Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz Актуальные новости Казахстана - turanpress.kz
$ 432.28 down
€ 490.16 down
₽ 5.89 down

В шаге от санкций

В шаге от санкций

Среди множества афоризмов, приписываемых Черчиллю, Бисмарку и китайским мудрецам, есть те, авторство которых закрепилось за французскими монархами. Почти все они сегодня используются для иллюстрации каких-то не очень позитивных вещей, например, авторитарного стиля правления. Максимы «Это законно, потому что я так хочу», и «Государство – это я» даже по прошествии веков не теряют своей актуальности. А вот Мария-Антуанетта, погибшая на гильотине Первой Французской Республики, известна фразой: «Если у них нет хлеба, пусть едят пирожные!» Она ее вообще-то не говорила, но после того, как французский народ отрезал ей голову, ей можно было приписывать что угодно. Этой фразой принято иллюстрировать уже не авторитаризм, а полную оторванность правящей элиты от реальной жизни.

А реальная жизнь в наши дни связана с разрушением и отменой прежних парадигм и моделей, паттернов и схем, правил и норм. Не избежали этой участи и торгово-транспортные коридоры. 7 июля Касым-Жомарт Токаев провел совещание по развитию транспортно-транзитного потенциала. Президент указал на то, что «санкционное противостояние привело к разрыву традиционных транспортно-логистических цепочек», а потому необходимо проработать альтернативные маршруты коммуникации и доставки грузов, а также диверсификацию поставок. Проще говоря, Россия под санкциями, надо искать другие пути для нашего экспорта. Глава государства уточнил, что приоритетным направлением является Транскаспийский маршрут. «Поручаю «КазМунайГазу» проработать оптимальный вариант его реализации, в том числе с возможностью привлечения инвесторов Тенгизского проекта», — сказал он. Плюс к тому поручил нарастить мощность казахстанско–китайского трубопровода. Это стало косвенным подтверждением того, что наш экспорт – это по-прежнему нефть. Причем мы как-то незаметно от поручений по диверсификации экономики перешли к поручениям по диверсификации поставок нефти.

Сама идея, мягко говоря, не нова. Напомним, что присоединение Казахстана к нефтепроводу Баку-Тбилиси-Джейхан было одним из главных требований Вашингтона в начале двухтысячных. В 2004 году мы к этому проекту присоединились и понемногу наращивали объемы нефти, поставляемые в Европу через Азербайджан и Грузию.

Потом началось освоение Кашагана и в начале 2007 года появился проект под названием Казахстанская Каспийская Система Транспортировки (ККСТ). Его стейкхолдерами стали КазМунайГаз и другие участники Тенгизского консорциума, в том числе Шеврон и Эксон Мобил. Предполагалось, что эта система будет состоять из нефтетерминалов на казахстанском побережье Каспийского моря, танкеров и судов, нефтеналивных терминалов на азербайджанском побережье Каспийского моря и соединительных сооружений до системы Баку — Тбилиси – Джейхан (БТД). Основной частью проекта должен был стать нефтепровод от Ескене на северном берегу Каспийского моря до порта Курык недалеко от Актау. Стоимость проекта оценивалась в 5 млрд долларов, половину из которых планировалось потратить на строительство магистрального нефтепровода Ескене – Курык. И даже в послании президента 2007 года «Новый Казахстан в новом мире» было сказано о необходимости эффективного управления экспортными энергомаршрутами.

Прошло десять лет, ни ККСТ, ни трубу от Тенгиза до Курыка так и не построили, но к проекту присоединился Азербайджан. И снова поговорили какое-то время про Транскаспийский маршрут, про диверсификацию, про то, что нельзя полагаться на один лишь КТК. Прошло еще пять лет, реанимировали АСПИР, Казахстан опять стал новым, президент снова перестал быть членом президентской партии, заодно и про Транскаспийский маршрут вспомнили. Да, разумеется, его за эти 15 лет не построили. Почему? Потому же, видимо, почему правительство не запустило Национальную товаропроводящую систему с сетью оптово-распределительных центров и не реализовало проекты строительства оптово-распределительных центров по схеме ГЧП совместно с крупными предпринимателями. Слова президента на расширенном заседании правительства «Планы и публичные заявления остались на бумаге» могут служить универсальной эпитафией ко всем госпрограммам и нацпроектам. Это даже не дежавю, это просто колесо сансары какое-то.

Но есть, конечно, и отличия от 2007 года. Если тогда Транскаспийский маршрут виделся ответом на вызов в виде большой нефти с Кашагана и Тенгиза, то сегодня он должен стать альтернативой закрывающемуся с пугающей частотой КТК.

В июне россияне приостановили работу терминала, потому что начали обезвреживать боеприпасы, оставшиеся со Второй мировой. В июле они решением районного суда вообще приостановили работу КТК, потом решением краевого суда заменили приостановку штрафом. По словам Алихана Смаилова, он лично с Михаилом Мишустиным этот вопрос разрулил. Что тут скажешь, высокие отношения. Кроме того, Казахстан и Россия, несмотря на наличие разногласий по различным международным вопросам (непризнанные республики – не самое серьезное из них), являются, безусловно, союзниками и в целом занимают схожие позиции. Но задание искать альтернативу все же поступило.

Правда, еще в марте министр энергетики Болат Акчулаков заявлял, что Казахстан может найти альтернативные маршруты лишь для 16 млн тонн нефти в год из 53 млн, транспортируемых через нефтепровод Каспийского трубопроводного консорциума. «Развитие остальных маршрутов у нас возможно в полном объеме, но это потребует очень большого времени, связанного с тем, что придется принимать технические решения, в том числе, может быть, строить новые трубы», – добавил он.

Некоторые отечественные комментаторы стали продвигать следующую версию: Владимир Путин обиделся на Касым-Жомарта Токаева за отказ признать ДНР и ЛНР, выжидал какое-то время и вот нанес ответный удар.

Мало кто вспомнил о том, что нефть, которая идет по КТК, является по происхождению казахстанской, но по собственности – американской. А экспортируется эта нефть в Европу. То есть закрытие, пусть временное, КТК – это головная боль прежде всего для американцев (Шеврона и Эксон Мобила) и европейцев. Не случайно в марте этого года министерство финансов США дало разъяснения о том, что нефть, прокачиваемая по КТК, имеет сертификат происхождения. Казахстанскую нефть покупать можно, российскую нельзя. Уточнялось, что почти вся нефть из этой трубы казахстанская.

Британская Times пишет о том, что с начала войны на Украине Великобритания, несмотря на санкции, закупила семь миллионов баррелей дизельного топлива российского производства на сумму 800 миллионов фунтов стерлингов. В качестве примера легального обхода санкций приводится трубопровод КТК, в котором российская нефть смешивается с казахстанской. Сегодня 20% дизельного топлива на Альбион поступает из России, и британцы не намерены отказываться от него.

Между тем, американская система контроля за исполнением санкций очень эффективна и позволяет отслеживать и строго наказывать всех нарушителей. Однако к тому, что происходит с нефтью, прокачиваемой по КТК, отношение особое. И все сигналы российской стороны о том, что терминалы в Новороссийске могут быть закрыты, адресуются не Астане, а Вашингтону.

В целом, прошедшее под председательством президента совещание по развитию транспортно-транзитного потенциала страны скорее обозначило проблему, чем показало пути ее решения. Было сказано немало правильных слов, увы, изрядно потускневших от их частого повторения. И про железные дороги, и про Транскаспийский коридор было сказано, например, в послании Нурсултана Назарбаева 2017 года о «Третьей модернизации». И государственная программа инфраструктурного развития «Нұрлы жол» реализуется с 2015 года.

Но вернемся к нашим баранам. Это не про казахстанское правительство, просто у французов поговорка такая – «revenons à nos moutons», то есть вернемся к тому, с чего начали. То есть к совету Марии-Антуанетты есть пирожные, коли хлеба нет. Транскаспийский маршрут экспорта нефти – это как раз те самые пирожные (в оригинале – бриоши, то есть булочки) вместо хлеба. Дорого и мало.

Будем объективны, у этого коридора не только нефтяное измерение. По нему сейчас проходит маршрут из Китая в Европу, о важности работы на котором мы писали еще в прошлом году. Увы, в сравнении с закрытыми сегодня российскими маршрутами путь через Азербайджан и Грузию для нашего экспорта – все равно что бриошь против хлеба. Транспортная инфраструктура Южного Кавказа с возросшим объемом грузов не справляется, тарифы растут, преимущество, понятно, отдается китайцам. Слышны жалобу на коррупцию.

Санкции из «ultimaratio» международной системы, прерогативы СБ ООН сегодня превратились в обыденность. Причем они стали включать в себя также экспроприацию чужой собственности, отказ от обслуживания собственных долговых бумаг и много чего еще. Санкции стали одной из центральных тем Всемирного экономического форума, саммитов G7, НАТО и Евросоюза.

При этом европейская бюрократия, опьяненная собственной безнаказанностью и всевластием, теряет остатки разума и здравого смысла. Поэтому Брюссель вводит санкции, не оглядываясь на национальные интересы стран-членов и не задумываясь о глобальных последствиях. И угроза голода, вполне реальная для миллионов жителей стран Африки и Азии, была создана европейцами, целенаправленно разрушившими глобальный рынок удобрений.

А вот в Соединенных Штатах к санкциям относятся гораздо серьезней. Как устроена американская санкционная система, мы уже подробно писали в январе этого года. При этом сделали ошибочное предположение о том, что Казахстан сильнее пострадает от санкций против Китая. В действительности под санкциями оказалась Россия. Однако американцы вводят санкции избирательно, учитывая интересы своего бизнеса. Поэтому для КТК они сделали исключение. А что касается импорта российских удобрений, то Вашингтон его скорее поощряет, чем запрещает.

Санкции в отношении России нанесли несомненный ущерб российской экономике, однако их политический эффект был нулевым. В Кремле относятся к санкциям как к новой нормальности, общество в целом вину за рост цен и снижение качества жизни склонно возлагать не на Путина, а на американцев и европейцев.

Казахстан не борется с санкциями и даже не осуждает их публично. У него более ответственная и востребованная миссия – он посредник. Он стоит в одном шаге от санкций и протягивает руку помощи тем, кто в ней нуждается. В фильме «Осенний марафон» герой Евгения Леонова при распитии алкогольных напитков придерживался двух максим – «тостующий пьет до дна» и «тостуемый пьет до дна». В случае с введением санкций ситуация такая же. Страдают оба – и санкционируемый, и санкционирующий. Задача посредника – уменьшить эти страдания. И Казахстан с этой задачей пока справляется. Дочку «Сбера» мы спасли, сейчас будем спасать американских производителей казахстанской нефти и европейских потребителей этой же нефти.

Самым интересным в поручениях президента было предложение привлечь к созданию альтернативных маршрутов инвесторов с Тенгиза. Это надо понимать так: американцы взвесят все «за» и «против», посчитают затраты, вспомнят про зимние штормы на Каспии и решат, что проще вывести КТК из-под санкций, закрыв глаза на российскую нефть, идущую по той же трубе, чем пытаться расширить многострадальный Транскаспийский коридор. 

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

14:20
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Здесь будет ваша реклама
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.