Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz

Есть ли будущее у казахстанского интернета?

Есть ли будущее у казахстанского интернета?

Ранней весной этого года в связи с событиями на Украине большинство западных компаний один за другим объявили об уходе из России. Если со стороны игроков торгово-экономического блока, не понаслышке знающих и даже в той или иной степени участвовавших в санкционном противостоянии, этот демарш был где-то ожидаем, то решение технологических структур, обеспечивающих работоспособность мирового интернет-трафика, вызвало большой переполох среди профильных объединений.

Речь идет об известных всему миру магистральных провайдерах Cogent, Lumen, Лондонской точке обмена интернет-трафиком (LINX), заявивших в марте текущего года об отключении российских провайдеров от Всемирной сети.

Сообщалось, что причиной данного решения стала связь российских компаний с лицами, подпавшими под санкции.

Тема сразу же стала центральной на страницах изданий, экспертное сообщество в один голос предсказывало мрачные перспективы, вплоть до полной изоляции России, а вместе с ней и других стран, получающих на ее территории свой трафик.

«Если отключить Россию, то без интернета останется вся Средняя Азия — Казахстан, Узбекистан, Киргизия, Грузия, Армения, потому что связность они получают через РФ, кабели проходят по стране» — утверждал, в частности, исполнительный директор «Общества защиты интернета» Михаил Климарев.

Не добавляла оптимизма появление и такой проблемы как нехватка и удорожание телекоммуникационного оборудования, необходимого для модернизации сетей, возникших после ухода из России компаний Ericsson и Nokia. По прогнозам отраслевых организаций (комиссия РСПП, IT) резервов оборудования операторов связи хватит на полгода, возможны сбои в их работе. И действительно, в скором времени специалисты констатировали падение скорости мобильного трафика.

Разумеется, что эти новости не на шутку «встряхнули» и казахстанских пользователей. По данным экспертов через РФ мы получаем не менее 95% интернет-трафика (Россия, в свою очередь, подключена к сети через точки обмена трафиком в Европе), что, в общем-то, является красноречивым показателем высокой степени зависимости нашей страны от российских поставщиков (АО «Казахтелеком» получает транзит через российские компании: «Ростелеком», «Транстелеком», «МегаФон», VEON и China Mobile (Россия).

Однако, в действительности дело не пошло дальше громких заявлений. «И Сogent, Lumen и остальные международные провайдеры продолжают предоставлять свои услуги российским компаниям», — сообщил позднее известный эксперт по интернет-инфраструктуре, директор по интернет-анализу компании Kentik Дуг Мэдори.

Причины, по которым эти компании, в отличие от множества других субъектов западного бизнеса, предпочли не идти на разрыв отношений с российским рынком оказались достаточно прозаичными.

В первую очередь — интересы бизнеса. Cogent и Lumen являются операторами первого уровня (Tier-1), то есть это операторы, которые не являются клиентами по отношению к другим операторам связи, объясняет Михаил Климарев.

К примеру, Cogent являясь крупнейшим магистральным провайдером в США, обеспечивает доступ в интернет в Северной и Южной Америке, Евразии, Австралии и Африке. Длина оптико-волоконных кабелей Cogent для дальней связи составляет 97 тысяч км, а городских — 63 тысячи км. Провайдер подключен к другим 7569 сетям.

Lumen Technologies — крупнейший провайдер телекоммуникационных услуг в США, обслуживает более 800 тысяч километров оптоволоконных кабелей по всему миру.

Лондонская точка обмена интернет-трафиком LINX (London Internet Exchange Network) объединяет более 950 различных операторов и является одним из крупнейших в Европе сетевых хабов с пиковым на текущий момент трафиком 6,89 Тбит/с.

Российский же сегмент сети обеспечивает им целостность глобальной интернет-инфраструктуры (строительство которой, отметим, является процессом технологически сложным, затратным и требующим длительного времени) с одной стороны, с другой – являясь географически близкой к Европе точкой, сохраняет скорость передачи данных, а значит — конкурентоспособность компаний (исходя из простой формулы, что чем меньше расстояние, тем быстрее скорость интернета).

Все прекрасно понимают, что разрушение налаженных связей, пусть даже речь идет только о российской «доле пирога», приведет к неминуемой утрате позиций на мировом рынке, которые, кстати, тут же будут заняты конкурентами. Одним словом, этим товарищам было что терять.

Поэтому, по общему мнению, западных и российских специалистов сокращение сети не было выгодно никому, а озвученные операторами планы об уходе из России – выражение своей позиции на происходящие события, не более того.

Другой причиной по которой отключение России от интернета не состоялось, являлся политический аспект. В условиях набирающей обороты «холодной» войны интернет-ресурсы не первый год выполняют роль своеобразных рупоров, через которые доводится «альтернативная» (по мнению западных идеологов) информация.

Утрата этого средства влияния на целевую аудиторию никак не входит в планы Госдепартамента США: «Мы призываем своих иностранных партнеров, глобальных операторов связи, провайдеров, чтобы те не предпринимали попыток и действий, направленных на ограничение доступа обычных пользователей к интернету. Граждане Российской Федерации должны иметь доступ к сети, чтобы в страну могла поступать информация из различных источников. Власти США намерены сделать всё необходимое, чтобы информационная среда на территории России не была ограничена ещё сильнее, а интернет был максимально свободным и открытым», – отметил в одном из своих заявлений представитель Госдепа Нед Прайс.

За этой гуманистической риторикой конечно же не раскрывается возможность использования и других функций интернета, таких как отслеживание через провайдеров, браузеров, действий в интернете буквально каждого пользователя.

В этом же русле уместно упомянуть информацию Роскомнадзора о значительном увеличении в последнее время количества кибератак на российские серверы.

Не случайно еще задолго до событий текущего года Россией взят курс на строительство самостоятельной инфраструктуры, способной защитить свои сервисы от внешних угроз. С 2019 года здесь действует Закон о так называемом «суверенном рунете», призванный по замыслу инициаторов защитить российский сегмент сети на случай отключения извне. Им предусмотрено создание реестра точек обмена трафиком, системы доменных имен, проведение годовых учений для участников интернет-рынка. Основное внимание уделено формированию системы фильтрации контента, прежде всего, путем установки на сетях операторов технических средств противодействия угрозам (ТСПУ — специальное оборудование, позволяющее фильтровать трафик и ограничивать доступ к запрещенным сайтам, как например, оборудование DPI (Deep Packet Inspection)).

Специалисты к этим новшествам отнеслись с определенной долей скепсиса, ставя под сомнение способность национального ресурса работать в режиме изоляции, проводя аналогии с Великим китайским фаерволом (программа «Золотой щит», блокирующая западные социальные сети и сайты).

«Безусловно, Китай полностью отключен от глобальной сети, но и внутри у них все работает. Россия в этом плане не Китай: не думаю, что в изоляции в России все будет работать без проблем", — прокомментировал ситуацию Дуг Мэдори.

С ним согласны и некоторые российские эксперты, считающие, что, если Россия отключит себя изнутри, в работе русской части интернета могут возникнуть перебои (установка ТСПУ приводит к изменению конструкции сетей, увеличивается вероятность аварий).

Тем не менее, реализация указанных выше законодательных норм с позиции Роскомнадзора идет полным ходом. Ведомством заметно ужесточен контроль за соблюдением провайдерами требований о блокировках ресурсов (речь идёт о блокировках запрещённых контентов, СМИ и установке оборудования для фильтрации трафика). Невзирая на введённый правительством мораторий, регулярно проводятся проверки, к которым привлекается Генпрокуратура.

Игнорирование установленных требований влечет самые серьезные последствия для нарушителя, включая привлечение к административной и уголовной ответственности, блокировки ресурсов и т.д.

После начала украинских событий в России были заблокированы Twitter, Facebook и Instagram (владеющая последними двумя компания Meta признана в России экстремистской и запрещена), а также десятки СМИ.

И судя по достаточно решительному настрою государственных органов перспектива отказа России от глобального интернета уже не кажется далекой.

Данный аспект все чаще заставляет казахстанскую общественность задаваться вопросом — готов ли Казахстан к такому повороту событий?

Ситуация в этом вопросе не однозначна. Мнения профильных ведомств и организаций разнятся с позицией экспертного сообщества.

Представители крупнейшего казахстанского провайдера АО «Казахтелеком» сообщают, что если Россия перейдет на автономный интернет, то в Казахстан трафик будет доставляться транзитом через ее территорию с точкой терминации в Европе.

Остается только выяснить готова ли в нынешней ситуации Россия предоставить свои транзитные возможности для страны, которую (будем откровенны) хотела бы оставить в пределах своего информационного пространства?

Вопрос не праздный. Достаточно вспомнить неединичные факты направления Роскомнадзором уведомлений в адрес казахстанских СМИ о необходимости удаления с сайта материалов, освещающих ситуацию вокруг Украины (NewTimes.kz, Ratel.kz, 716.kz и др).

Недовольные молчанием МИДа, тихо «проглотившего» эти «пилюли», на указанные события тогда отреагировали общественники, расценившие нападки российского госведомства на казахстанские медиа-ресурсы как вмешательство во внутренние дела Казахстана.

Другой возможностью подключения к глобальном интернету является транзит через территорию Китая, сообщил заместитель министра цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Асхат Оразбек.

Однако, не все специалисты с этим согласились, считая, что подключение к интернету через Китай в силу большой протяженности данного маршрута приведет к значительному снижению скорости и дороговизне трафика.

Для многострадального казахстанского интернета, качество которого не ругает, наверное, только житель отдаленного аула, этот фактор конечно же критичен.

Здесь же возникает вопрос о том, как китайский транзит будет стыковаться с концепцией упомянутого выше китайского файрволла, знаменитого на весь мир такими опциями как тотальная цензура и контроль интернет-инфраструктуры.

Так или иначе причин по которым Министерству цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности требуется все тщательно взвесить и незамедлительно приступить к реализации плана «Б» более чем достаточно.

Пока что в арсенале стратегий этого министерства есть «Белая книга», презентованная месяц назад на международном форуме «Навстречу цифровому Казахстану». В ней предлагаются рекомендации по дальнейшему развитию и совершенствованию нормативных правовых актов, а также актуальные задачи для отрасли: «На сегодня это строительство волоконно-оптических линий связи (ВОЛС) по дну Каспийского моря от Казахстана до Азербайджана для пропуска трафика по направлению Азия – Европа, внедрение мобильной сети пятого поколения 5G, строительство национальной гипермагистрали Запад – Восток и создание центра обработки данных не ниже уровня TIER-III для транзита и хранения международного трафика», — рассказывал участникам форума вице-министр Асхат Оразбек.

Суждено ли этим планам воплотиться в жизнь покажет время. 

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

10:30
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Здесь будет ваша реклама
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.