Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz
$ 432.28 down
€ 490.16 down
₽ 5.89 down

Цифровая дипломатия: войны в Твиттере

Цифровая дипломатия: войны в Твиттере

Мир, котором мы живем, придуман американцами и создан китайцами. Американцы изобрели все, из чего состоит наша жизнь – айфон и бодипозитив, социальные сети и ключевые показатели эффективности. Изобрели и навязали всему миру. 

Сервис микроблогов Твиттер тоже был создан в США в 2006 году. Как и положено социальной сети, он изначально рассматривался как инструмент общения широких народных масс. И даже использовался народными массами для координации своих действий при свержении антинародных режимов, особенно в период «арабской весны». Появился даже термин «твиттер-революция». Однако революционеры быстро переключились на использование различных мессенджеров, а мирные граждане в массе своей предпочли Твиттеру такие платформы, как Фейсбук, ВКонтакте и Инстаграм.

Но к тому времени Твиттер уже занял свое особое, уникальное место – он стал фактически социальной сетью дипломатов. Произошло это благодаря все тем же американцам, которые в 2007 году, на следующий год после создания Твиттера, уже зарегистрировали аккаунт государственного департамента. Сегодня у него больше шести миллионов подписчиков. Потом Твиттером обзавелись американские президенты и другие официальные лица.

Поскольку классическая дипломатия, предполагавшая некий джентльменский кодекс — конфиденциальность, взаимное доверие, неразглашение чувствительной информации – давно ушла в прошлое, то Твиттер довольно быстро стал любимым инструментом дипломатии публичной, широко практикующей обман, угрозы, оскорбления и бездоказательные обвинения. Инструментом весьма эффективным, о чем свидетельствуют многочисленные исследования на эту тему. Настолько эффективным, что некоторые эксперты стали всерьез говорить о том, что посольства больше не нужны, они обходятся слишком дорого, а проку от них мало.

Исследователи, объединив Твиттер и дипломатию, стали использовать термин «твипломатия» (twiplomacy). Фактически она стала синонимом «цифровой дипломатии». Ее главное преимущество эксперты видят в том, что она позволяет политикам обращаться одновременно и к внешней, и к внутренней аудитории. Первыми «твипломатию» стали практиковать американцы, и она идеально подходила для того, чтобы включать международную проблематику во внутриполитическую повестку. Не случайно Дональд Трамп так любил Твиттер.

Хотя популярность Твиттера за пределами США сильно уступает популярности Фейсбука и, в случае с Китаем и Россией, местных соцсетей, дипломаты всего мира привыкли к Твиттеру. Сегодня посольство без собственного твиттер-аккаунта такая же редкость, как корпорация без «нашей миссии», «наших ценностей» и «нашей стратегии» на своем сайте. По данным международной компании по коммуникациям и связям с общественностью Burson Cohn & Wolfe (проект Twiplomacy), в 2020 году в Твиттере официально присутствовали правительства и лидеры 189 стран, то есть были представлена практически все страны, кроме четырех — Лаоса, Северной Кореи, Сан-Томе и Принсипи и Туркменистана.

В прошлом году лидерами по числу подписчиков стали аккаунты Дональда Трампа (81,1 млн.), Нарендры Моди (57,9 млн.), Папы Франциска (51,2 млн.) и Реджепа Таипа Эрдогана (35,9 млн.).

Среди внешнеполитических ведомств разных стран в лидерах Государственный департамент США (5,8 млн.), МИД Саудовской Аравии (2,7 млн.), МИД Индии (1,4 млн.), МИД Турции (1,4 млн.), МИД России (1,1), МИД Франции (1,1 млн).

Вот так выглядит рейтинг популярности аккаунтов министров иностранных дел: Абдулла бин Зайед Аль Нахьян, ОАЭ (4,6 млн.), Шах Махмуд Куреши, Пакистан (3,1 млн.), Майк Помпео, США (1,9 млн.), Марсело Эбрард, Мексика (1,8 млн.), Хорхе Арреаса, Венесуэла (3,1 млн.).

Американцы, как самые активные пользователи, установили и неофициальный формат общения в Твиттере, своего рода дипломатический протокол для соцсетей. Он предполагал продвижение американской идеологии, американских ценностей и правил в простой и непринужденной форме, с использованием неформальных фото- и видеоматериалов. Этот формат был усвоен другими странами и быстро стал международным.

Все было хорошо (для американцев), пока в Твиттер не пришли китайцы, обладающие удивительной способностью использовать созданные Западом инструменты политического, экономического и культурного доминирования для того, чтобы разрушать гегемонию Запада и утверждать собственное превосходство.

Начали китайцы с того, что запретили Твиттер у себя дома и создали его китайский аналог Weibo, а заодно аналоги Фейсбука, ТикТока и других соцсетей. Лишь после того, цифровое импортозамещение было завершено, китайские дипломаты пришли в Твиттер. Но не потому, что так принято, а для того, чтобы содействовать формированию сообщества единой судьбы человечества (задача, официально поставленная Компартией КНР перед внешней политикой). В практическом плане – вести контрпропаганду против участившихся при Трампе обвинений со стороны США и их союзников в нарушении прав человека в Гонконге, Синьцзяне и Тибете. Они создали аккаунты в Твиттере и стали методично и без устали наполнять их контентом – то есть собственными твитами, ретвитами сообщений своих коллег и коллег из дружественных стран (России в первую очередь). Число подписчиков за короткий срок многократно выросло.

Контрпропаганда велась в такой агрессивной манере, что китайские дипломаты вскоре получили прозвище «волки-воины» (по названию популярного китайского боевика). Одним из самых ярких представителей «волков-воинов» стал Чжао Лицзянь. Известность в Соединенных Штатах он получил после того, как написал серию твитов о преступности, расизме и социальном расслоении в США. Он упомянул о том, что в Вашингтоне есть районы, куда белые никогда не ходят – они только для черных и латинос. Это вызвало ярость у Сьюзан Райс, чернокожей советницы по национальной безопасности Барака Обамы, которая заявила, что это заявление – «расистский позор», а его автор «шокирующе невежественен», а заодно потребовала от посла КНР выслать автора на родину (она решила, что он работает в Вашингтоне). Чжао Лицзянь ответил ей в том же Твиттере, что она сама «шокирующе невежественна», а обзывать расистом человека, говорящего правду – это позорно и отвратительно.

Интересно, что Чжао Лицзянь был вскоре отозван в Пекин, но лишь для того, чтобы быть назначенным на высокую должность специального представителя МИД КНР. В Твиттере у него сегодня 959 тысяч подписчиков. Вот один из его недавних твитов от 4 июня, относительно проходящего в Лондоне «уйгурского трибунала»: «псевдо-суд – это кукольный спектакль с клоуном на веревочке, которым управляют из темноты руки зла, в старомодном напудренном парике, с фейковыми доказательствами, пытающимся очернить политику Китая в Синьцзяне».

Другой выдающийся «волк-воин», точнее, «волчица» — официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин. Вот как она отреагировала на твиттер-выпады со стороны американских коллег. Морган Ортагус, пресс-секретарь Государственного департамента США, написала в твиттере о массовых протестах в Гонконге. в конце мая 2020 года (протестовали против законопроекта о защите национальной безопасности в Гонконге): «Это поворотный момент для мира. Это войдет в историю. Свободолюбивые люди во всем мире должны придерживаться верховенства закона и привлекать к ответственности Коммунистическую партию Китая, которая грубо нарушила свои обещания, данные народу Гонконга». Хуа Чуньин ответила на это лаконично: «Я не могу дышать» (I can’t breath) – слова, сказанные Джорджем Флойдом, погибшим при задержании полицией 25 мая 2020 года, и ставшие одним из лозунгов массовых протестов, прокатившихся по США.

Американская партийная пресса была искренне возмущена такой тактикой. Авторитетные американские пропагандисты расценили ее как уход от обсуждения реальных проблем у Китая при помощи заявлений в стиле «сам дурак». В Советском Союзе такой прием ассоциировался с заявлением «А зато у вас негров линчуют!» и рассматривался как аргумент в спорах с американцами. Впрочем, о линчевании негров говорили лишь в анекдотах, в реальной жизни у советских пропагандистов было множество других фактов и аргументов. А вот в современной Америке полицейские продолжают убивать негров с пугающим постоянством.

Хотя такой прием можно расценить и как указание на то, что у США, на счету которых огромное количество нарушений прав человека, просто нет морального права рассуждать о правах человека в других странах. Ведь у серийного убийцы не спрашивают его мнение о смертной казни, педофила не просят прокомментировать вопросы защиты прав детей. Точно так же и Америка, на счету которой применение атомных бомб и напалма против мирных жителей других стран, тотальная слежка, похищения и внесудебные расправы с инакомыслящими у себя дома, не имеет морального права комментировать ситуацию с правами человека в других странах.

Синьцзян и положение уйгурского населения СУАР в последнее время также стали постоянной темой твитов Хуа Чуньин. 4 июня она пишет: «Вот настоящий геноцид!» и ставит ссылку на сайт Управления Верховного комиссара ООН по правам человека, где размещен призыв к Канаде и Ватикану расследовать массовые захоронения детей канадских индейцев, которых насильственно изымали из семей и отдавали в специальные школы-интернаты. Система таких интернатов действовала в период с 1831 по 1996 год под патронажем католической церкви.

COVID-19 задал новое направление работы «волков-воинов». В июне в твиттере официального представителя МИД КНР появляется пост: «Те, кто пытается раздуть гипотезу об утечке из лаборатории в Ухане, те же самые люди, кто сфабриковал информацию о «попытках Ирака получить ядерное оружие» 19 лет назад».

Насколько эффективны такие приемы, как и вообще пропаганда через Твиттер, сказать сложно. Конечно, российский и казахстанский читатель в массе своей хорошо знаком с изображением Колина Пауэла, трясущего пробиркой с белым порошком, его наши СМИ вспоминают более-менее регулярно, но для современной западной мультикультурной молодежи просто непонятно, о чем тут говорят китайцы.

Больше всего размахом и эффективностью китайской и российской «твипломатии» озабочены многочисленные американские аналитические центры. Это говорит о наличии в Вашингтоне серьезных бюджетов на противодействие вражеской пропаганде и о стремлении американских экспертов сделать эти бюджеты еще более серьезными. Эксперты из Института Брукингса (Вашингтон) считают, что китайская сетевая пропаганда во многом опирается на методику и разработки российских пропагандистов, причем в период пандемии она успешно реализовала собственные проекты. Один из них – распространение через фейковые аккаунты в соцсетях слухов о том, что Трамп собирается полностью закрыть Америку, что вызвало панику в американском обществе. Другой – распространение конспирологических теорий о создании коронавируса в американской лаборатории. При этом китайцы широко используют ссылки на российские источники, такие как РТ или «Спутник».

Российский МИД – один из самых активных в мире (в среднем 82 твита в день в 2020 году), российские дипломаты в посольствах уже давно пользуются Твиттером, но их отношение к нему совершенно иное, чем на Западе и чем в Китае. Они не считали его официальным средством коммуникации и потому наполняли тем, что во времена моей молодости называли стёбом и приколами — иронией, сарказмом, шутками.

Когда Лондон в связи с «делом Скрипалей» принял решение о высылке 23 российских дипломатов, посольство РФ в Великобритании отреагировало двумя способами. Официальная реакция была размещена на его сайте, она была краткой и сухой: «Мы считаем эту враждебную акцию совершенно неприемлемой, неоправданной и недальновидной. Вся ответственность за ухудшение отношений между Россией и Великобританией лежит на нынешнем политическом руководстве Великобритании».

Однако реакция, появившаяся в Твиттере посольства РФ, была совершенно иной. Там появилось изображение уличного термометра, показывающего температуру минус 23 градуса. Под ним была подпись: «температура российско-британских отношений упала до -23º. Но мы не боимся морозов». Сообщение получило почти две тысячи ретвитов.

В рамках той же «истории Скрипалей» посольство размещает твит с изображением Джеймса Бонда и фразой: «Телефонный код России – 007. Не делает ли это Джеймса Бонда российским шпионом?»

Все это дает повод западным экспертам утверждать, что российские дипломаты ведут себя в Твиттере как подростки. И в то же время они признают эффективность и российской твиттер-пропаганды, и кумулятивного эффекта от взаимодействия российской и китайской «твипломатии».

Интересно, что твиттер-дипломатия в Казахстане выглядит совершенно иначе. По-другому работают «волки-воины» из посольства КНР в Нур-Султане, по-другому используют Твиттер казахстанские дипломаты. Но об этом – в отдельном материале.

20:10
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Здесь будет ваша реклама
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.