Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz

О заговорщиках, изменниках и шпионах

О заговорщиках, изменниках и шпионах

21 сентября суд приговорил бывшего первого заместителя секретаря СБ Шайхутдинова к 7 годам заключения (по статье УК «Незаконное собирание, распространение, разглашение государственных секретов»).

Двое его подчиненных по МНК «Астана» (а Шайхутдинов являлся по совместительству его научным руководителем) Скаковский и Ждан приговорены к 11 годам лишения свободы по статьям УК «Государственная измена» и «Шпионаж» соответственно.

Доктор исторических наук Шайхутдинов пришел в СБ замом к Тажину (с которым много лет работал), а первым замом стал при Ермекбаеве.

По логике он передавал госсекреты сотрудникам МНК, а те – иностранным спецслужбам. Страна не называется.

28 сентября тот же суд приговорил адвоката Атыгаева к 17 годам лишения свободы за государственную измену, приготовление к посягательству на жизнь президента Республики Казахстан, приготовление к акту терроризма и еще ряду статей.

В январе был снят с работы еще один зам. секретаря СБ Абдымомунов, который считался креатурой Масимова, но о наличии уголовных дело в его отношении не сообщалось.

В марте с.г. при его задержании КНБ назвал его агентом иностранной разведки, которым отрабатывались задания по продвижению антироссийской пропаганды в Казахстане и созданию в обществе русофобских взглядов путем публикации в социальных сетях соответствующих материалов. По этим формулировкам потенциальный заказчик убийства президента Токаева более чем очевиден.

Интересно, что в недавнем сообщении КНБ сообщалось, что обвинение в насильственном захвате власти инкриминируется Масимову, Садыкулову и Ергожину, а первым двум – еще и та же государственная измена. Статья ст. 175 ч. 1 гласит: Государственная измена, то есть умышленные деяния гражданина РК, выразившиеся в переходе на сторону врага во время вооруженного конфликта, а равно в шпионаже, выдаче госсекретов иностранному государству, международной или иностранной организации либо их представителям, а равно в ином оказании им помощи в проведении деятельности, направленной против национальных интересов РК.

Иными словами, речь идет не просто о попытке захвата власти, но и о том, что эта попытка производилась в интересах иностранного государства. Относительно того, на какие именно государства мог работать Масимов, ответить не сложно: круг его деловых партнеров хорошо известен. Не менее понятны и мотивы. Во-первых, его неприязненные (как минимум) отношения с Токаевым достаточно очевидны, и свете начавшейся в прошлом году передачи полномочий от Назарбаева к Токаеву (АНК, «Нур Отан») было очевидно, что следующим будет СБ, а председатель КНБ при первой же оказии будет отправлен в отставку. Не добавили очков Масимову и прошлогодние взрывы на складах Минобороны, что привело к увольнению его выдвиженца и коллеги Ермекбаева. Надзор со стороны КНБ и СБ за работой МО был минимален. Совбез, нужно отметить, вообще старался лишний раз не попадаться никому на глаза, чтобы не становится полем конфликта между двумя центрами власти и поводом для сплетен. Вместо контроля силовых структур его аппарат увлекся «аналитическими бюджетами» через вышеупомянутый МНК.

Во-вторых, в свете нарастающего с осени прошлого года конфликта между Россией и Западом дестабилизация обстановки в Казахстане было бы «хорошим ударом» в тыл России, не говоря уже о возможных неприятностях для Китая. Кроме того, с лета 2021 года в отношениях между Москвой и Астаной чувствовалась напряженность, и у заговорщиков был шанс, что Ак Орда не рискнет попросить помощи у России.

Круг заговорщиков на данный момент определить сложно.

КНБ сообщает об уголовном деле в отношении Масимова, Садыкулова, Ергожина, а также экс-зампреда Осипова и сотрудников комитета Акипова и Бекмурата. Последним троим, как известно, инкриминируется «только» превышение власти и должностных полномочий. Кроме того, Осипов накануне январских событий ушел в отпуск и вряд ли был участником заговора. Осенью 2021 года, кстати, источники сообщали, что Масимов активно выпихивает своих замов Осипова и Билисбекова на пенсию. В итоге Осипов оказался арестован, а Билисбеков свой пост сохранил и де-факто является первым замом нового главы КНБ Сагимбаева. Конечно, январские события в какой-то степени провал Службы антитеррора, которой тогда руководил Билисбеков, но в самом начале событий он был в Актау с группой Тугжанова, чем обеспечил себе, так сказать, алиби.

По Масимову, как сообщил еще весной КНБ, идет расследование и по фактам коррупции.

Экс-министру обороны Бектанову предъявлены обвинения в бездействии по службе; дело ведет Генпрокуратура. У нее же в производстве дела в отношении бывших начальника ДКНБ по Алматы Мажилова и начальника 5-го департамента КНБ Искакова. Последнему, по сообщениям СМИ, инкриминируется покровительство Джумагельдиеву («Дикий Арман»), который обвиняется в организации массовых беспорядков и создание ОПГ. По первому эпизоду также задержан экс-депутат Алматинского маслихата Кудайберген.

А вот следствие в отношении бывшего директора Пограничной службы Дильманова ведет КНБ; дело возбуждено, как сообщается, по фактам злоупотребления властью, выявленных на пограничных постах казахстанско-китайской границы. Буквально на днях антикоррупционная служба сообщила об аресте экс-замначальника ДКНБ по Алматы Муханова по обвинению в мошенничестве. Можно еще и вспомнить покончившего самоубийством в январе главу технической службы КНБ Ибраева, много лет работавшего с Масимовым в правительстве и АП. В июне сообщалось, что расследование по факту доведения до самоубийства прекращено за отсутствием состава преступления.

Кроме того, вопреки многочисленным слухам и вбросам, обвинения в той или иной причастности к январским событиями не были предъявлены племянникам первого президента Абишу и Сатыбалды. Последний, как известно, в сентябре был приговорен к 6 годам по обвинению по статьями УК «Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием» и «Присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному».

Как уже не раз говорилось, январские события обрели собственную мифологию, сочетающую и информационные вбросы, и запутавшееся в конец общественное мнение.

Попробуем пройтись по некоторым.

Во-первых, повышение цен на газ было не злым умыслом, а сознательной политикой правительства. Между прочим, о необходимости регионального выравнивания и общего повышения цен на сжиженный газ до сих пор активно говорят и министерские чиновники, и газовики, а кроме того уже неоднократно о необходимости указанных мер говорил и глава государства. Силовики арестовали в январе вице-министра энергетики Карагаева, но о суде что-то не было слышно. Более того, по имеющейся информации, дело без особого шума было прекращено. Тишина и в отношении главы ГПЗ Тулепова. Кроме них, был арестован зам. акима Мангистауской области Ниязов, но дело развалилось и он вернулся на прежнюю работу, а затем был переведен акимом района.

Во-вторых, версия о том, что за январскими событиями стоит первый президент, также не выдерживает критики. Он-то как раз начал процесс завершения транзита, анонсировав передачу партии «Нур Отан» своему преемнику, против чего, насколько известно, было большинство его окружения. Не забудем и о том, что «мирные митинги» – операция прикрытия последующей атаки – шли под лозунгом «Шал, кет!». Говоря же о семье Назарбаева в целом, нужно не забывать, что как политический институт она никогда не была монолитом. Более того, большинство политических конфликтов и информационных войн последних двух десятилетий велось как раз между членами ближайшего окружения Назарбаева, включая родственников. И не нужно забывать, что никого из членов семьи Назарбаев не готовил к карьере лидера, не давая возможности поработать министрами или акимами. Можно, конечно, возразить и вспомнить Даригу Назарбаеву, но она была вице-премьером ровно год и с первой оказией была заменена Тасмагамбетовым. И кстати нынешнее отсутствие даже кандидатуры на пост вице-премьера по социальной политике прекрасно говорит о том, что и раньше на этот пост никто не рвался. Что же касается ее работы спикером Сената, то нужно понимать, что этот ход был сделан по двум причинам: во-первых, консолидировать элиту вокруг Токаева, обрисовав возможную альтернативу, а во-вторых, появление любой другой кандидатуры (а в Сенате традиционно могла быть только сильная фигура) сразу давало повод для размышлений по поводу третьего президента. Спикером она проработала чуть больше года – достаточно для укрепления Ак Орды, и с первой ротацией была заменена.

И третий миф – о «народном восстании». Хотелось бы напомнить, что последовательность событий четко указывает на организованный характер и исключает спонтанность. Подготовка шла, как минимум, несколько месяцев. Ход ее немного сбился из-за неожиданной смены министра обороны, который очень не хотел уходить, но в итоге подал в отставку. Повод мог быть любой, но идеально в него вписалось повышение цен на сжиженный газ в Мангистау – шаг, к которому активно готовились (но, как обычно, без информационной обработки населения). Сценарий был прост: протесты по поводу газа – социальные протесты – политические протесты, перерастающие в штурм акиматов – применение силы полицией по образу Жанаозена – народное восстание, в котором проявляются «робингуды» типа Джумагельдиева и требуют создания «правительства народного доверия» во главе с Масимовым. Для операции прикрытия члены ОПГ захватили несколько десятков человек и при участии сотрудников КНБ выбивали из них ложные показания об участии Аблязова в организации беспорядков.

На случай более ожесточенного сопротивления со стороны сил МВД (другие были заблаговременно выведены из игры и помогали «повстанцам») была готова и следующая волна боевиков.

Как отметил госсекретарь Карин: «Вы представляете, какой подготовки и планирования требуют, чтобы действия разных разрозненных групп в разных регионах… Даже в разных регионах один алгоритм, схожие задачи по захвату госучреждений и зданий правоохранительных органов, акции по захвату оружия, удары, направленные по средствам коммуникации, перекрытие дорог, блокировка инфраструктурных объектов. Я не знаю, это, наверное, невозможно спонтанно разработать и спонтанно раздавать команды. Это были четко спланированные, слаженные действия подрывных групп, перед которыми стояла задача дестабилизировать ситуацию в стране».

Вначале все шло как по маслу. Власть моментально уступила по ценам газ, что тут же дало повод расширить требования и включить в них отставку правительства Мамина, которое и так должно было 10 января уйти в отставку. В ходе переговоров в Ак Орде, подробности которых неизвестны, Токаев сместил Масимова с поста главы КНБ и приказал его арестовать. Заговор был обезглавлен.

Но более важно то, что в течение первых дней полиции и нацгвардии было запрещено применять огнестрельное оружие, вследствие чего «мирные митинги» стихийно переросли, но не в «народное восстание», а террористическую атаку – с захватом арсеналов, Алматинского аэропорта, штурмом акиматов, убийством силовиков. Как заметил генпрокурор Асылов, неприменение оружия «было воспринято как слабость. Толпа с еще большим упорством атаковала сотрудников, используя огнестрельное оружие и подручные средства. Конечной целью акций являлся насильственный захват власти».

6 января Токаев обратился за помощью к ОДКБ, а 7 января заявил в обращении к народу: «Введение режима чрезвычайного положения дает свои результаты. По всей стране восстанавливается конституционная законность. Но террористы по-прежнему наносят ущерб государственному и частному имуществу, применяют оружие в отношении граждан. Правоохранительным органам и армии мною дан приказ открывать огонь на поражение без предупреждения.

За рубежом высказываются призывы к сторонам провести переговоры для мирного решения проблем. Какая глупость! Какие могут быть переговоры с преступниками, убийцами?

Нам пришлось иметь дело с вооруженными и подготовленными бандитами, как местными, так и иностранными. Именно с бандитами и террористами. Поэтому их нужно уничтожить. И это будет сделано в ближайшее время».

Жесткость и решительность Токаева переломила ситуацию. Оперативное прибытие российских войск привело к тому, что ряд лидеров ОПГ, руководивших боевиками, сбежал за границу, а следующая волна атакующих не рискнула вступить в бой. Миротворцы ОДКБ, как известно, обеспечили прикрытие казахстанским силовикам, которые в считанные дни разгромили боевиков.

После чего начался разбор полетов, и события приняли свою логику, которая стала менять оценки январских событий – как официальные, так и общественные. Точнее, скажем так, власть использовала общественные настроения в своих целях.

Не забудем и начавшиеся в феврале военные действия на Украине, которые моментально поставили всех в очень сложное положение. И объявление о том, что за попыткой госпереворота, шпионажем или покушением на президента стояли, допустим, западные спецслужбы или даже правительства, автоматически приведет Казахстан под санкции тех же западных правительств. А этих санкций Астана очень хотела бы избежать, потому что никакой подушки безопасности нет. Зато идет очень сложная игра – в частности, вокруг нефтепровода КТК и соглашения ОПЕК+. Казахстан пытается прежде всего выиграть время, а потом уже расставлять акценты так, чтобы это соответствовало государственным интересам.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

09:25
0
Берик 1 месяц назад #

Какую глупость морозит этот афтор. Передергиванием итак известных фактов дело не сложное и не надо тут блистать большим умом.

0
Валихан 1 месяц назад #

Берик, туфтовый комментарий. В отличие от материала.

0
Берик 1 месяц назад #

Комменты для того и пишутся, чтобы дать оценку материалу. А материал получился никудышный и всем известные уже факты пересмотрены по своему и если хотите как бы «заумно»преподнесены обывателю. Не думайте, что казахи тупые и дураки, они в корень зрят, как говорил Козьма Прутков.

Здесь будет ваша реклама
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.