Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz
$ 432.28 down
€ 490.16 down
₽ 5.89 down

Парадипломатия

Парадипломатия

Давно уже внешняя политика не была такой театрально-карнавальной по форме и такой бессодержательной по сути. Интерес к тайваньскому вопросу долгое время оставался где-то на периферии мировой политики, заслоняемый войной на Украине и энергетическими экспериментами Европы. Нэнси Пелоси, спикер палаты представителей американского конгресса, смогла поставить его в центр внимания всего мира. Американские СМИ увлеченно обсуждали возможные последствия ее визита на Тайвань, а китайские СМИ не менее увлеченно обсуждали все кары, которые могут быть обрушены на головы американцев и тайваньцев. Решимость Пелоси завершить свой тайваньский гештальт, интрига с маршрутом ее самолета и возможный ответ Китая стали темой многочисленных мемов в соцсетях, карикатур и анекдотов. Если попытаться найти определение для всего этого, то в голову приходит слово парадипломатия – по аналогии с парамедициной и парапсихологией.

Американцы делали вид, что их ветви власти независимы настолько, что каждая проводит свою собственную внешнюю политику. Байден вроде бы отговаривал Пелоси от поездки, но не смог отговорить. Украинская тема, которая вроде бы дала импульс тайваньской теме, отступила в тень. Обращение Пелоси к бизнес-сообществу Сингапура с призывом поддержать местное ЛГБТ-сообщество и ответная рекомендация сингапурского МВД быть осторожными в пропаганде нетрадиционных ценностей остались практически незамеченными. В целом, проехался символ американской геронтократии (82 года, а все в строю) и несменяемости власти (уже 35 лет в конгрессе) по четырем разным странам, и везде ее сопровождали разговоры о Тайване. Очень похоже на то, что в дипломатии формируется новый тренд – на бессодержательность, на проведение красивых и шумных акций, не наполненных никаким смыслом. Йоги и буддисты уже давно уверяют, что пустота и есть главная характеристика всех вещей.

Вся история с визитом Пелоси стала своего рода тестом Китая на готовность пойти по пути России и обеспечить возвращение острова в родную гавань военными средствами. Сценарий предлагался следующий – в конце года должен пройти съезд Компартии Китая, на котором Си Цзиньпину предстоит нелегкое сражение со своими конкурентами («комсомольцами» или еще кем-то). Для консолидации народа и партии вокруг себя ему просто необходимо решить тайваньский вопрос в ближайшее время, причем по рецепту Путина, поскольку нынешнее руководство Тайваня на добровольное присоединение не пойдет. Эта тема подробно обсуждалась в американских и российских экспертных кругах, периодически подогреваясь высказываниями видных, но неофициальных китайцев.

Первые протесты китайского МИДа против сравнений Тайваня с Украиной начались еще в марте, а в апреле Ненси Пелоси засобиралась на Тайвань. Схема визита была, видимо, примерно такой же, как и сейчас – сначала в Японию официально, а потом на Тайвань в частном порядке. Пекин выразил свое возмущение всеми доступными ему способами. Пелоси решила отложить визит и заболела ковидом.

В июле она снова заговорила о своем визите на остров. 28 июля Байден позвонил Си Цзиньпину. Состоялся разговор, содержание которого американцы решили не разглашать, а китайцы назвали его откровенным. Это значит, что в ходе разговора разногласия были продемонстрированы, но не преодолены. Китайское информагентство Синьхуа сообщило, что в ходе телефонного разговора председатель Си призвал американскую сторону соблюдать принцип одного Китая и выполнять китайско-американские договоренности по этому поводу. Он подчеркнул, что Китай решительно выступает против шагов, направленных на независимость Тайваня. Джо Байден сказал, что политика Соединенных Штатов в отношении одного Китая не изменилась и не изменится, и что Вашингтон не поддерживает независимость Тайваня.

После этого разговора стало окончательно ясно, что визит на Тайвань не входит в программу «азиатского турне» Пелоси, которое включает две страны в Юго-Восточной Азии (Малайзия и Сингапур) и две – в Северо-Восточной (Япония и Южная Корея). При этом Майк Помпео, который включен Пекином в «черный список», в ее делегацию не вошел. Госсекретарь Энтони Блинкен предпочел заявить, что госдеп к визиту спикера палаты представителей отношения не имеет, законодательная власть в США сама по себе, а Нэнси – девочка большая, сама за себя решения принимает.

В итоге спикер палаты представителей прилетела на Тайвань, встретилась с тайваньским президентом Цай Инвэнь и выразила поддержку. Не независимости острова, правда, а тайваньской демократии, но все равно приятно. Она назвала Тайвань «одним из самых свободных обществ в мире», сказала, что делегация конгресса прибыла, «чтобы недвусмысленно дать понять, что мы не откажемся от своих обязательств перед Тайванем, и мы гордимся нашей прочной дружбой».

При этом, по мнению «Нью-Йорк Таймс», визит ее был похож на карнавал – с прямой видеотрансляцией, группами поддержки и демонстрациями протеста. На мероприятии ей была вручена награда под названием «Орден благоприятных облаков», вручаемая тайваньцам и иностранцам, внесшим выдающийся вклад в развитие Тайваня. Получив награду, Пелоси со смехом сказала, что будет носить ее в своем офисе в Вашингтоне.

В целом Цай Инвэнь и ее команда вели себя в преддверии и во время визита очень осторожно, не делали никаких громких заявлений и явно старались не раздражать Пекин. Тем не менее, реакция китайского МИДа на визит была жесткой, точнее, традиционно жесткой. Тайваньский вопрос, сказано в заявлении МИД КНР, является наиболее важным и наиболее чувствительным вопросом, лежащим в основе китайско-американских отношений. Тайваньский пролив столкнулся с новым витком напряженности и серьезными вызовами, и основной причиной этого являются неоднократные попытки тайваньских властей и Соединенных Штатов изменить статус-кво. Власти Тайваня продолжают добиваться поддержки США в своей программе независимости. Соединенные Штаты, со своей стороны, пытались использовать Тайвань для сдерживания Китая. Они активизирует свои официальные обмены с Тайванем и поощряют сепаратистскую деятельность, направленную на «независимость Тайваня». Эти движения, как игра с огнем, чрезвычайно опасны, подчеркивалось в заявлении. Угроза была по традиции завернута в народную мудрость: «Те, кто играет с огнем, погибнут от него».

В заявлении подчеркивалась неизменность курса Китая на реинтеграцию: «Общее стремление и священная обязанность всех китайских сыновей и дочерей — осуществить полное воссоединение родины». Столь же традиционным, можно сказать, каноническим было и обращение к логике и здравому смыслу американского руководства: «Китай и США — две крупные страны. Правильный способ их взаимодействия друг с другом заключается только во взаимном уважении, мирном сосуществовании, отсутствии конфронтации и взаимовыгодном сотрудничестве. Тайваньский вопрос является исключительно внутренним делом Китая, и никакая другая страна не имеет права выступать в качестве судьи по тайваньскому вопросу. Китай настоятельно призывает США прекратить разыгрывать «тайваньскую карту» и использовать Тайвань для сдерживания Китая».

Член Госсовета, министр иностранных дел КНР Ван И прокомментировал ситуацию в еще более жестких тонах, но опять же не выходя за рамки традиций. Он призвал находящееся у власти руководство Демократической прогрессивной партии полностью отказаться от сепаратистских замыслов, направленных на достижение независимости Тайваня и прекратить движение к точке невозврата. Любая такая деятельность, отметил он, будет подавлена могучими силами китайского народа.

Воинственная риторика китайских руководителей подкреплялась угрожающими действиями Народно-освободительной армии Китая, в том числе вхождением 27 истребителей в опознавательную зону ПВО Тайваня. Акция эта, получившая резонанс в мировых СМИ и поданная некоторыми из них как нарушение воздушного пространства Тайваня, не является ни чрезмерно провокационной, ни уникальной. Например, в конце мая 30 китайских истребителей вошли в опознавательную зону ПВО Тайваня. Правда, военные учения, начатые НОАК вокруг Тайваня, по оценкам экспертов, превосходят по размаху все прошлые учения.

Помимо того, что в прежние времена называли «игрой мускулами», китайцы ввели экономические санкции. Китай приостановил экспорт природного песка, а также заблокировал импорт цитрусовых, охлажденных белых гребешков, замороженной скумбрии, кондитерских изделий, печенья и хлеба. По мнению тайваньских экспертов, санкции носят символический характер и не касаются ключевых товаров, экспортируемых в КНР. Экономики острова и материковой части Китая слишком тесно связаны, чтобы можно было нанести удар по партнеру, не навредив себе самому. Пример – китайская компания CATL, крупнейший поставщик батарей для электрокаров Форд и Тесла, которая приняла решение отложить на неопределенное время строительство завода по производству аккумуляторов в Северной Америке (в Мексике или в США). При этом китайцы от своих планов вроде бы не отказываются, более того, заинтересованы в их скорейшей реализации.

Взвесив все плюсы и минусы, южнокорейский президент Юн Сок Ёль счел за лучшее уклониться от объятий Нэнси Пелоси, официальная часть визита которой в Сеул свелась к 50-минутной беседе со спикером Национальной Ассамблеи Ким Джин Пё. При этом в Сеуле и не скрывают того, что такая осторожность связана именно с заездом Пелоси на Тайвань.

В наших краях этот визит тоже не остался без внимания – и блогеров, и политиков, и мыслящей публики в целом. Строго говоря, сама ситуация не требовала какой-то реакции Казахстана. Но мы сочли правильным отреагировать, причем реакция наша отражала как партнерский характер отношений с Китаем, так и наши подходы к правилам игры между государствами. Официальный представитель МИД РК Айбек Смадияров заявил: «Республика Казахстан поддерживает принцип «одного Китая» и считает Тайвань неотъемлемой частью территории Китайской Народной Республики. Казахстан выступает за соблюдение действующих норм международного права и Устава Организации Объединенных Наций, в частности в данном вопросе придерживаться резолюции Генеральной Ассамблеи ООН №2758 от 1971 года. Полагаю, что визиты официальных делегаций зарубежных стран на Тайвань должны согласовываться с Правительством КНР».

МИД Узбекистана выразился лаконично, но тоже вполне однозначно: «В связи с развитием ситуации вокруг Тайваня МИД Республики Узбекистан выражает надежду на скорейшее снижение возникшей напряжённости. Узбекистан последовательно поддерживает политику «одного Китая», суверенитет, территориальную целостность этой страны в соответствии с общепризнанными нормами и принципами международного права».

Бишкек предпочел обозначить свою позицию в форме ответа МИД на запрос национального информационного агентства Кабар: «Кыргызская Республика подтверждает неизменность своей позиции по «тайваньскому вопросу» и поддержке политики «одного Китая», изложенные во всех основополагающих кыргызско-китайских документах».

Нетрудно заметить, что во всех случаях было сделано не официальное заявление МИД, а просто дан комментарий для информагентства. Тоже своего рода парадипломатия, хотя вполне традиционная и несколько даже пресноватая. На смену осторожным и расплывчатым формулировкам в сообщениях информагентств может прийти пост в соцсети, составленный в свободных и сильных выражениях, но удаленный практически сразу после размещения. Пока только тестируется, но как знать, может быть, и приживется. 

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

09:40
0
МакСтоун 2 дня назад #

Николай Николаевич конечно сильный аналитик, но ориентация спорная...

Американцы послали «прямой сигнал», который решил много задач и вынудит Пекин определиться в своих действиях, намного сильнее расходящихся с официальными заявлениями...

Касательно реакции Казахстанцев — так Жана Казахстан же, плюрализм, реальная многовекторность и смена тренда ориентации только на двух крупных соседей

Здесь будет ваша реклама
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.