе на вьетнамский бизнес, на создавших его вьетнамских бизнесменов и на Вьетнам в целом.

Хочу сразу признаться – я изучал вьетнамский язык и литературу на востфаке ЛГУ, служил военным переводчиком в Ханое, потом работал переводчиком на Камрани. Словом, во Вьетнаме прошла моя молодость, и хотя моя жизнь и работа с Вьетнамом давно не связаны, я до сих пор люблю Вьетнам и вьетнамцев. Поэтому мой рассказ будет объективным, то есть основанным на официальной статистике, но в то же время, безусловно, пристрастным и проникнутым симпатией к этой замечательной стране и ее замечательному народу. Итак, об иностранном инвесторе – с любовью!

Если бы мы стали меряться с вьетнамцами экономическими индексами, мы бы смогли понять лишь одно – все относительно. Начнем с того, что Вьетнам сегодня – одна из самых быстрорастущих экономик мира с темпами роста ВВП 8% в прошлом году и 4,7% в этом году (это оценки МВФ, в Ханое считают, что будет не меньше 5%). Мы тоже неплохо растем – в этом году, как считают в МВФ, будет 4,6%.

По данным Всемирного банка, по объему ВВП в 2022 году Вьетнам занимал 37-е место в мире (408,8 млрд. долларов). Казахстан был на 54-м месте (225,5 млрд. долларов). Если же считать ВВП по паритету покупательной способности, то Вьетнам окажется на 24-м месте, а Казахстан – на 42-м.

Однако население Вьетнама составляет 100 миллионов человек (16-е место в мире), то есть в пять раз больше, чем у нас (мы на 63-м месте). Поэтому по ВВП на душу населения мы Вьетнам опережаем, причем существенно. У нас, по оценкам МВФ, этот показатель 12,97 тыс. долларов, у Вьетнама – 4,32 доллара.

Экономика наших стран ориентирована на экспорт. Но если у нас основу экспорта составляет сырая нефть, то у Вьетнама – смартфоны и полупроводники. Наши главные инвесторы – Chevron, Exxon Mobil, Eni и CNPC. У вьетнамцев – Samsung, Apple, Nvidia, Intel и Toyota. И еще один маленький штрих – вьетнамский автопроизводитель Vinfast в этом году вышел на американский рынок со своим электрокаром, пока успехи очень скромные, тем не менее, он строит завод в Северной Каролине.

Если сравнивать политические режимы, то у власти во Вьетнаме Коммунистическая партия, вьетнамцы строят социализм, они с теплотой вспоминают Советский Союз и переносят это хорошее отношение на Россию, а отчасти и на другие постсоветские страны. Мы свое советское прошлое стараемся забыть или же проклинаем его как период колониального гнета. Впрочем, главным лозунгом Вьетнама с момента провозглашения независимости и до сегодняшних дней остаются слова Хо Ши Мина «Нет ничего дороже независимости и свободы». В этом, мне кажется, вьетнамцы и казахи похожи.

Помню, как во время работы во Вьетнаме переводчиком я до автоматизма заучил формулу «героический вьетнамский народ, разгромивший японских милитаристов, французских колонизаторов, американских империалистов и китайских гегемонистов». Сегодня, когда Китай, США и Япония – крупнейшие торговые партнеры Вьетнама, эта формула, надо думать, сдана в архив вместе тостом «за взятие Бангкока!», которым в 80-е годы заканчивались совместные застолья вьетнамских и советских генералов. Тем не менее, сегодня Вьетнам является единственной страной Юго-Восточной Азии, которая готова отстаивать свои права на острова Спратли с помощью оружия. Мало того, Вьетнам увеличивает площадь контролируемых им островов за счет земляных работ.

Внешнюю политику Вьетнама можно назвать многовекторной. Статус всеобъемлющего стратегического партнерства первоначально имели отношения с Китаем и Россией, но в этом году его получили Южная Корея, США и Япония. В Вашингтоне рассматривают Вьетнам как ключевого партнера в сдерживании китайской экспансии в Восточной Азии. Кроме того, в прошлом году Вьетнам обогнал Южную Корею и стал шестым по величине торговым партнером СШАпо стоимости импорта. Все американские президенты в обязательном порядке совершают визиты во Вьетнам: Обама, Трамп, а в сентябре этого года и Байден тоже. Мы пока о таком внимании Вашингтона можем только мечтать. Впрочем, буквально по следам Байдена в Ханой прибыл с визитом Си Цзиньпин – Китай не только крупнейший торговый партнер Вьетнама, но и крупнейший инвестор. Неудивительно, что Ханой присоединился к китайскому проекту сообщества единой судьбы человечества, что бы это ни значило.

Ли Куан Ю, убежденный антикоммунист, в своей книге «Из третьего мира – в первый» оставил немало критических замечаний в адрес вьетнамских руководителей. Однако на будущее Вьетнама он смотрел с оптимизмом: «Тем не менее, они были энергичными и образованными людьми, конфуцианцами до мозга костей. Я верил, что в течение 20–30 лет они смогут поправить дела. Каждая встреча начиналась и заканчивалась в точно назначенное время, – вьетнамские лидеры были серьезными людьми».

Вот здесь мы от вьетнамцев отличаемся. Летом 1994 года к нам в Алматы приехал с визитом премьер-министр Вьетнама Во Ван Киет (именно о встречах с ним вспоминает в своей книге Ли Куан Ю). Я тогда работал в МИДе, и мне довелось участвовать во встречах вьетнамской делегации с членами нашего правительства. Мне запомнился один момент. Была назначена встреча Во Ван Киета с Сергеем Терещенко, тогдашним премьер-министром, в здании на Старой площади. В назначенное время все собрались, нет только Сергея Терещенко. Вьетнамский протокольщик нервничает, спрашивает у нашего, в чем дело. Наш переговаривается с кем-то по рации и отвечает: задерживается наш премьер, сейчас будет. Вьетнамец показывает нашему протокольщику часы и говорит: ждем ровно минуту, потом встречу отменяем. И тут все слышат тяжелый, буквально слоновий топот – это по коридору Дома правительства бежит Сергей Терещенко. Встреча состоялась, но можно не сомневаться – мы в глазах вьетнамцев выглядели людьми несерьёзными.

Что еще у нас общего? Латинский алфавит. Во Вьетнаме он в ходу с начала прошлого века, у нас уже тоже стал привычным, хоть и не вполне официальным. Однако взаимному пониманию эта общность не поможет. Опорным языком для вьетнамского алфавита служил португальский язык, а для казахского – турецкий. Да и фонетические особенности наших языков сказываются. В результате название компании QazaqAir, точнее, ключевое слово Qazaq (казак) вьетнамец легко воспринимает на слух и может свободно произнести. Но вот прочесть его в нашем написании он никак не сможет – буквы вроде бы и знакомые, но в таком именно сочетании они во вьетнамском языке не используются. По-вьетнамски это слово должно бы записываться «cá rác». С несовпадением двух латиниц сталкивались все наши туристы, летящие из Алматы и Астаны в Нячанг – название этого города по-вьетнамски пишется Nhatrang.

Завершим наш компаративный блок результатами опубликованных в начале декабря данных исследования PISA 2023: из 81 страны, принявших участие в исследовании, Вьетнам на 34-м месте, Казахстан на 51-м. Если исходить из того, что дети – наше будущее, то комментарии излишни.

Теперь взглянем поближе на самого инвестора. История прихода вьетнамского авиабизнеса в Казахстан началась в октябре прошлого года, когда бюджетный авиаперевозчик VietJet Air открыл рейс между Алматы и курортным городом Нячангом, а через месяц – между Астаной и Нячангом. В сентябре этого года президент Токаев в ходе своего визита во Вьетнам встретился с председателем правления компании SOVICO Group Нгуен Тхань Хунгом. SOVICO Group – инвестиционный холдинг, в который входит и VietJet Air.

По совокупным активам (6,6 млрд. долларов) SOVICO Group занимает пятое место на вьетнамском рынке. Для любого, кто знаком с названиями вьетнамских компаний, SOVICO распадается на три слова – SovietVietnamCompany. Хотя нам не удалось найти прямого подтверждения этого, история создания группы говорит в пользу этой версии.

Основатель и глава SOVICOGroup – Нгуен Тхи Фыонг Тхао – самая богатая женщина Вьетнама, да и всей Юго-Восточной Азии. Ее состояние на конец этого года составляет около 3 млрд. долларов. Нгуен Тхань Хунг, который вел переговоры с президентом Токаевым и вице-премьером Жумангариным, это ее муж, с которым они тридцать лет назад начали создавать этот холдинг.

Нгуен Тхи Фыонг Тхао родилась в 1970 году в Ханое, Вьетнам. Окончив школу, она поехала учиться в Москву, в университет имени Плеханова. Это были времена перестройки и начала формирования рынка. Будущая миллиардерша занялась торговлей, поставляя в Москву из стран Восточной Азии копировальную технику и различную электронику. Кстати, тем же самым в то время занимались многие студенты и аспиранты из Казахстана. В Москве она познакомилась со своим мужем. В 21 год она уже заработала свой первый миллион долларов, одновременно закончила магистратуру и докторантуру.

Вернувшись на родину, Нгуен Тхи Фыонг Тхао и Нгуен Тхань Хунг основали компанию SOVICOHoldings. Их первый проект – участие в создании Techcombank, первого частного банка Вьетнама. Затем еще один частный банк – VIB. Потом – инвестиции в недвижимость и в курортную сферу.

По-настоящему прорывным проектом стало создание в 2011 году бюджетной авиакомпании VietJet Air. Через год компания стала прибыльной. В 2013 году был запущен первый международный рейс. В 2015 году компания перевезла своего 25-миллионного пассажира. В 2017 году Нгуен Тхи Фыонг Тхао вывела VietJet Air на биржу. Рыночная капитализация компании выросла до 1,2 млрд. долларов.

Сегодня VietJet Air обслуживает более 120 внутренних и международных направлений, выполняет более 400 ежедневных рейсов и насчитывает более 6000 сотрудников. Компания эксплуатирует более 100 самолетов и заказала еще как минимум 200.

В этом году Vietjet стал крупнейшим перевозчиком во Вьетнаме по количеству выполняемых рейсов. Прибыль компании растет, растет и состояние основной владелицы – в марте этого года оно составило 3,1 млрд. долларов, что позволило Нгуен Тхи Фыонг Тхао войти в пресловутый список Форбс. До недавнего времени она была генеральным директором VietJet Air, а сегодня занимает пост председателя совета директоров.

Сможет ли Нгуен Тхи Фыонг Тхао повторить в Казахстане историю успеха авиаперевозчика? Мы в нее верим. Напомним, что Вьетнам и ЕАЭС еще в 2015 году создали зону свободной торговли, поэтому весьма вероятно, что SOVICO Group нацелено на весь рынок Союза, в том числе и на Россию. Кроме того, в ходе визита Касым-Жомарта Токаева во Вьетнам SOVICO Group подписала меморандум о намерениях с Казмунайгазом и КТЖ. Грузоперевозки (в том числе в Россию и Европу) и нефтедобыча входят в сферу интересов этой бизнес-группы.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

16:00
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Здесь будет ваша реклама
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.