Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz

Они окружают президентов. Часть 1. Экономисты (начало)

Они окружают президентов. Часть 1. Экономисты (начало)

В прошлом году выпустил сборник очерков по новейшей истории Казахстана «Вся королевская конница» и те коллеги, которые прочитали работу, попросили немного поподробнее осветить персональный состав президентской команды, поскольку основная часть работы была посвящена идеологическому блоку и событиям внутриполитической истории.

Сегодня структура президентской администрации несколько устаканилась и стала привычной, но это своего рода аберрация восприятия. Сама администрация складывалась на базе аппаратов ЦК Компартии Казахстана, Верховного Совета и Совета Министров. Ее роль особенно в первые годы менялась, да и сегодня авторитет АП, как и других структур, во многом зависит от персональной расстановки.

В конце 1990 года совсем еще молодой Аппарат президент присоединил к себе намного более древний и крупный аппарат правительства, использовал его для выработки новой модели, а затем, весной 1994 года, аппараты опять разъехались. В 1995 года аппарат стал администрацией, о еще долго не мог найти оптимальную модель в силу переплетения полномочий между главой АП, госсекретарем и первым помощником президента. Госсекретарям старались спихнуть преимущественно представительские функции (Кекилбаев, Абдыкаликова), но они категорически сопротивлялись и пробивали себе то внешнеполитические (Токаев, Саудабаев), то идеологические вопросы (Саудабаев, Кул-Мухаммед, Тажин). Джаксыбеков, к примеру, пробил в свое время вопросы обороны, спорта и оборонной промышленности.

От должности первого помощника удалось избавиться в начале 1999 г., но вскоре укрепился институт начальника канцелярии президента, которая стала своего рода «администрацией администрации президента», периодически отвоевывая себе функции по госнаградам, госсекретам, протоколу, кадрам и пресс-службе.

Отдельной империей стало и Управление делами президента (УДП), получившее самостоятельность в конце 1995 г. и взявшее функции не только по обеспечению деятельности президента, правительства и парламента, но по строительству новой столицы, освоению курорта Боровое и – в зависимости от личности руководителя – по множеству иных вопросов: от конезавода при Досмухамбетове до медиа-холдинга при Дадебаеве.

В 1991 году появился Совет безопасности, который потихоньку обзавелся небольшим, но быстро растущим аппаратом. Функционал менялся опять-таки в зависимости от личности секретаря СБ, которые то имели, то не имели статус помощника президента. Вследствие этого в протокольное старшинство вносились изменения (указами президента!), то поднимавшие их, то опускавшие. В 2019 г. предполагалось, что Совбез, перешедший в ведение первого президента, станет самостоятельной структурой, но этого не произошло, а в нынешнем году пост председателя вернулся к президенту.

Возвращаясь к самой АП, то на первых этапах должности замруков считались техническими. Кураторство ключевых направлений осуществляли вице-премьеры, после их выделения замруки и помощники периодически сталкивались лбами на предмет для выяснения своего статуса и полномочий, но затем их де-факто уравняли в правах. Де-юре замы выше помощников, но так было не всегда.

Экономикой в президентском аппарате изначально занимался Даулет Сембаев как член Президентского совета, зампред Высшего экономического совета, вице-премьер и первый вице-премьер. Над ним пытался возвышаться вице-президент Асанбаев, отвечавший вначале за стратегию, но его вскоре отодвинули от реальной власти. В качестве внешнего советника для работы в ВЭС пригласили американского профессора Бэнга, но последний свои советы свел к необходимости создания КИМЭП, который потом возглавил, а еще позже – приватизировал.

«Под» Сембаевым существовал аппарат ВЭС, куда позвали работать молодых экономистов преимущественно из бывшего НИИ Госплана, занимавшегося математическими моделями в экономике (ВЭС возник отчасти на базе недолго просуществовавшей Госкомиссии по экономической реформе по главе с Каратаем Турысовым, которого быстро отодвинули от экономики). Тут надо отметить, что несмотря на «госплановость», экономические консультанты быстро перешли от Маркса к монетаризму, миновав Кейнса. Причина была достаточно проста – российский опыт, рекомендации (и требования) МВФ и доступ к переводной литературе, обильные цитаты из которой тут же шли в рекомендации наверх.

Помимо ВЭС, его отделов и имевшегося при нем Совета экономических консультантов существовали еще несколько экономических отделов АП, доставшихся от Совмина. После того, как Сембаев перешел в правительство, замом ВЭСа стал докторант ЦЭМИ Бейсембай Изтелеуов, но через год его отправили министром экономики, ВЭС упразднили и создали группу экономических советников президента (Карабек Акимбеков), потом группу (потом совет) экономических консультантов президента (Сакен Аманжолов, затем снова Изтелеуов). В таком виде СЭК вошла в разделенный аппарат президента, где летом 1994 года появился пост помощника президента по экономической реформе, который заняла профессор КазГУ Гульжана Карагусова. Осенью 1994 года Изтелеуов пролоббировал создание Госбанка развития и возглавил его, а СЭК передали Карагусовой. Тут надо напомнить, что в конце 1993 года Сембаев ушел в Нацбанк, а первым вице-премьером стал зам. главы Семипалатинской обладминистрации Акежан Кажегельдин. Осенью 1994 года он возглавил правительство, которое с того момента проводило сугубо монетарные реформы и приватизацию, отбросив все программы и проекты, которые готовились ранее (вице-премьерами по экономике при нем были Виктор Соболев, а затем Александр Павлов).

Кажегельдина сначала рассматривали как камикадзе, но он быстро окреп аппаратно и политически, что повлекло за собой попытки выработать альтернативную экономическую политику и контроль за правительством в АП. Но получалось плохо. Карагусову перевели председателем Нацкомиссии по ценным бумагам. При создании администрации планировалось создание Высшего экономического совета, но его создать сразу не получилось, а вместо него временно возник отдел экономической политики под общим кураторством Тажина. Только через полгода возник ВЭС, который возглавил… руководитель правительственного аппарата Ержан Утембаев. Через год было создано Агентство по стратегическому планированию, на которое перевели Утембаева, а ВЭС достался главе Народного банка Какимжанову, причем в ранге помощника президента. К осени АСП вместе с Агентством по контролю за стратегическими ресурсами разработали тематику «голландской болезни» и прообраза будущего Нацфонда, а все вместе (с участием известных в Казахстане иностранных специалистов) – программу «Казахстан-2030». Кажегельдина отправили в отставку. ВЭС переименовали в Национальный совет по устойчивому развитию с тем же Какимжановым во главе, Агентство по контролю за стратегическими ресурсами упразднили, а ставшее АСПИРом АСП передали в правительство вместе с Утембаевым (в народе агентство тут же прозвали «аспирином»).

Весной 1998 г. к стране приблизился азиатский экономический кризис, что привело к привлечению в правительство юной финансовой олигархии. Замруком АП по экономике ненадолго стал Умирзак Шукеев (на тот момент глава БТА). АСПИР стремительно потерял большую часть полномочий, а затем вернулся в президентский блок, который одновременно покинул Какимжанов, решивший заняться приватизацией Народного банка. Национальный совет по устойчивому развитию был упразднен с передачей полномочий АСПИРу. Тут же в акимы ушел и Шукеев.

Поскольку АСПИР стал своего рода парией центр экономической политики ушел в правительство, где был демонстративно создан Совет по экономической политике во главе с премьером. В АП на всякий случай создали отдел по вопросам социально-экономических реформ, на который назначили зам. директора департамента АСПИРа Кайрата Келимбетова. После досрочных президентских выборов, запущенных перед ожидавшейся девальвацией, в АП вновь появилась должность замрука по экономике, которую занял экс-министр финансов Сауат Мынбаев. Отдел по вопросам социально-экономических реформ переименовали в отдел социально-экономического анализа, причем сам Келимбетов большую часть времени находился на учебе в Джорджтаунском университете. В июле Мынбаев был переведен министром сельского хозяйства, а осенью правительство Балгимбаева развалилось, и премьером стал Касым-Жомарт Токаев. Утембаев был назначен вице-премьером, Келимбетов – председателем Агентства по стратегическому планированию, а зампред Нацбанка Искандер Бейсембетов – зав. отделом социально-экономического анализа.

Весной 2000 г. на пост замрука по экономике была приглашена вице-президент «Казахтелекома» Жаннат Ертлесова – многолетний вице-министр экономики и финансов. В декабре Утембаева убрали из правительства, где его сменил Джандосов, и перевели замруком АП. Поскольку экономика была занята, то ему поручили регионы. Но экономика вскоре «осиротела». Келимбетов стал первым вице-министром финансов, а Ертлесова – замминистра обороны по экономике и финансам. Год был весьма бурный, причем в плане экономики, но кадров для экономики в АП почему-то не хватало (благо руководитель администрации Калмурзаев сам занимался множеством вопросом). В октябре Бейсембетова перевели главой АСП. Поскольку кабинет Токаева с самого начала своей деятельности пытался избавиться от навязчивого влияния группировок, связанных с «Казкоммерцбанком» и «Туран-Алемом», обладавших значительными медийными и политическими ресурсами, то экономические дискуссии быстро приняли характер информационной войны, а затем и политического противостояния. В результате ноябрьского кризиса большая часть экономического блока была уволена, а вице-премьером по экономике стал министр транспорта и коммуникаций Карим Масимов – выходец из АТФ и Народного банка, что само по себе достаточно символично (первый банк был основан Утемуратовым, второй в итоге приватизировал Кулибаев).

В январе 2002 г. Назарбаев сменил Токаева и Калмурзаева, передав их посты Тасмагамбетову и Абыкаеву. После долгой паузы отдел социально-экономического анализа возглавил госинспектор Батырхан Исаев, а кураторство блоком вернули Утембаеву (регионы отдали Калмурзаеву, ставшему теперь замруком). Осенью АСП окончательно упразднили с передачей функций Министерству экономики и бюджетного планирования (министр – Келимбетов). Туда же замом ушел и Исаев, а отдел достался еще одному госинспектору Марлену Искакову.

Экономическое министерство, надо сказать, реорганизациям подвергалось нещадно. Госплан в 1990 г. стал Госкомитетом по экономике, тот в 1993 г. – Министерством экономики, в 1997 г. – Министерством экономики и торговли, а затем – Агентством по стратегическому планированию и реформам. В 1998 г. возник Комитет по экономическому планированию МЭИТ, в 1999 г. ставший Агентством по экономическому планированию, затем Министерством экономики, в 2000 г. реорганизованный в Министерство экономики и торговли, а в 2002 г. – Министерством экономики и бюджетного планирования (забегая вперед дополним: с 2010 г. – Министерство экономического развития и торговли, с 2013 г. – Министерство экономики и бюджетного планирования, с 2015 г. – Министерства национальной экономики).

Не меньшим реорганизациям (не сказать, реформам) подвергались органы по антимонопольной политике и по инвестициям. В 1992 г. возникло Национальное агентство по иностранным инвестициям (им руководили поочередно вице-премьер, премьер и первый замминистра экономики), которое потом стал Комитетом по использованию иностранного капитала, а затем был передан в ведение Минфина, переименовался в Комитет по внешнему заимствованию и тихо умер там в 1999 г. Еще до его ликвидации возник Госкомитет по инвестициям, ставший потом Агентством по инвестициям, потом Комитетом по инвестициям, которое и по сей день гуляет по разным министерствам.

Наслаждаться самостоятельным экономическим планированием Утембаеву пришлось недолго. В январе 2003 г. помощником президента стал немного побывавший в оппозиции Ураз Джандосов. В феврале появилась «Концепция разграничения полномочий между уровнями государственного управления и совершенствования межбюджетных отношений». Летом Джандосова перевели в АРЕМ, а помощниками президента стали экс-министр индустрии и торговли Мажит Есенбаев и экс-вице-премьер Масимов. Правительство в тот момент пыталось запустить Стратегию индустриально-инновационного развития (СИИР) на 2003–2015 гг., о которой задумались поскольку цены на нефть (и доходы бюджета) рванули вверх, а промышленность успела исчезнуть. Искаков возглавил Налоговый комитет, а на отдел назначили первого зам. гендиректора Института экономических исследований Максата Муханова.

Весной 2004 г. в послании «К конкурентоспособному Казахстану, конкурентоспособной экономике, конкурентоспособной нации» впервые на официальном уровне появилась внедренная Келимбетовым тематика кластеров – «В целях реализации Стратегии индустриально-инновационного развития важно определить приоритеты развития. Правительство должно привлечь экспертов мирового уровня, провести необходимый анализ конкурентных преимуществ страны и до конца года сформулировать конкретные предложения. Нам надо внедрять передовой международный опыт, имеющий максимальный практический эффект. Одним из примеров может стать использование кластерного подхода к развитию индустрии» (однако «затолкать» кластеры в СИИР удалось только через 5 лет, когда стратегия была уже почти заброшена).

В марте того же года в преддверии сложной выборной кампании Абыкаев был переведен спикером Сената, Утембаев – руководителем его аппарата, а Есенбаев – акимом Акмолинской области. В АП были созданы управления во главе с замруками, но экономиста найти сразу не смогли. Подразделения Управления экономической политики возглавили Азамат Абдымомунов – Центр системных исследований и Муханов – отдел социально-экономического анализа. На пост помощника президента был переведен первый вице-премьер Григорий Марченко, успевший за три месяца разругаться с премьером Ахметовым. Но курировать экономику поставили другого – председателя правления АО «Центр маркетингово-аналитических исследований» Ербола Орынбаева, успевшего поработать у Турисбекова и Келимбетова. Марченко осенью ушел из АП и вскоре возглавил «Народный банк».

Весной 2005 г. новый глава АП Джаксыбеков, не нуждавшийся в жесткой структуре, упразднил управления, причем Орынбаев потерял еще и пост замрука и стал просто зав. отделом социально-экономического анализа. Блок, судя по всему, подмял под себя Масимов. Осенью появилась «Концепция формирования и использования средств Национального фонда на среднесрочную перспективу», где прозвучало понятие «гарантированного трансферта» в бюджет.

После очередных президентских выборов в январе 2006 г. Масимов стал единственным вице-премьером и тут же запустил проект создания госхолдингов и СПК (заодно он ввел в моду термин «квазигосударственный сектор экономики», который по сути означал, что государство должно самоустраниться от управления нацкомпаниями). Одновременно была провозглашена «Стратегия вхождения Казахстана в число 50 наиболее конкурентоспособных стран мира». Орынбаев вернулся на пост зам. руководителя, а Муханов – зав. отделом социально-экономического анализа АП. Было принято решение, по которому у министров должно быть только два зама – один по делу, а другой – выпускник программы «Болашак».

Летом возникла «Казына», которую возглавил Келимбетов, а одним из замов стал Муханов. В новый фонд были с боем отжаты финансовые и инвестиционные институты отраслевых министерств, ставшие теперь «институтами развития».

Отдел социально-экономического анализа возглавил Анар Мешимбаева, которая ранее руководила Центром системного анализа АП.

В январе 2007 г. Масимов стал премьером, Орынбаев – руководителем Канцелярии премьер-министра (затем вице-премьером), Мешимбаева – председателем Агентства по статистике. Замруком АП стал экс-министр индустрии и торговли Владимир Школьник, а зав. отделом социально-экономического анализа – прежний зам. зав. Едил Мамытбеков. Экономическая политика вновь «уехала» в правительство, которое развивало СПК, квазигоссектор, региональный финансовый центр Алматы, вводило ответсеков и межрегиональные департаменты, а заодно «совершенствовало» систему управления. Весной президент создал Госкомиссию по вопросам модернизации экономики и назначил ее главой премьера.

Как обычно водится, громадье планов опять сорвал очередной мировой финансовый кризис. Крайней сначала сделали министра финансов Коржову, но нужно было что-то делать посистемнее. Наиболее «удачной» идеей оказалась поддержка банков второго уровня, и без того сильно разбогатевших на надувании ипотечно-финансового пузыря, депозитами квазигоссектора.

В начале года президент назначил Келимбетова главой АП, Школьника – министром индустрии и торговли, директора по маркетингу финансовых проектов ТОО «Credit Swiss (Казахстан)» Асета Исекешева – помощником президента (и долгое время должность куратора экономики была именно такой), а вице-министра индустрии и торговли Куандыка Бишимбаева – зав. отделом социально-экономического мониторинга. Келимбетов полностью перестроил систему управления администрацией, но правительство уступать полномочия и не собиралось. Осенью после сложной многоходовки Келимбетов был переведен председателем правления фонда «Самрук-Казына», созданного путем слияния «Самрука» и «Казыны». Первым замом к нему был назначен Тимур Кулибаев, а АП возглавил спикер Мажилиса Аслан Мусин. В «Самрук» тут же были направлены 10 млрд. долларов из Нацфонда для поддержки финансовой и строительной отраслей. Вообще-то, планировалось, что средства будут предоставлены на возвратной основе, но об этом вспоминать оказалось уже неприлично. В этот же период экономисты решили начать «контрциклическую» экономическую политику и вспомнили о забытой Стратегии индустриально-инновационного развития. Возник проект Государственной программы форсированного индустриально-инновационного развития (ГП ФИИР). Масимов тогда, правда, еще бегал с мертворожденной программой «30 корпоративных лидеров», которая предусматривала «формирование в Казахстане корпораций, конкурентоспособных на региональном и мировом рынках товаров и услуг; увеличение доли несырьевого сектора в структуре ВВП; рост объема и расширение географии несырьевого экспорта; формирование казахстанских брендов» и т.д. Разработать ее поручил президент в апреле 2007 г., правительство ее внесло на рассмотрение главы государства в октябре того же года, но Назарбаев ее не утвердил и программу приняли в ноябре как правительственную. В декабре правительство попыталось затолкать «корпоративных лидеров» в СИИР, но президент утвердил новую редакцию только через 8 месяцев. В принятой в марте 2010 г. ГП ФИИР аккуратно говорилось, что «политика диверсификации и инновационного развития не была реализована в полной мере в связи с наличием ряда системных эффектов, объективно присущих ресурсным экономикам стран с развивающимися рынками», в числе каковых было указано «отсутствие необходимой критической массы для ее продвижения». Но это будет чуть позже, а пока началась новая расстановка кадров.

В мае 2009 г. Асет Исекешев был переведен министром индустрии и торговли, Куандык Бишимбаев – помощником президента, а отдел социально-экономического мониторинга АП возглавил президент АО «Институт экономических исследований» Серик Нугербеков.

В июне 2009 года была утверждена Система государственного планирования (затем скорректированная 9 раз), а в феврале 2010 г. на свет родился Стратегический план развития до 2020 года (трижды корректировался, а в феврале 2018 г. был заменен новым, до 2025 г., который правился 3 раза, включая название, но технически является действующим). В марте того же, 2010 года, как уже говорилось, ГП ФИИР была утверждена, и Исекешев стал вице-премьером и министром индустрии и новых технологий. Одновременно Бишимбаев был понижен до вице-министра экономического развития и торговли. Министром стал спецпредставитель по вступлению Казахстана в ВТО Жанар Айтжанова, а прежний министр Бахыт Султанов стал помощником президента. В апреле появилась программа «Дорожная карта бизнеса 2020» (в декабре 2019 г. появилась новая госпрограмма «Дорожная карта бизнеса-2025», но в феврале 2022 г. обе были без лишнего шума закрыты).

В апреле 2011 г. Кулибаев вытеснил Келимбетова с поста руководителя «Самрук-Казыны» и последний стал министром экономического развития и торговли. Бишимбаев перешел замом к Кулибаеву. В мае 2011 г. появилась «Программа занятости 2020» (с июня 2013 г. – «Дорожная карта занятости 2020», с декабря 2016 г. – Программа развития продуктивной занятости и массового предпринимательства на 2017–2021 годы, с декабря 2017 г. – Программа развития продуктивной занятости и массового предпринимательства на 2017-2021 годы «Еңбек», с ноября 2018 г. – Госпрограмма развития продуктивной занятости и массового предпринимательства на 2017–2021 годы «Еңбек» – и все с многочисленными правками). В августе МИНТ отбил у «Самрука» институты развития. В декабре произошли беспорядки в Жанаозене, вызванные помимо прочего и тем, что мало кто хотел брать на себя ответственность за что-либо. Кулибаев был освобожден от должности главы ФНБ, на его место направлен первый вице-премьер Шукеев, а на место последнего – аким Карагандинской области Серик Ахметов. Келимбетов получил вице-премьерство вместо Исекешева, оставшегося министром (при этом Келимбетову отошла макроэкономика от Орынбаева, которому осталась социальная сфера). МЭРТ получил аким Павлодарской области Бакытжан Сагинтаев, а Султанов был переведен из помощников в замруки АП.

В сентябре правительство Масимова ушло в отставку, причем экс-премьер стал главой АП вместо Мусина (в чем, собственно, и был смысл рокировки), а правительство возглавил Серик Ахметов. Исекешев вновь получил пост вице-премьера, а Орынбаев и Келимбетов сохранили эти портфели. Пост первого вице-премьера отсутствовал, но фактически им стал Крымбек Кушербаев. МЭРТ достался председателю совета директоров АО «КазИнвестБанк» Ерболату Досаеву (кстати, его старый друг и коллега Нурлан Каппаров еще в январе получил кресло министра охраны окружающей среды). Нугербекова отправили в Сенат, а его место занял давнишний выдвиженец Масимова вице-министр финансов Даулет Ергожин. В декабре стратегию «Казахстан-2030» неожиданно объявили досрочно выполненной и приняли стратегию «Казахстан-2050» («Новый политический курс состоявшегося государства»).

В январе 2013 г. правительство и АП совместными усилиями добились перевода чрезмерно активного Кушербаева акимом Кызылординской области, а создаваемое последним Министерство регионального развития (и пост первого вице-премьера) получил Сагинтаев. МЭРТ был переименован в Министерство экономики и бюджетного планирования (МЭБП), а Досаев остался министром. Весной премьер создал при себе Совет по улучшению инвестиционного климата.

В мае на базе институтов развития, с трудом собранных в МИНТе, был создан холдинг «Байтерек», который возглавил представитель другой команды – Куандык Бишимбаев. Весной-летом указами президента были приняты сразу три концепции – перехода к «зеленой экономике», инновационного развития до 2020 года и новой бюджетной политики (с 4 корректировкам действовала до сентября 2022 г. – в отличие от забытой концепции инновационного развития). «Зеленая» концепция стала предметом ожесточенных конфликтов за бюджет и полномочия, поскольку речь шла о 3–4 млрд. долларов в год (Каппаров как главный двигатель «зеленых» тем временем отбил себе управление водными ресурсами и продвигал тематику «Экспо» как рекламу всего проекта).

Тем временем, ситуация в экономике оптимизма не внушала, и президент в октябре перевел Келимбетова главой Нацбанка вместо Марченко. Уход Келимбетова повлек за собой сложную рокировку. Сагинтаев передал Министерство регионального развития министру финансов Болату Жамишеву. Минфин и пост вице-премьера получил замрук АП Султанов. Пост помощника президента по экономике занял вице-премьер по социальной сфере Ербол Орынбаев, а место последнего – советник президента Гульшара Абдыкаликова.

В январе 2014 г. Аяна Манасова сменила во главе Центра стратегических разработок и анализа АП Азамата Абдымомунова, переведенного в СБ.

Появилась «Концепция по вхождению Казахстана в число 30 самых развитых государств мира», а также Госпрограмма развития и интеграции инфраструктуры транспортной системы до 2020 года, которая фактически вытащила это направление из-под ГП ФИИР. На этом в фоне в феврале произошла девальвация тенге, а в апреле Масимов вернулся на пост премьера точнее, его туда вернули, поскольку во второй раз он в правительство не рвался, довольствуясь комфортной жизнью в администрации, от которой требовалось проявить в тех условиях более боевой дух. Помимо прошедшей девальвации, на которой глава АП сам настаивал, впереди маячило скорое подписание договора о Евразийском экономическом союзе (а переговоры по ряду важных позиций казахстанские чиновники, мягко говоря, провалили).

АП возглавил Нурлан Нигматулин. Правительство было переназначено в прежнем составе, кроме министра обороны Джаксыбекова, который стал госсекретарем и был заменен экс-премьером. Одновременно с правительством Назарбаев утвердил Госпрограмму управления водными ресурсами с бюджетом в 8,2 трлн. тенге.

В мае правительство отменило Концепцию разграничения полномочий между уровнями государственного управления и совершенствования межбюджетных отношений (принята в 2003 г.) и Концепцию по внедрению системы государственного планирования, ориентированного на результаты (принята в декабре 2007 г.). Кстати, в августе 2013 г. правительство Ахметова представило на рассмотрение президента проект «Концепции совершенствования Системы государственного планирования, ориентированной на результаты», но данных о том, что этот документ был принят, нет. Логика непринятия решения тут достаточно очевидно, АП под руководством Масимова явно была заинтересована в системе оценке качестве работы правительства, а правительство Масимова – уже нет.

В августе появились Госпрограмма индустриально-инновационного развития на 2015–2019 годы (уже не «форсированного») и указ «О мерах по разграничению полномочий между уровнями государственного управления», согласно которому множество полномочий правительства переходили министерствам, а от тех – в акиматы (далее реформа перешла на конституционный и законодательный уровень). Одновременно были упразднены все правительственные агентства и оптимизированы министерства, причем три с помпой создававшихся агентства – АРЕМ, АЗК и АЗПП – были объединены в один комитет (!). Исекешев стал министром по инвестициям и развитию, Султанов – министром финансов (оба с потерей постов вице-премьеров), а Досаев – министром национальной экономики. Оставшиеся без министерств Жамишев и Каппаров возглавили БРК и «Казатомпром». Ергожин возглавил вновь созданный Комитет государственных доходов (КГД) Минфина. Отдел социально-экономического мониторинга АП возглавил зампред Нацбанка Данияр Акишев (выдвиженец Марченко).

В ноябре в своем послании народу Казахстана Назарбаев объявил о «Новой экономической политике «Нұрлы Жол», имеющей контрцикличный характер и направленной на продолжение структурных реформ ((развитие транспортно-логистической, индустриальной, энергетической инфраструктуры, инфраструктуры ЖКХ и сетей водо- и теплоснабжения, укрепление жилищной инфраструктуры, развитие социальной инфраструктуры, поддержка малого и среднего бизнеса). В тот же день Абдыкаликова стала госсекретарем, а аким ВКО Бердибек Сапарбаев – вице-премьером.

С января 2015 г. вступил в силу договор о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), сменившем Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС). В ноябре Казахстан вступил в ВТО и не забудем про озвученный Китаем осенью 2013 г. проекте «Один пояс и один путь», который как раз в 2015 г. вышел на старт.

В апреле была принята Госпрограмма инфраструктурного развития «Нұрлы жол» на 2015–2019 годы (данную программу тут же начали путать с одноименными посланием и экономической политикой). Программа предусматривала выделение 1,2 трлн. тенге и 3 млрд. долларов из Нацфонда, 8,97 млрд. долларов софинансирования за счет международных финансовых институтов и 241,4 млрд. тенге за счет нацкомпаний и институтов развития. Прошли президентские выборы, которые не повлекли за собой перестановок во власти. Для реализации предвыборных обещаний была создана Национальная комиссия по модернизации во главе с премьером и принят «План нации – 100 конкретных шагов» (которые по заявленным «Пяти институциональным реформам»).

В мае президент издал указ о создании Международного финансового центра «Астана» (МФЦА), к которому должна была примыкать одноименная специальная экономическая зона, но через полгода ее отменили.

В августе произошла 2-я за два года девальвация тенге, связанная с падением мировых цен на нефть. Нацбанк, насколько известно, был против, но правительство пролоббировало этот вопрос через администрацию. В итоге о «переходе к новой денежно-кредитной политике» пришлось объявлять лично Масимову. Сразу же за девальвацией был освобожден от должности помощник президента Орынбаев; его обязанности были возложены на Акишева. В сентябре Сапарбаев был направлен акимом Актюбинской области, а вице-премьером стала вице-спикер Мажилиса Дарига Назарбаева.

В ноябре на волне критики Келимбетов был переведен управляющим МФЦА (в декабре деятельность центра была легитимизировано конституционным законом; заодно утратил силу закон о региональном финансовом центре Алматы). Нацбанк возглавил Данияр Акишев, а отдел социально-экономического мониторинга АП – прежний зам Ерулан Жамаубаев, ранее работавший с Акишевым в Нацбанке. Через месяц подобрали и кандидатуру помощника президента – им стал председатель Комитета по статистике МНЭ Алихан Смаилов. Нацбанк и МФЦА пролоббировали решение о том, что центр будет подчиняться не банку, а Минфину, а Нацбанк останется в Алматы.

В апреле-мае 2016 г. по стране на фоне социальных проблем прокатились «земельные митинги» – протесты против якобы замечающейся продажи правительством сельскохозяйственных земель иностранцам, прежде всего китайцам и россиянам. Чиновничество в этой ситуации растерялось и не сразу смогло среагировать. В итоге Назарбаев объявил мораторий до 2017 г. на ряд норм Земельного кодекса, вызвавших «общественный резонанс». Досаев ушел в отставку, министр сельского хозяйства Мамытбеков последовал за ним. МНЭ возглавил Бишимбаев, а Досаев – «Байтерек». Кроме того, президент создал Министерство информации и коммуникаций, сменил руководство Мажилиса и «Нур Отана» (руководитель партии Мырзахметов возглавил МСХ, а затем стал вице-премьером). Нигматулин возглавил Мажилис, Джаксыбеков – АП, Исекешев – акимат Астаны, а Женис Касымбек – Министерство по инвестициям и развитию.

На фоне этих и других многочисленных проблем Назарбаев перевел Масимова на пост главы КНБ, а премьером стал Сагинтаев. В правительство не попала Дарига Назарбаева, которую сменил Тасмагамбетов. Все это, впрочем, воспринималось как проявление очередного этапа борьбы за статус преемника президента.

Под самый конец года Бишимбаев на фоне следствия был снят с поста министра национальной экономики. Его сменил член Коллегии по экономике и финансовой политике Евразийской экономической комиссии Тимур Сулейменов, быстро ставший фаворитом премьера, который находился в плохих отношениях со всеми своими замами.

31 декабря правительство утвердило Программу жилищного строительства «Нұрлы жер» (не путать с «Нұрлы Жол»), которая отпочковалась от Программы развития регионов до 2020 года, принятой в 2014 г.

В конце января 2017 г. Назарбаев выступил с посланием «Третья модернизация Казахстана: глобальная конкурентоспособность», а в феврале Тасмагамбетова сплавили послом в Москву; должность вице-премьера осталась вакантной. Одновременно президент утвердил Госпрограмму развития агропромышленного комплекса на 2017-2021 годы, которой помимо прочего была отменена Госпрограмма управления водными ресурсами.

В июле председатель правления АО «Казахстанский институт развития индустрии» Айдын Кульсеитов был назначен зав. Центром стратегических разработок и анализа АП вместо Аяны Манасовой. В августе правительство приняло программу «Национальная экспортная стратегия», а заодно получило сразу двух вице-премьеров – Аскара Жумагалиева и Ерболата Досаева, причем первому были поручены вопросы цифровизации, которыми с удовольствием занимался сам премьер (бюджет принятой в декабре госпрограммы «Цифровой Казахстан» на 2018–2022 гг. составил 141 млрд. тенге).

В ноябре правительство утвердило новую Систему государственного планирования (аналогичный указ президента был отменен в мае 2018 г.) – в соответствии с конституционными изменениями право утверждения госпрограмм перешло от президента к правительству. Последнее затем переутвердило ранее принятые программы, не отказав себе в удовольствии несколько скорректировать постановленными перед ним задачи.

В декабре вице-премьером и министром сельского хозяйства стал Шукеев, которого в «Самруке» сменил Есимов – в благодарность за успешное проведение выставки «Экспо-2017».

В январе 2018 г. Назарбаев выступил с еще более революционным посланием «Новые возможности развития в условиях 4-й промышленной революции». Пока правительство синхронизировало их с 3-й модернизацией Казахстана, президент выступил с обращением к народу «Пять социальных инициатив президента» («Новые возможности приобретения жилья для каждой семьи» (7–20–25), «Снижение налоговой нагрузки для повышения заработных плат низкооплачиваемых работников», «Повышение доступности и качества высшего образования и улучшение условий проживания студенческой молодёжи», «Расширение микрокредитования», «Дальнейшая газификация страны»).

Скандалы в банковской сфере совсем измотали высшие сферы власти. Летом Джаксыбеков был отправлен в отставку на фоне проблем в подконтрольном ему «Цеснабанке». Премьер из всех сил изображал вид, что его никак не касается кризис с «Qazaq Banki» и «Bank RBK», связанным с его собственным зятем. В итоге президент назначил Исекешева главой АП, Султанова – акимом Астаны, а Смаилова – министром финансов. Помощником президента стал член Коллегии по экономике и финансовой политике Евразийской экономической комиссии Тимур Жаксылыков.

Продолжение материала - здесь.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

10:50
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Здесь будет ваша реклама
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.