Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz
$ 432.28 down
€ 490.16 down
₽ 5.89 down

О месте Казахстана в американо-китайских отношениях

О месте Казахстана в американо-китайских отношениях

Нельзя занимать какое-то место на политической карте мира и быть свободным от геополитики. Можно быть многовекторным или нейтральным, учитывать законные интересы всех внешних игроков, но однажды ты обнаружишь, что тебя включили в чью-то зону влияния, твой торговый партнер попал под санкции, а вместе с ним и ты. Или же в результате международного конфликта, к которому ты не имеешь никакого отношения, вдруг подешевела твоя собственная нефть. От геополитики не спасает даже опора на собственные силы, в чем уже успели убедиться Китай и Вьетнам, а сегодня убеждается КНДР.

Поэтому наш интерес к отношениям Соединенных Штатов и Китая, двух экономических гигантов нашего мира, вполне оправдан. От того, как они будут развиваться, может зависеть многое – от размера внешнеторговых поступлений до курса валюты в ближайшем обменнике и стоимости товаров в наших магазинах. Сигналы, которые эти страны посылают всему миру, и нам в том числе, разнонаправлены, как рыночные тренды.

С одной стороны, экономические новости, приходящие из Вашингтона и Пекина, не могут нас не радовать. И китайская, и американская экономики уверенно растут. Китай первым вышел из режима карантина и даже открыл границы для граждан других стран (правда, при условии, что они будут привиты китайской вакциной). Производство восстановилось, экспорт вырос. По оценкам Bloomberg, доля Китая в глобальном ВВП выросла с 9,2% в 2010 году до 14,5% в 2020 году. По числу компаний, включенных в прошлом году в список Fortune 500, Китай обогнал США (124 против 121). Размер китайской экономики составил 71,4% от американской, и, по прогнозам Института Брукингса, к 2028 году Китай может выйти на первое место. В 2021 году ожидается достижение планового показателя роста ВВП в 6%, хотя, по словам премьера Госсовета Ли Кэцяна, рост, видимо, будет несколько выше.

Американцы просто раздали 1,9 триллиона долларов в качестве мер поддержки, что также оживило их экономику. По итогам 2021 года ожидается ее рост на 6,5%.

Конференция ООН по торговле и развитию (UNCTAD) уже улучшила свой прогноз по развитию мировой экономики до 4,7%. Видимо, вскоре скорректируют свои прогнозы в сторону роста и различные финансовые институты.

А экономический рост означает спрос на углеводороды и металлы, то есть основной предмет казахстанского экспорта. Заметим к слову, что во время глобального карантина и закрытия границ меньше всего пострадал тот экспорт, который осуществлялся по трубам.

С другой стороны, Китай и США – не просто геоэкономические конкуренты. Они пытаются сделать счастливым весь мир в соответствии со своими представлениями о счастье. И эти представления у них разные. Китай строит «Сообщество единой судьбы человечества», США – «порядок, основанный на правилах». Не будем здесь углубляться в детали этих концепций, заметим лишь, что они носят глобальный характер, то есть счастливыми должны стать все. А реализуются через создание блоков и союзов, в основу которых закладываются новые цели и принципы, правила и нормы, зачастую не опирающиеся на Устав ООН либо другие документы из корпуса международного права.

Недавно это подтвердили в Вашингтоне, презентовав взгляды новой администрации на американскую внешнюю политику. Поскольку желание отмежеваться от внешнеполитического курса Трампа велико, а полноценная стратегия национальной безопасности еще не готова, в начале марта Белый дом опубликовал документ под названием «Interim national security strategic guidance», то есть руководство по национальной безопасности. Временное, но стратегическое.

По понятным причинам акцент в документе сделан на новизну. Новый кризис, новый вирус, новые угрозы. Но и Америка тоже обновилась. И она готова возобновить все то, что составляет ее преимущества – дружбу с союзниками, торговые блоки, развитие зеленых технологий, дипломатию, контроль над вооружениями. Словом, все то, чего ее лишил гадкий Трамп – это любой прогрессивный американец легко читает между строк. Да, угрозы велики, а враги сильны. Но Америка сильнее. Она защитит своих граждан и сплотит своих друзей и союзников в борьбе с внешними врагами. В качестве врагов названы Китай и Россия. Но Россия упомянута только пять раз, а вот Китай – восемнадцать. Кроме того, поименно названы те страны, с которыми Вашингтон всегда создавал антикитайские альянсы в Индо-тихоокеанском регионе. Поэтому временное руководство можно считать антикитайским.

Собственно, в нем так прямо и сказано: «Восстановив доверие к США и подтвердив дальновидное мировое лидерство, мы обеспечим, чтобы Америка, а не Китай, определяла международную повестку дня, работая вместе с другими над формированием новых глобальных норм и соглашений, которые продвигают наши интересы и отражают наши ценности».

Между тем Пекин ожидал, что новая администрация Белого дома, решительно пересматривающая все решения, принятые ранее Д.Трампом, пересмотрит и его китайскую стратегию. Он надеялся, что Д.Байден если и не откажется от торговой войны, то хотя бы смягчит позицию в отношении китайского импорта. Китайцы были готовы торговаться, даже уступать по каким-то вопросам, как это уже было при Трампе.

18-19 марта в городе Анкоридже на Аляске состоялась встреча руководителей внешнеполитических структур двух стран. С американской стороны участвовали госсекретарь Э.Блинкен и советник по нацбезопасности Дж.Салливан. С китайской — член Политбюро ЦК КПК, глава Канцелярии Комиссии ЦК КПК по иностранным делам Ян Цзечи и член Госсовета, министр иностранных дел КНР Ван И.

В преддверии встречи с китайцами Вашингтон сделал все, что мог, чтобы эту встречу испортить.

Во-первых, Байден провел виртуальный саммит со своими коллегами по антикитайскому блоку Quad (Четырехсторонний диалог по безопасности с участием США, Индии, Японии и Австралии). В совместном заявлении говорилось о сотрудничестве в борьбе с COVID-19 и изменением климата, а также решать общие проблемы в киберпространстве, критически важным технологиям будущего. Китай не упоминался, но эксперты были едины в том, что на этой встрече (как и на всех предыдущих встречах Quad) обсуждалось противодействие Китаю в Индо-тихоокеанском регионе.

Во-вторых, госсекретарь Блинкен и министр обороны Остин съездили в Токио и Сеул, где провели встречи в формате 2+2 (то есть встречались главы внешнеполитических ведомств и министры обороны). По итогам встречи в Токио было сделано заявление, в котором США и Япония заявили, что поведение Китая несовместимо с существующим международным порядком и создает политические, экономические, военные и технологические проблемы для всего международного сообщества. Была обозначена и география этих нарушений – Гонконг, Синьцзян, Южно-Китайское море.

Наконец, буквально накануне прилета китайской делегации на встречу в Анкоридж Вашингтон объявил о новых санкциях против Китая в связи с нарушением прав человека в Гонконге.

Сами переговоры начались с публичного скандала: главы делегаций в ходе протокольных выступлений в присутствии журналистов обменялись практически зеркальными обвинениями.

Энтони Блинкен во вступительном слове сообщил, что на встрече американцы намерены обсуждать действия Китая в Синьцзяне, Гонконге и Тайване, кибератаки на США и экономическое давление на третьи страны. Все эти действия угрожают основанному на правилах порядку, который поддерживает глобальную стабильность, добавил он.

Глава Канцелярии Комиссии ЦК КПК по иностранным делам Ян Цзечи в ответном слове напомнил, что эта встреча происходит по прямому поручению лидеров КНР и США, которые в телефонном разговоре договорились укреплять связи, устранять разногласия и расширять сотрудничество. Отметил, что Китай и Соединенные Штаты несут ответственность за глобальный и региональный мир, стабильность и развитие.

Затем кратко ознакомил присутствующих с итогами прошедшего недавно в Пекине заседания Всекитайского собрания народных представителей и задачами 14-й пятилетки.

Потом заметил, что ценности США не представляют собой международные ценности, то, что говорят США, не представляет международное общественное мнение, а правила, сформулированные несколькими странами, не представляют собой международные нормы. Что у самих США полно внутренних проблем и лучше бы они занялись их решением. А Гонконг, Синьцзян и Тайвань – внутренние дела Китая, и не надо в них лезть. А закончил напоминанием о том, что КНР и США должны развивать отношения в духе неконфликтности, отказа от конфронтации, взаимного уважения и взаимовыгодного сотрудничества.

Блинкен попросил журналистов не уходить, взял слово еще раз и пояснил, что Америка настолько уникальная страна, что от своих проблем она только крепчает. И еще — он был недавно в Токио и Сеуле, и там с ним были во всем согласны.

Сами переговоры проходили, разумеется, без прессы, но, видимо, в той же тональности. По их итогам стороны признали состоявшийся диалог откровенным, конструктивным и полезным. Что в переводе на обычный язык означает, что договориться им не удалось. Значит, торговые и санкционные войны продолжатся, а к ним добавятся еще и вакцинные. В принципе, пусть бы себе воевали, а мы бы посмотрели, кто сильнее. Увы, воевать в одиночку они не собираются.

Политика США, направленная на сдерживание Китая, еще при Трампе приняла системный характер. Она включает в себя введение торговых барьеров, ограничения на инвестиции из КНР, формирование антикитайских блоков. Администрация Байдена готова дополнить ее вакцинной войной, а также санкциями за подавление демократии в Гонконге, геноцид уйгуров или что-нибудь еще – список претензий велик.

При этом опыт сдерживания Китая в Индо-тихоокеанском регионе может быть спроецирован на Центральную и Южную Азию, а сдерживание китайской экспансии на море при помощи «индо-тихоокеанской стратегии» и блока Quad может быть дополнено аналогичными мерами по сдерживанию роста китайского влияния на континенте.

Велика вероятность того, что Вашингтон предпримет шаги по ограничению торгово-инвестиционного сотрудничества Китая с Европой. С этой целью может быть оказано давление как на Евросоюз, так и на страны, через которые проходят транспортные коридоры Китай-Европа, в том числе на Казахстан. Такого рода советы Белый дом уже получает.

На днях The Wall Street Journal напечатал статью сотрудника одного из вашингтонских аналитических центров Камрана Бохари под заголовком «Дыра в китайской стратегии Байдена – это Центральная Азия».

Автор указывает на то, что в этом промежуточном документе не упомянут регион, где присутствие США является самым слабым на планете. Регион этот — Центральная Азия. Причем самой важной страной автор называет Казахстан. Он, по мнению Бохари, может помочь Вашингтону в афганском вопросе, в противостоянии ядерным амбициям Ирана, а также в сдерживании Турции. И Китая, разумеется. А США, со своей стороны, окажут Казахстану помощь в проведении демократических реформ, за что Казахстан, конечно, будет очень благодарен.

В целом, все правильно. Мы, конечно, многое можем и помочь американцам способны. Хотя братскую Турцию сдерживать не собираемся, наоборот, мы ждем президента Эрдогана в гости на неформальный саммит Совета сотрудничества тюркоязычных государств, который пройдет 31 марта этого года в городе Туркестане.

Только вот демократии у нас хватает, нам бы иностранных инвестиций побольше. Как написано самими американцами в их временном руководстве по национальной безопасности, «наша политика должна отражать основную истину: в современном мире экономическая безопасность — это национальная безопасность». У нас в Астане эти подходы разделяют и в правительстве, и в Совбезе.

В принципе, мы не против партнерских отношений с США. Но если за ним будет стоять противостояние Китаю, мы должны быть готовы к тому, что на одной из встреч американская сторона предложит принять совместное заявление, содержащее осуждение политики Пекина в отношении мусульманских народов Синьцзяна, например. Чтобы этого не произошло, лучше заранее самим продумать форму, в которой могло бы реализоваться неуемное желание Вашингтона сдерживать Пекин по всему миру. Продумать – и предложить американцам. Наполнить, так сказать, практическим содержанием двусторонний диалог.

Например, главную угрозу со стороны Инициативы пояса и пути США видят в том, что почти все китайские инвестиционные проекты реализуются государственными компаниями или же при прямой поддержке государства. А США продвигают подходы и принципы, составляющие «Вашингтонский консенсус» — усиление роли рынка и снижение роли государства. Поэтому в Индо-тихоокеанском регионе американцы не ограничиваются введением санкций против китайских компаний, они создают систему поддержки частного бизнеса в зарубежных странах и инвестиций с участием частного бизнеса.

Рыночной альтернативой Инициативе пояса и пути в Казахстане мог бы стать Центр развития частного бизнеса, созданный с участием Евросоюза, Японии, Южной Кореи и Индии. Тем более, что эти страны не только союзники США по сдерживанию китайской экспансии, но и партнеры по диалогу с Центральной Азией. Этот центр развития мог бы быть дополнен Фондом поддержки частного бизнеса (с участием тех же стран), который бы финансировал проекты, предложенные центром.

Можно также обратиться к Вашингтону и Брюсселю с просьбой оказать содействие (как экспертное, так и финансовое) в разработке и внедрении в Казахстане системы скрининга иностранных инвестиций на основе тех норм и принципов, которые уже используются в Соединенных Штатах и Евросоюзе. Чтобы выявлять некачественные или угрожающие безопасности инвестиции из Китая. В дальнейшем опыт работы этих институтов можно было бы масштабировать на всю Центральную Азию.

Если мы не направим антикитайскую энергию американцев в мирное русло, нас включат в антикитайский блок и предложат поддержку в проведении демократических реформ.

18:10
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Здесь будет ваша реклама
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.