Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz
$450.61
488.91
4.97

Что происходит в сфере развития космических технологий страны? Часть вторая

Что происходит в сфере развития космических технологий страны? Часть вторая

Впервые о впечатляющем коммерческом потенциале торговли спутниковыми снимками заговорили через год после запуска «KazEOSat-1».

В своем выступлении на пленарном заседании Мажилиса в апреле 2015 года председатель Аэрокосмического комитета Министерства по инвестициям и развитию Талгат Мусабаев не жалел красок, живописуя прекрасное настоящее и практически безоблачное будущее казахстанской космической программы:

«Сегодня такими технологиями как у Казахстана, обладают лишь США и Франция. То есть, фактически только две страны, которые обладают такими технологиями, которые мы сегодня используем. С США мы не работаем пока. В рамках стратегического партнерства с Французской Республикой во время визита президента нашей страны во Францию были подписаны соглашения о стратегическом партнерстве. Вот в рамках стратегического партнерства и была выбрана наиболее подходящая нам мирового уровня компания, «ЕADS Astrium»в то время называлась. Сейчас эта компания называется «Airbus Defense and Space». Ее показатели сегодня практически не уступают США, за исключением только военных нужд, которые нам не могут быть переданы с связи с тем, что это относится к вооружениям. Я имею в виду систему дистанционного зондирования Земли.

Вот Российская Федерация таких спутников и такой системы вообще не имеет, только собирается получить опять же с Французской Республикой, но в связи с международными санкциями против РФ этот вопрос затруднителен. И неизвестно, когда это будет. Таким образом, РФ готова у нас покупать, и уже есть предложения о покупке наших снимков с наших спутников, я не говорю уже о других странах. Наши системы во всем мире котируются…» – радовал народных избранников тогдашний глава аэрокосмического комитета.

Правда, между делом выяснилось, что столь технологичные спутники на тот момент были не совсем казахстанские (или совсем не казахстанские – кому как нравится).

«Однако, до настоящего времени указанные спутники не переданы в собственность Казахстана в связи с нерешенностью вопроса об освобождении от НДС с облагаемого оборота за работы и услуги. Как только указанные спутники будут приняты казахстанской стороной, станут казахстанскими, можно будет начать коммерческую эксплуатацию космической системы ДЗЗ, и она начнет приносить доход…» – обозначил вектор дальнейшей работы Талгат Мусабаев.

Все будет хорошо, а может даже лучше…

Вопрос с «KazEOSat-1», в принципе, решился довольно оперативно и уже в июне того же 2015 года было объявлено о том, что АО «НК Казахстан Гарыш Сапары» получило от французов сертификат подтверждения собственности и, соответственно, разрешение на коммерческую эксплуатацию этого спутника.

Со вторым аппаратом «KazEOSat-1» вопрос немного затянулся, сначала до декабря 2015 года, когда было принято промежуточное решение о возможности его передачи Казахстану, а окончательно все оформилось в апреле 2016 года.

В итоге, Государственная комиссия по приемке торжественно констатировала, что «в Казахстане создана полноценная Национальная космическая система дистанционного зондирования Земли, предназначенная для обеспечения независимости Республики Казахстан в получении оперативной мониторинговой информации, а также получении данных ДЗЗ для решения задач отраслей экономики, обороноспособности и национальной безопасности РК».

Были озвучены и некоторые данные об итогах первого года работы спутников (еще не в качестве суверенных единиц и посему вроде как не занимающихся активной коммерческой деятельностью, а лишь обслуживающих государственные структуры страны):

«С момента эксплуатации было отснято и обработано около 200 млн. кв. км космических снимков. Большая часть находится в уникальном архиве АО «НК «КГС», часть передана Министерству сельского хозяйства РК, Министерству обороны РК, КЧС МВД РК и другим государственным органам РК».

Более подробно на тему – что кому подарено, а что продано – стало известно в июле 2016 года, когда руководство АО НК «КГС» решило похвастаться как уже свершенными производственными достижениями, так и огласить некоторые анонсы, типа будущего собственного спутникостроения.

«Начиная с этого года мы предоставляем исходные геопродукты всем государственным органам бесплатно. За первые полгода мы поставили нашим госорганам более 5 млн. квадратных км территории нашей республики – если говорить о рыночной стоимости, то это порядка 3,7 миллиарда тенге или в пересчете 11 млн. долларов. Кроме того, практически с этого года начата поставка снимков за рубеж. Я могу сказать, что мы поставили экспортной продукции более на 40 млн. тенге. Снимки получают Россия, государства СНГ и Европы, Южной и Северной Америки, Африки…» – сообщил журналистам и.о. президента АО «Қазақстан Гарыш Сапары» Марат Нургужин.

Из интересных подробностей можно было выделить рассказ топ-менеджера «КГС» о возможностях спутниковых наблюдений:

«Система позволяет вести мониторинг как стационарных, так и подвижных наземных объектов, к примеру, автомобилей и даже людей. Но мы мониторим не только за автомобилями. Практически два года по заказу министерства сельского хозяйства мы мониторим за рабочими, которые борются с саранчой, имея соответствующее навигационное устройство в виде браслетов. Мониторится их выход на работу, местонахождение в рабочих зонах. Естественно, это влияет как на производительность их труда, так и на экономию химикатов, которые ими используются для той или иной цели…»

В отношении перспектив собственного спутникостроения было сообщено о том, что сборочно-испытательный комплекс космических аппаратов стоимостью порядка 60 млрд. тенге, создаваемый с французской компанией «Airbus Defense and Space» на базе совместного предприятия ТОО «Галам», будет сдан в эксплуатацию в Астане уже в 2018 году:

«Планируется его сдача, ввод в эксплуатацию в начале 2018 году. Это будет уникальное предприятие, где специальные испытания проходят в одном здании, в одном месте с минимизацией потерь и рисков на транспортировку и разрушение космического аппарата. На пространстве СНГ – это уникальный проект. Термовакуумная камера, имитирующая космические условия, для сборочно-испытательного комплекса уже изготовлена в Бельгии, а словам, вибрационный стенд для испытания аппаратов массой от 100 кг до шести тонн изготовлен в Англии…» – проинформировал Марат Нургужин

В свою очередь, вице-президент по общим вопросам нацкомпании Ерболсын Нурсеитов добавил, что на этом уникальном заводе будет полный цикл – от создания идеи космического аппарата до его полного ввода в эксплуатацию и даже называл окончательные сроки начала сборки спутников «MadeinKazakhstan»:

«Аэропорт недалеко, эти спутники будут доставляться на космодром Байконур, где мы с российскими коллегами будем запускать в космос наши космические аппараты. Строительные работы на данном комплексе будут полностью завершены к декабрю 2017 года, а первые казахстанские космические аппараты собраны к 2021 году…»

Довольно долго ничего про создание завода и тем более промышленный выпуск спутников слышно не было, и тишина была нарушена лишь в мае этого года, когда с некоторым эффектом «дежавю» казахстанские чиновники заявили… о планах организации спутникового производства совместно с французскими партерами.

Согласно сообщению пресс-службы Министерства цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности: «Казахстан планирует организовать производство спутников совместно с французскими компаниями «Тhales Alenia Space» и «Airbus Defence and Space». Глава ведомства Багдат Мусин завершил визит во Францию, в ходе которого обсудил с партнерами вопросы сотрудничества в области цифровизации, аэрокосмической промышленности, предоставления услуг интернета в труднодоступных регионах. Казахстан планирует производить спутники связи совместно с французскими специалистами, первый аппарат казахстанской сборки планируется произвести в 2026 году».

Впрочем, в те годы о столь радикальных сроках переноса проектов еще не знали и продолжали отчитываться по фактам.

Успешная торговля, щедрые подарки или приписки c завышенными сметами?

Например, в ноябре 2016 года президент (уже без приставки и.о) НК «КГС» Марат Нургужин доложил, что сумма продаж космических снимков за рубеж выросла с середины года в три раза:

«С начала текущего года Казахстан поставил иностранным клиентам космических снимков, полученных с собственных спутников дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ), на 120 миллионов тенге. Мы экспорт сделали более чем на 120 млн. тенге, и это только первые шаги…»

География покупателей, по словам Нургужина, была самая широкая – от СНГ и ЕС до стран Африки. Кроме того, активный интерес к покупке казахстанских снимков проявляют Иран, Пакистан и Южная Корея.

А вот казахстанским органам столь востребованная продукция по-прежнему поставляется безвозмездно:

«Мы с января предоставляем всем государственным и местным исполнительным органам данные дистанционного зондирования Земли на бесплатной основе. Сейчас мы передали более 12 млн. квадратных километров отснятой территории только Казахстана – это более чем четырехкратное покрытие территории Казахстана двумя аппаратами.

Если оценивать это в деньгах, это свыше 9 млрд. тенге, но мы предоставляем снимки на бесплатной основе. Если бы эти снимки покупались за рубежом, то это стоило бы 23 млрд. тенге…» – сообщил об альтруизме возглавляемой им национальной компании глава «КГС».

В принципе, за столь теплые и плодотворные взаимоотношения (по крайней мере, в публичном изложении топ-менеджерами «КГС») национальной компании с различными госорганами страны можно было бы только порадоваться.

Однако, некоторую нотку сомнений по поводу этой идиллии внес Счетный комитет по контролю за исполнением республиканского бюджета, опубликовав осенью 2017 года результаты государственного аудита использования средств, выделенных Аэрокосмическому комитету Министерства оборонной и аэрокосмической промышленности РК.

Нарушений, надо отметить, было выявлено немало. Особенно в части проекта «Строительство сборочно-испытательного комплекса космических аппаратов», где вскрылись финансовые нарушения на сумму в 2,8 миллиарда тенге, не говоря уже о таких проблемах, как «принятие некачественно выполненных работ, выполнение строительно-монтажных работ без сопровождения технического надзора и несоблюдение нормативного срока строительства объектов». (Так что, наверное, не удивительно, что реализация этого проекта постепенно сдвинулась до 2026 года).

Говорилось в заключении и о космических снимках. Точнее, о необоснованном завышении стоимости таковых. Причем, при реализации этой продукции именно государственным органам РК: «Аэрокосмический комитет нарушил требования законодательства о госзакупках на общую сумму 694,9 млн. тенге. Речь идет о необоснованном увеличении суммы договора, заключенного с АО «НК Қазақстан Гарыш Сапары», на оказание услуг по предоставлению государственным органам и организациям космических снимков…»

В самом «КГС» тогда от официальных комментариев воздержались, а в кратких репликах на интернет-порталах, опубликованных от имени рядовых сотрудников, говорилось, что «снимки очень дорогие» и, конечно же, государственным органам стоит привыкать к тому, что за удовольствие надо хорошо платить.

В ответ оппоненты вспоминали результаты предыдущих проверок того же СК, которые помимо всего прочего, показали, что в НК «Казахстан Гарыш Сапары» несмотря на ее убыточность, наблюдался значительный рост административных расходов.

При этом, общее «управление государственными активами и использование средств республиканского бюджета осуществлялось недостаточно эффективно…»

Любопытно, что примерно параллельно с оглашением итогов государственного аудита Счетного комитета, новый президент НК «КГС» Ергазы Нургалиев (назначенный на эту должность в самом конце 2016 года), рассказывая о перспективах коммерческой деятельности в области реализации спутниковых снимках, оценил ее гораздо в более скромную сумму, нежели его предшественник Марат Нургужин с его 120 миллионами тенге, и вообще дал понять, что зарубежных покупателей на казахстанский товар, увы, не очень много:

«От продажи снимков за рубеж Казахстан пока не получает больших доходов, так как многие страны не нуждаются в этих услугах. За рубеж мы оказываем услуги на сумму порядка 50–60 миллионов тенге. До конца года могут еще поступить заявки. Но надо понимать, что на орбите сегодня находится очень много спутников ДЗЗ. Страны Западной Европы в наших услугах вообще не нуждаются. Есть те, у кого в наличии сто спутников, а у нас таких всего два.

Поэтому, мы в первую очередь мы удовлетворяем заявки государственных органов. Это министерство обороны, министерство сельского хозяйства, министерство энергетики, министерство по инвестициям.

Если говорить о коммерческой реализации, то для нас все-таки эта технология новая. Но коммерческие организации тоже с заказами к нам обращаются. Даже есть частные лица, которые оставляют заявки. В этом году пара-тройка есть таких обращений. Стоимость такой съемки небольшая – 6–10 тысяч тенге…»

Что же до государственных органов – то, по словам Ергазы Нургалиева, за весь 2017 год таковым планируется поставить снимков на 921 миллион тенге (что также контрастировало с заявлениями предыдущего руководства о поставках снимков на сумму минимум в девять миллиардов тенге).

Купить снимки у китайцев не просто, а очень просто?

Кстати, в 2017 году НК «КГС», если можно так выразиться, перестал быть казахстанским спутниковым монополистом – с помощью компании «Spaceflight Industry», предоставившей услуги ракеты Falcon-9, сначала с космодрома в Индии, а затем с космодрома в Калифорнии, были запущены небольшие наноспутники «Аль-Фараби-1» и «Аль Фараби-2», созданные в технопарке Центра космических технологий и дистанционного зондирования Земли при КазНУ имени аль-Фараби.

Спутники эти конечно были весьма небольшой мощности, но делать свои снимки оказались тоже способны. И даже, по словам директора кластера инжиниринга и наукоемких технологий научно-технологического парка КазНУ Амирхана Темирбаева, их продукция имеет заказчиков в лице того же МСХ, МЧС и некоторых областных акиматов.

При этом, основное сотрудничество ведется с китайскими партерами, которые также предоставляют свои спутниковые снимки для последующей дистрибуции:

«Второе направление работы – это центр дистанционного зондирования Земли. Здесь ребята занимаются обработкой спутниковых данных. Наш центр в коллаборации работает с несколькими институтами Китайской академии наук. У нас есть виртуальная наземная станция, где получаем спутниковые данные от пяти китайских спутников различного разрешения. Специалисты, обрабатывая эти результаты, дальше внедряют их в реальный сектор экономики…

Заключили меморандум с китайской компанией, которая разработала платформу по обработки космоснимков, электронных карт. Наш университет является дистрибьютором по РК, мы можем продавать эти данные.

Мы можем брать данные, в принципе, с любых спутников.Договоренности есть с китайскими партнерами. У них пять спутников, которые они нам предоставляют возможность непосредственно смотреть. А вообще, у них 27 спутников дистанционного зондирования. Но мы с них тоже можем снимки приобрести…»

В общем, технология международного сотрудничества вполне понятна, и в связи с этим, можно задастся вопросом – что мешает примерно по такой же схеме осуществлять перепродажу спутниковых снимков производства КНР и другим организациям. Например, «КГС»? То есть, то, что, собственно, и утверждает агроэксперт Кирилл Павлов…

Кстати, опять забегая немного вперед, можно отметить, что к 2021 году ситуация с торговлей спутниковыми снимками разного происхождения, судя по всему, приобрела в Казахстане уже такой размах, что потребовала дополнительного регулирования:

«То, что сегодня используются некоторыми компаниями низкого качества снимки и продаются за бешеные деньги акиматам, это – неправильно» – заявил в ходе своего брифинга в апреле 2021 года министр цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Багдат Мусин, а затем несколько витиевато изложил свое видение проблемы и поратовал за то, чтобы «все занимались дистанционным зондированием Земли»:

«Спутник, это всего лишь съемка, фотография, а что на ней есть, как это интерпретируется, какие алгоритмы на этом строятся, это – совсем другой бизнес…

Но нужны стандарты. Сегодняшние космоснимки делятся на три категории: среднего, высокого и низкого разрешения. Космоснимки, которые используются сегодня, чтобы выявлять незаконное использование земли, это бесплатные снимки низкого разрешения, которые, в принципе, не рекомендуется использовать, чтобы судить, это – незаконное использование или законное. Поэтому, мы всего лишь говорим о том, чтобы были стандарты. «Қазақстан Гарыш Сапары» – это пример, у него есть спутники связи среднего разрешения и компания может снимать и интерпретировать эти снимки.

Если кто-то готов покупать снимки среднего разрешения и на их базе строить алгоритмы, МЦРИАП бизнесу открыто. Моя задача стимулировать бизнес в этой части, чтобы все занимались дистанционным зондированием Земли… Мне на руку, что такой бизнес будет развиваться...»

Впрочем, несмотря на всю убежденность и оптимизм министра, насчет перспектив всеобщего ДЗЗ особой ясности не прибавилось.

Хотя бы по той причине, что, как выяснилось, даже то зондирование, что осуществляется двумя спутниками «KazEOSat-1» и «KazEOSat-2», во-первых, не сильно оперативно с технической точки зрения, – по словам руководителя компании «КазАэроСпейс» Баглана Казиева, тот же KazEOSat-1 пролетает над Казахстаном один раз в три дня, а во-вторых, изрядно ограничивается в коммерческих «маневрах» законодательством о государственных секретах, согласно которому, информацию с казахстанских спутников нельзя раскрывать, не согласовав ее с целым рядом инстанций, в том числе Министерством обороны.

«Таким образом, мы сами себя ограничиваем в возможности развития. Получается парадокс. Используя иностранные снимки, то есть инвестируя в чужую экономику, мы можем снимать ту же территорию Казахстана, а пользоваться своими спутниками для съемки своей же земли нельзя – попадаем под действие закона. Конечно, можно отправить запрос в Минoбoрoны. Ответа придется ждать около месяца, причем как положительного, так и отрицательного…», – заявил Багдад Казиев в интервью республиканским СМИ в декабре прошлого года.

Причем, как выясняется, эта проблема появилась отнюдь не в прошлом году. Например, об этом же еще в июне 2017 года говорил на заседании нижней палаты парламента председатель комитета по вопросам экологии и природопользованию Мажилиса Глеб Щегельский :

«Существуют проблемы по использованию данных космических систем дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ). Предоставленные материалы свидетельствуют о наличии ряда проблем и необходимости длительного согласования с заинтересованными госорганами передачи сделанных космических снимков. Полагаем, что чрезвычайная ситуация, которая имела место быть в ряде регионов с приходом весны и последствия паводков позволит министерствам сообща решить уровень секретности предоставляемых снимков для оперативного реагирования и их доступа для использования широкими массами…»

Таким образом, вопрос как самой эффективности действующих спутников ДЗЗ, так и полноценного использования именно их продукции, был далеко не праздным, начиная с момента запуска аппаратов, и не потерял своей актуальности по сей день.

Особенно в свете того, что, по сути, так и не начав функционировать «на полную катушку», имеющиеся спутники уже начали морально и физически устаревать (о многочисленных проблемах замещения спутниковой группировки страны мы более подробно поговорим чуть позже).

В итоге, информация о том, что представители НАСА через посольство США подариликазахстанскому национальному космическому центру снимки нашей страны из космоса («высококачественные спутниковые фото включали в себя значимые объекты республики – столицу, Аральское море, озера Алаколь и Балхаш», – говорилось в сообщении) и выразили надежду на то, что ознакомившись с продукцией НАСА, казахстанские школьники и студенты почувствуют интерес к изучению космоса, даже не выглядела немного странной (при, казалось бы, таком мощном охвате страны собственным космомониторингом) и вполне вписывалась в теорию о том, что немалая часть «разрешенной к употреблению» спутниковой фотопродукции произведена за пределами нашей страны.

Раз нельзя приватизировать, будем развиваться за счет бюджета.

В очередной раз проблема спутников (точнее полноценных прав на их использование и распоряжение как имуществом) была поднята во время реализации «Комплексного плана приватизации на 2016–2020 годы», в числе объектов которого значилось и АО «НК Казакстан Гарыш Сапары».

Теоретически, то, что НК «КГС» подлежит приватизации, было известно с января 2016 года, но практически речь о разгосударствлении встала лишь в начале 2018 года и сразу вызвала бурную реакцию со стороны представителей аэрокосмической отрасли страны.

И здесь все опять уперлось в спутники ДЗЗ, которые теперь хоть и формально принадлежали Казахстану, но не могли быть переданы кому-либо без согласия французов (страны, входящей в НАТО). Причем, вплоть до применения санкций со стороны США и ЕС.

«Казахстан не может передавать КС ДЗЗ (космические системы дистанционного зондирования земли) третьей стороне без предварительного письменного согласия французской стороны. До настоящего времени Казахстан не получил письменное согласие Франции на переуступку КС ДЗЗ третьим лицам. Приватизация «Қазақстан Гарыш Сапары» приведет к нарушению международных обязательств со стороны Казахстана и возможному введению санкций со стороны США и Европейского союза…», – говорилось в депутатском запросе Талгата Мусабаева (к этому времени он стал депутатам Сената) на имя тогдашнего премьер-министра Бакытжана Сагинтаева в марте 2018 года.

«В этой связи целесообразно исключить «Қазақстан Гарыш Сапары» из перечня приватизируемых предприятий. Более того, данным предприятием эксплуатируется стратегический объект двойного назначения (КС ДЗЗ), который создан с помощью французской стороны в единственной стране, не являющейся членом НАТО, которой в виде исключения были переданы технологии двойного назначения. Также, приватизация этого предприятия ограничит доступ министерств и ведомств к данным, получаемым с помощью систем, что негативно отразится на государственном регулировании отраслей экономики, уровне национальной безопасности и обороны, подготовленности сил гражданской защиты к ликвидации чрезвычайных ситуаций и предупреждении таких ситуаций, так как возникают риски по получению оперативных данных космического мониторинга основными потребителями, такими как МО РК, МВД РК, КНБ РК, внешняя разведка «Сырбар…»

Судя по всему, в правительстве к приведенным доводам прислушались и в очередном постановлении №908, вышедшем в декабре 2020 года, «О некоторых вопросах приватизации на 2021–2025 годы», НК «Казакстан Гарыш Сапары» в качестве потенциального объекта на приватизацию уже не фигурировала.

Кроме того, постановлением правительства №193 от 13.04.2018 года были внесены изменения в Стратегию развития АО НК «Казакстан Гарыш Сарпары» до 2020 года. Сам документ носил гриф «Для служебного пользования», однако в ходе обсуждения некоторых его положений в Мажилисе стало понятно, что в основном речь идет о форсированном техническом перевооружении отрасли в целом и спутниковой группировки в частности.

Или еще точнее – развитии собственной спутниковой индустрии, создании новых спутников казахстанского производства проекта KazSat-2R и обновлении группировки спутников ДЗЗ среднего и высокого разрешения (для этого требовалось «довести до ума» СбИК – сборочно-испытательный комплекс космических аппаратов, для достраивания которого, и без того ранее потребовалось выделение дополнительных 19 миллиардов тенге и который к 2021 году вроде как уже должен был бы освоить серийное производство спутников).

Однако, и этому громадью планов, к сожалению, сбыться было так и не суждено…

(Продолжение следует)

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

12:25
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Здесь будет ваша реклама
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.