Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz
$451.31
487.32
4.90

Обзор казахской прессы: О чем говорят казахи, уехавшие на заработки в другие государства, и депутаты

Обзор казахской прессы: О чем говорят казахи, уехавшие на заработки в другие государства, и депутаты

Казахстанская наука: пора прекратить плодить симулякры

Не секрет, что множество казахстанцев сегодня широким потоком выезжают за рубеж не только на отдых, но и для того, чтобы устроиться там на работу. Разумеется, об этом явлении часто пишут казахстанские СМИ, как на государственном, так и на русском языках… Любопытный материал из под пера журналиста Баян Мұратбекқызы вышел на эту тему на прошлой неделе и в газете «Жас Алаш»: «Елге емес, еңбегіне сенген. Шетелге кеткен қазақтар»– «Верил не стране, а в свою трудоспособность. Казахи, уехавшие за границу». В преамбуле своей статьи, описывая примерный контингент убывающих на заработки казахов, журналист сокрушается: «Самое тяжелое – 70% из них – специалисты трудоспособного возраста, а четверть – специалисты с высшим образованием. В основном лидируют представители технической сферы, экономисты и педагоги. Есть много медицинских работников, юристов, архитекторов. Кроме того, мы видим, что увеличивается количество желающих трудоустроиться на тяжелые полевые работы и низовые должности на заводах-фабриках. Несмотря на возраст, образование и прочее, кажется, что все перешли на поиски благополучия в другой стране. Что это за знак? Получается, мы (видимо, подразумевается Казахстан – прим.) не можем найти работу нашим соотечественникам, отбывающим за лучшей долей за рубеж? Для того, чтобы разобраться с этим вопросом, мы специально общались с молодежью, учеными-исследователями, отправившимися за рубеж».

Перед читателями «Жас Алаш» предстает целая галерея казахов-гастарбайтеров. Первым рассказал о своем таком житье-бытье человек, который не захотел открыть своего настоящего имени. В тексте он фигурирует как «Еділ Самат». Вот его история. Совсем недавно он отбыл в Шарджу (ОАЭ). До этого где он только не работал, вплоть до банковской системы. Ни в одном из мест, где он работал, ему не хватало зарплаты. Теперь он работает в курьерской службе, менеджером в компании, которая связана с такими знакомыми компаниями, как Kaspi.kz и «Яндекс такси». Они доставляют потребителям в основном бытовую технику и продукты питания, готовую пищу. Он распределяет заказы между курьерами. Если надо помогает решать те или иные проблемы заказчикам. Зарабатывает около 5 тысяч дирхамов, это примерно свыше 600 000 тенге + различные бонусы. Текущее состояние его устраивает и он рассчитывает так поработать с полгодика, а потом что-то освоить еще…

Куаныш Абдаллаулы обосновался в Южной Корее еще 5 лет тому назад. В начале рассчитывал поработать 2 года не больше, теперь планирует вернуться на Родину только в 2030 году (почему именно до этой даты, об этом чуть ниже – Ред.). Люди, которые работали прежде в Южной Корее, на его глазах на заработанные деньги купили дом в Казахстане (Кентау), а кто-то сумел на заработанный капитал сам поднять новый дом. Увидев это – он в 2018 году сам тоже рванул на Корейский полуостров. Теперь летом работает на полях, зимой на производстве деталей для солнечных батарей. В Южной Корее работы хватает всем. Особенно много представителей таких стран, как «Бангладеш, Пәкістан, Үндістан, Өзбекстан». Он зарабатывает каждый месяц не менее 700 000 тенге и ставит резонный вопрос: «А у нас где ты такие заработки найдешь?». Куаныш за прошедшие 5 лет ни разу не наведывался в Казахстан. Он живет и работает в районе города Пусан, где в 2030 году состоится Всемирная выставка EХРО. Вот после ее проведения он и намерен заглянуть на Родину. Сейчас парню 26 лет.

Журналист задала вопрос Куанышу: «А ты не боялся что если бы ты прибыв в Южную Корею не нашел бы работы? Что с тобой стало бы? Ни угла, ни денег?». На что он твердо и безапелляционно ответил: «Да вы что… Тут такое в принципе невозможно, потому что найти работу куда легче, чем в Казахстане». По его словам выходит, что он сошел с трапа авиалайнера, отоспался одну ночь, а на другой день уже приступил к работе. Более того, к нему приехал его братишка 2005 г.р. А совсем недавно приехала женщина с сыном 2007 года и они уже вовсю работают. И вообще казахской молодежи обеих полов прибывает и прибывает, и работы на всех, как это неудивительно, хватает.

Далее Баян Мұратбекқызы приводит мнения людей науки, которые тоже находят себя зарубежем. Вот например что говорит Уәлбай Өмірбаев, ученый-математик, живущий ныне в США. Закончив физико-математическую школу, в свое время он поступил в профильный вуз в Новосибирске. Там закончил аспирантуру и параллельно преподавал в КазГУ. Защитил докторскую диссертацию и отправился в Шымкент и преподавал там. 5 лет не занимался наукой. Потом уезжал в научную командировку в Бразилию. После чего снова преподавал, но теперь в Евразийском университете (Астана). И, наконец-то, в конце нулевых выиграл конкурс и переехал в США. По его мнению, «наука в 90-е в Казахстане, по сути, умерла. Примерно после 2010 года пошло некое оживление. Но этого мало. Кроме как в НУ (Назарбаев университет) и КБТУ особо нигде по нашему профилю условия для научного движения нет».

И вообще, ученый выносит вердикт: наше чиновничество страшно далеко от науки. Оно не в состоянии сделать более или менее удобоваримую и цельную программу развития и поддержки научно-исследовательской работы. Вот, находясь в США, он узнает, например, как два перспективных ученых ведут некий научный проект, и они вроде попали в программу поддержки от государства. Но гранта так и не получили. Ученые чем должны теперь заниматься: поиском денег и пропитания или тем, для чего созданы их мозги? А они должны заниматься только научными изысканиями. На Западе давным-давно выстроена система поощрения истинных ученых, начиная со студенческой скамьи. Процесс так организован, что ученого не грызут проблемы бытового свойства, как постсоветских. Все ступени научно-исследовательской работы четко выстроены и есть критерии, по которым эта работа видна и, следовательно, оценивается. Всего этого, судя по мнению Уәлбая Өмірбаева, в Казахстане сильно не хватает… Именно ради таких условий, которые имеются в США, он и уехал в свое время туда. В планах есть возвращение в Казахстан. Но его же дети ему говорят: «Но ведь как будет работаться по возвращению… Не утонем ли там во всякого рода коррупционных схемах управления наукой?». И далее текст от журналиста – и такое же мнение отчасти имеет право на жизнь. Мы не видим же серьезного изменения в решении этой проблемы, «этой незаживающей язвы»?

Ученый-исследователь по биотехнологии Дубек Қазыкен солидарен с таким взглядом. По его мнению, «гылым адамына Қазақстанда дамуға мүмкіндік жоқ» – « У человека науки нет возможности развиваться в Казахстане». Он стажировался, т.е. занимался исследовательской работой в США (Техас), потом в Японии (Осака). По возвращении в Казахстан защитил докторскую, стал потихоньку искать работу и поле для научных исследований. В Казахстане было крайне затруднительно это делать, расти дальше… В 2015 устроился в США, в Мичиганский университет на медицинский факультета. 6 лет он проработал (постдокторантура) на кафедре клеточного и биологического, в последнее время ученым-исследователем… Как он рассказал журналисту: в США он не один такой казах-биотехнолог. 20 лет здесь работает ученый Касым Кабыскак. 10 лет коллега Рустем Омаров – в штате Техас. Гульжан Райымбек – это супруга Дубека Қазыкена тоже проработала научным сотрудником в университете 6 лет (сейчас он в декретном отпуске). Сам ученый напоследок говорит: «Прошло более 8 лет плотной работы. До сих пор я участвовал в 3 проектах. Теперь у нас остался один большой проект. Работа не заканчивается. Но я думаю, что когда-нибудь вернусь в страну. Но пока такого плана у меня нет, не могу точно сказать, когда именно смогу вернуться».

Далее биотехнолог подмечает, что проблемы науки в Казахстане не только в том, что мало финансирования. С другой стороны, средств выделяется даже лучше, чем в странах с близкой с Казахстаном экономикой. Одна из главных проблем – это освоение этих средств. Есть основания так говорить, потому что деньги не попадают в руки ученого, не тратятся полностью на сам проект. Один из ярких примеров – госзакупки. Вот здесь и теряется много денег. Там ты готовишь документ для регистрации необходимой вещи (материала для исследований), подписываешь у десяти человек, регистрируешь, ждешь. Чистая бюрократия. За это время материал может испортиться элементарно, достаточно простое оборудование долго не поступает. А в науке важен каждый предмет, каждая деталь. Кроме того, ученый теряет время. Блокируется работа от двух месяцев до полугода… Тогда ты вынужден сидеть сложа руки. Таким образом, в конце года приходят обязательные отчеты. А потом ученым не остается ничего, кроме как писать ложные отчеты. Я видел это своими глазами. Как в таких условиях будет развиваться наука? В этом нельзя винить даже ученых. Потому что неэффективно применяется система, которая должна обеспечить прозрачность и целевое использование государственных средств. А деньги, выделяемые на науку, расходуются не на науку, а на бюрократию. В США процесс прост. Бюджет находится под контролем руководителя, и время, и финансы подчиняются воле ученого. Бюрократии и коррупции почти нет. Нужно стремиться к такой системе, основанной на открытости, прямом действии.

Когда наука организационно выстроена, как в США, она рождает мощную научную среду, единый процесс. К примеру, изучением некой клетки и воздействия на нее определенного сигнала заняты сразу 100 институтов. Значит, есть много специалистов, которые знают отрасль и ищут решения определенной задачи. А у нас вероятность найти другого ученого, изучающего именно ту тему, которую ты исследуешь, крайне мала. Ученный цитирует: «Абай айтпақшы, білгенімді кімге айтамын, білмегенімді кімнен сұраймын?» – «Тут впору вспомнить Абая: кому я скажу, что знаю? А у кого спрошу о том, что не знаю?». Если говорить о кадровых вопросах, то мы опять упираемся в бестолковую бюрократию, в вопросы, финансирования, оплаты труда ученых-исследователей… Действительно, в просвещённом мире наука развивается семимильными шагами. А мы сильно отстаем...

После таких свидетельств свои комментарии дали аналитики Мансия Садырова и Ақжол Мәлік. По их мнению, внутреннее состояние Казахстана, начиная от социально-экономического до идеологического, будет постоянно «подогревать» желание многих и многих казахстанцев, представителей титульной нации от 16 до 45 лет активно искать лучшей доли вдали от Родины. Сегодня институциональный кризис является общим явлением для всего мира. А те, кто переезжает, переезжают в страны с относительно устойчивыми институтами. Поэтому выбор большинства падает на такие страны, как Европу, Англию, США и др. Но никто не переезжает в Нигерию, Сомали, Кению. Что касается самого Казахстана, он стоит на распутье между развитыми странами и теми, в которые никакой казах, а тем более ученый, ни за что не поедет ни зарабатывать, ни жить. Следовательно, надо утверждать прогрессивные, а самое главное устойчивые институты в самом Казахстане. А не плодить симулякры.

Вспомнили нехорошим словом Бекболата и Миттала

Youtube-канал Adal Adam поочередно делает интервью с теми депутатами парламента РК, которых известный политик (экс-депутат) Бекбулат Тлеухан, большей частью находящийся после январских событий 2022 г. в Турции, назвал «популистами». В прошлый раз мы рассказывали, как отреагировал на это депутат Мажилиса Ринат Зайытов, а теперь ведущий Youtube-канал- Adal Adam Даурен Сейтжанулы провел интервью с не менее знаковой фигурой современного казахстанского, а если быть точным до конца, то казахскоязычного политикума – с господином Ермуратом Бапи. Профессиональный журналист и менеджер казахской журналистики Ермурат Бапи, долгие годы состоявший в оппозиционных кругах, довольно витиевато порассуждал в связи с поставленными вопросами о многих ситуациях. Об отдельных темах, блогерстве, о тех слухах, которые его коллеги услышали в Туркестане, в целом на юге страны (речь идет о группе, в которой был и Ринат Зайытов). Ведущий упирал на такие моменты, которые умещаются в народную казахскую пословицу: «тех, кто выпил бочку, ушли ненаказанными, а под раздачу попадают те, что долизывали ту самую бочку», подводя к тому, что когда же возьмутся правоохранительные органы за экс-акима Умирзака Шукеева. На что Е. Бапи намекнул на политические моменты: мол, у нас (в смысле – у казахов) есть черта очень внимательно слушать сигналы сверху, от начальства, от вождя, там тоже должно сформироваться какое-то политический консенсус неких сторон, после чего следует некое практическое реализация в том или ином, скажем, жестком наказании…

Например, Даурен Сейтжанулы перечислил ряд фамилий, известных политических и государственных деятелей недавней эпохи, которые как бы вроде имеют отношению к Кантару, но до сих пор находятся на свободе. Е. Бапи из нескольких фамилий выделил акцентированно лишь две. Пока прямых доказательств на руках у депутатов нет, полностью доказана лишь вовлеченность и следовательно прямая вина только Карима Масимова.

По мнению депутата Мажилиса, нахождение Кайрата Сатыбалды под следствием – это возможно специально отведенная ему роль «козла отпущения» (эту формулировку он произнес на русском языке), т.е. человека, который взял на себя роль громоотвода от других членов царствовавшей Семьи. В любом случае, предстоит огромная и долгая работа по поиску скрытых (уведенных) сокровищ, которые необходимо вернуть в казну государства. Понятно, что она (эта работа) будет испытывать всякого рода сопротивление и это дело не одного дня, ни одного года.

Что касается Бекбулата Тлеухана, то Е. Бапи вспомнил, что за 10 дней до Кантара Бекбулат Тлеухан бросил парламент, страну и смылся в Турцию. Этот и другие вопросы висит над его головой, прежде всего как гражданина Республики Казахстан огромной тяжестью. Все годы прежней власти он ни разу не возвысил свой голос в пользу несправедливо обиженных режимом, как отдельных казахстанцев, так и всего народа в целом. Его деятельность на поприще возвышения нетрадиционных для Казахстана течений ислама – это вообще была в корне своем разрушительная деятельность. Которая еще может самым негативным образом отразиться на самочувствии нации и государства. Ибо этот яд уже впрыснут и продолжает раскалывать казахский социум…

Ну а на youtube-канал AbayLive солировал другой депутат парламента – Ерлан Сайыров. Вместе с ведущим Абаем Сейфоллой они задели много вопросов в треугольнике: инвестор – работники предприятия – государство. На примере ситуации сложившейся вокруг горно-металлургического гиганта, пока еще носящего имя зарубежного инвестора и вчера еще его хозяина, «Арселор Миттал Темиртау». Он включает в себя два крупнейших актива – угольный и стальной комплексы. Теперь, как известно, на хозяйство пришел свой, казахстанский инвестор. Депутат подробно рассказал, до какого состояния довел когда-то красу и гордость советской металлургической промышленности Кармет забугорный миллиардер Лакшми Миттал. Довел до ручки, прежде всего, социальную составляющую предприятия, шахтеров, металлургов. От получаемой прибыли мало что получали рабочие и госбюджет страны. Теперь осталось увидеть, как справятся с сонмом проблем отечественные владельцы «Арселора». Что касается депутатов, то их задача пересмотреть многие законы, регулирующие функционирование многих крупных предприятий, где заведовали зарубежные олигархи, местные – к обоюдовыгодному взаимодействию. Хозяева-инвесторы, работники и государство (госбюджет).

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

15:10
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Здесь будет ваша реклама
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.